16 марта 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Федерализация Украины — орудие крайней реакции

jvania-gold-pens2Некоторые левые сторонники федерализма, самоуправления регионов чувствуют себя сейчас несколько растеряно. Как реагировать на требование федерализации Украины, выдвигаемое Россией и её марионетками из числа всякого рода «антимайданов»? Ведь если подходить формально, то надо поддерживать это требование! Ведь нет ничего плохо, когда люди на местах решают, как им жить. Но как это часто бывает, формализм губит суть революционного подхода.

Национальный вопрос, а также вопросы антиимпериалистической борьбы требуют конкретного анализа. Я помню, мы, активисты группы «Рабочая борьба» (просуществовала до декабря 1996 года), в начале 90-х удивили всё российское левое движение тем, что высказались против самоопределения Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Если в абхазском и осетинском сепаратизме почти не было левой составляющей, то приднестровцы сражались под красным знаменем советской Молдавии. «Это новая Парижская коммуна!» — возвещал один бессменный московский левый теоретик и публицист.

И всё равно мы были против независимости Приднестровья. «А как же ленинский лозунг права наций на самоопределение?!» — спрашивали нас все, очарованные приднестровской романтикой. «Приднестровье — это орудие борьбы с независимостью Молдовы», — отвечали мы. Наша группа поддерживала желание молдаван создать своё собственное национальное государство. А приднестровцы — это не нация. Его население составляли украинцы, русские и молдаване. 38 тысяч молдаван из Приднестровья бежали во время войны. Но были и те молдаване, которые поддерживали приднестровский режим. Так или иначе, говорить о праве нации на самоопределение в случае с Приднестровьем не приходится.

Приднестровье — это искусственное территориальное образование, где в начале 90-х власть захватили «красные директора». «Практические все хозяйственные руководители возглавили борьбу своих рабочих за свободу Приднестровья, встав во главе забастовочных комитетов. И не случайно, что в результате выборов в Верховный Совет Приднестровской республики к власти пришли в основном члены и председатели забастовочных комитетов. Сейчас главной организующей силой в Приднестровье стали директора промышленных предприятий», — информировала анпиловская «Народная правда», которая возносила приднестровский режим до небес (№18, 1992). Характерны и слова директора Дубоссарской швейной фабрики, бывшего депутата Верховного Совета Молдовы: «К власти в Приднестровской республике пришли хозяйственники» («Народная правда», №20, 1992).

То, что сегодня российская реакция творит в восточных областях Украины, вообще не укладывается в какие-либо рамки разговоров о самоуправлении регионов. Россия просто хочет оттяпать эти «самоуправляющие регионы» от Украины, где произошла национальная революция и зреет революция социальная

То, что сегодня российская реакция творит в восточных областях Украины, вообще не укладывается в какие-либо рамки разговоров о самоуправлении регионов. Россия просто хочет оттяпать эти «самоуправляющие регионы» от Украины, где произошла национальная революция и зреет революция социальная

Являются ли нациями харьковчане, жители донетчины или луганщины? Нет. Население этих регионов украинцы и русские, те и другие — часть украинской нации. В самом по себе требовании автономии и самоуправления регионов нет ничего плохого. Но важно, кто и когда это требование выдвигает. Испания стала союзом регионов в ходе реформирования страны после смерти диктатора Франко. И это были прогрессивные изменения. Но есть и другие примеры, когда лозунг федерализации страны поднимают реакционные силы. Так, 20 октября 1917 года появилось новое «государственное образование» — «Юго-восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей». Верхи донского, кубанского, терского и астраханского казачеств – важнейшая опора имперского централизма — превратились в страстных поборников федерализма и сепаратизма и объединились на этой почве с вождями горцев-мусульман и степняков. «Перегородки федеративного строя должны были служить барьером против шедшей с севера большевистской опасности», — объяснял Лев Троцкий.

В Индии некоторые элементы буржуазного класса претендовали на создание собственного государства — Халистана — не для защиты от национального угнетения, а для спасения клановых привилегий.

В Боливии после прихода к власти левого правительства во главе с Эво Моралесом шесть наиболее развитых регионов юга и востока страны (департаменты Санта-Крус, Бени, Пандо, Тариха, Кочабамба, Чукисака), где проживает 58% населения и где за счёт нефте-газодобычи производится 80% ВВП страны, выразили резкое недовольство новой политикой центральных властей по национализации нефте- газовой отрасли и перераспределению доходов в пользу бедных горных индейских регионов. В июле и декабре 2006 года в этих регионах прошли муниципальные референдумы и съезды муниципальных советов. В результате региональные лидеры объявили о стремлении создать новое государственное образование — «Нацию равнин Боливии». Понятно, что в основе этого сепаратизма лежит нежелание местной буржуазии делиться доходами от нефте- и газодобычи. Левые центральные власти ответили, что не допустят распада страны всеми средствами, включая военные. Однако противостояние нарастало и вылилось в жёсткое противостояние между левыми центральным властями и «правой» региональной оппозицией, вплоть до эпизодических актов насилия. На чьей стороне должны быть левые и антибуржуазные силы в этом противостоянии?

Те, кто следит за политикой на Ближнем Востоке, помнят о существовании «независимого государства свободный Ливан» во главе с майором Саадом Хаддадом, созданного Израилем на юге Ливана для помощи ЦАХАЛ. «Отныне я контролирую район, где проживает около миллиона человек», — хвастался майор в беседе с корреспондентом «Франс Пресс» Чарли Вегманом через неделю после начала агрессии Израиля против Ливана, сидя за рулем своего «лендровера», который эскортировали два штабных автомобиля с израильским флагом.

Наряду с попытками создания «маронитского государства» (марониты — ближневосточные католики) израильтяне неоднократно пытались выдвинуть идею «государства друзов». В дни израильской агрессии против Ливана они попытались реализовать этот проект. Однако большинство ливанских друзов поддержало национально-патриотические силы Ливана. А друзы, проживающие на Голанских высотах, провели забастовку в знак протеста против аннексии Израилем этой сирийской территории.

То, что сегодня российская реакция творит в восточных областях Украины, вообще не укладывается в какие-либо рамки разговоров о самоуправлении регионов. Россия просто хочет оттяпать эти «самоуправляющие регионы» от Украины, где произошла национальная революция и зреет революция социальная. Ни один левый, если он настоящий левый, а не имперский подпевала и не клоун в красной ветровке, не должен поддерживать сейчас лозунг регионализации Украины, который выдвигает российский МИД.

Недавно разговаривал я с одним парнем, «зенитовским» хулиганом, который только что вернулся из Восточной Украины. Он говорит, что вся Восточная Украина нашпигована русскими военными-контрактниками в гражданке, в частности, десантниками. Мой собеседник встретил в Харькове несколько бывших сослуживцев. Это они, эти контрактники, штурмуют городские администрации Донецка, Харькова, Луганска, нападают на участников акций за единство Украины. Им обещают платить по 60-70 тысяч в месяц. Этим ребятам помогает местный «спецконтингент» — подментованные гопники. Вот такой вот авангард борьбы за самоуправление.

То же касается и «самоопределения» Крыма, оккупированного российскими войсками. Это «самоопределение» c последующим присоединением Крыма к России — одно из орудий, с помощью которого реакционный Кремль пытается задушить революцию на Украине.