28 февраля 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. «Поцреотизм» гасит революционный сигнал

Jvania-Protiv-PrivatisationЛетом 1988 года, когда я находился в Тбилиси, мне приснился сон. Мы, бойцы какого-то отряда советской армии, идём цепочкой вдоль крепостной стены Нарикала, которая стоит на горе, чтобы занять позиции для обстрела грузинской столицы. Я резко проснулся. Не от ужаса, а от изумления. Мне, парню, который ещё год назад до сновидения служил в вооружённых силах СССР, сама ситуация, когда советский воинский отряд обстреливает советский город, казалась абсурдом.

Сны сами по себе — абсурдное явление. Спящий мозг заставил меня обстреливать Тбилиси, который я люблю не меньше, чем родной Ленинград. С чего вдруг? Но меньше чем через год мой абсурдный сон стал явью. В апреле 1989 года части советской армии разогнали митинг грузинской оппозиции в центре Тбилиси, используя сапёрные лопатки. А потом понеслось. В Южной Осетии и Абхазии на стороне сепаратистов негласно участвовали российские подразделения. Открытая агрессия России против Грузии мне казалась невозможной. И всё же она стала реальностью 8 августа 2008 года. Российская армия ударила по Грузии под обывательские вопли «Браво!» «Бравость» этого вторжения — вопрос отдельный. Российская армия за шесть дней войны потеряла столько военной техники, включая самолёты, и живой силы, сколько приличная армия терять не вправе.

Ещё недавно война между Россией и Украиной тоже была из серии nightmare. Сейчас это вполне реальный сценарий. И дело не агрессивности Путина. «Путин слаб и труслив, иначе он бы уже принял решение о вторжении в Украину. И Олимпиада здесь вовсе не при чём. Это отговорки слепых “запутинцев”», — считает командир «Русского легиона» украинской революции Роман Стригунков. В принципе Роман прав. Путин отмалчивался, когда повстанцы дрались в Киеве с «Беркутом». Молчит он и сейчас, строя лишь козни и интриги против украинской революции. Следить за Путиным не так интересно. Он как всегда банален.

Интересней понаблюдать за российским обществом, а точнее — за российским общественным мнением. На революцию в Украине сейчас в России воют все: представители политического класса, оппозиционные и не слишком; все парламентские партии; радикалы, как левые, так и правые; консерваторы; телевидение и весь медиа-официоз; националисты и коммунисты-интернационалисты. Да почти все.

Надо отдать должное кремлёвским пропагандистам. Они сумели настроить российское общественное мнение против украинской революции. Это очень хорошо заметно в интернете. Русский сегмент сети просто разрывается от призывов расправиться с «бендеровцами» и оттяпать кусок, другой от Украины. Наши соотечественники уверены: на Украине «творится фашистский геноцид над русскими».

Кто-то  решил меня потроллить и сообщил обо мне в сообщество "Антимайдан" как о «связном бандеровцев в Питере» (с кем только я здесь связываюсь?). Мне стали приходить матерные сообщения, одно грязней другого. Я не отключал опцию, которая позволяет мне присылать всем пользователям «В контакте» без исключения, чтобы получить представления о сторонниках «Антимайдана». Выяснил, что это - цирк уродов

Кто-то решил меня потроллить и сообщил обо мне в сообщество «Антимайдан» как о «связном бандеровцев в Питере». Мне стали приходить матерные сообщения, одно грязней другого. Я не отключал опцию, которая позволяет мне присылать сообщения всем пользователям «В контакте» без исключения, чтобы получить представления о сторонниках «Антимайдана». Выяснил, что это — цирк уродов

Забавно, что очень многие в России и на востоке Украины называют последователей Степана Бандеры не бандеровцами, а «бендеровцами». Через «е». Даже один известный российский писатель-ястреб, который всё это время призывал «Беркут» разогнать «вонючий Майдан», написал в своём дневнике о «бендеровско-американской агрессии». Однако «бендеровцы» — это либо те, кто за Остапа Бендера, либо те, кто проживает в молдавском городе Бендеры. Так, одна милая девушка, некая Люда Тагинцева, искренне полагает, что на улице Грушевского сражались, а потом защищали Майдан фанаты великого комбинатора. «Эти бандиты на Майдане — выблюдки (так в тексте – Д.Ж.), откормыши Остапа Бендера. Сволочи, твари и фашисты. Остап Бендер был таким», — записала она в своём сетевом дневнике.

То, что «всемирно известный интеллектуал» оказался в одной компании с одноклеточным существом, не только смешно, но весьма показательно. «Русские — самые большие русофобы по отношению к себе. Ненависть становится частью “национальной идеи”. Русские люто ненавидят друг друга по тем или иным критериям. Но готовы объединиться против общего врага, который якобы ненавидит всех “русских”», — заявил Роман Стригунков, и с этим молодым парнем приходится согласиться, конечно же, нехотя. Я в этом сам убедился.

В моей «ленте друзей» «В контакте» есть люди, и их немало, которые состоят в сообществе «Антимайдан». Видимо, кто-то из них, зная, что я рад украинской революции, решил меня потроллить и сообщил обо мне в это сообщество как о «связном бандеровцев в Питере» (с кем только я здесь связываюсь?). Мне стали приходить матерные сообщения, одно грязней другого. Я не отключал опцию, которая позволяет мне присылать сообщения всем пользователям «В контакте» без исключения, чтобы получить представления о сторонниках «Антимайдана». Выяснил, что это цирк уродов.

Российский «антифОшЫзм» — просто омерзительное явление. Это какая-то адская смесь советского патриотизма в современной, слащавой, путинской, трансляции; имперского шовинизма; лубочно-пошлых представлений о царизме, православии и «славянском единстве». На языке «падонкоф» это называется «поцреотизмом». Меня называли «жидо-грузином», клеймя при этом «фашистом» и «нацистской сволочью».

Забавно, что очень многие в России и на востоке Украины называют последователей Степана Бандеры не бандеровцами, а «бендеровцами». Через «е»

Забавно, что очень многие в России и на востоке Украины называют последователей Степана Бандеры не бандеровцами, а «бендеровцами». Через «е»

Кто только не прислал мне сообщения: подростки и здоровые спортсмены, девицы и какие-то блатные шныри, гопники и отцы семейства, нацики с татуировками “SS”… Я смотрел на их страницы и не мог понять, неужели они всерьёз думают, что, посылая мне матерные сообщения, они чего-то добьются? Это же инфантилизм. Ладно — подростки. Им свойственно шалить. Но ведь этим занимались и взрослые люди. Похоже, в нашей стране очень много людей с детскими мозгами.

Но бог с ними, с кретинами. Но как быть с теми, кто шевелит мозгами? О позиции партии «Другая Россия» в украинском вопросе я писал — не буду повторяться. Они думают, что защищают русских. Пускай. Лимонов, а вслед за «вождём» и его последовали, часто меняют позиции, делая различные повороты. Но в чём они последовательны, так это в украинофобии. В этом им не отказать. Помню, в 90-е годы «Лимонка» вышла с заголовком «Твой враг — хохол!». Их нынешняя позиция, выдержанная в идеологическом русле Первого канала российского ТВ, лишь даёт козыри тем украинским националистам, вроде Тягнибока, которые указывают на Россию как на главного врага Украины. Но ещё раз повторю: лимоновцы, постоянно виляя во внутриполитическом пространстве, никогда не изменяли своей имперской идее, поданной в стиле наци-панка. Они не разочаровывают, так как ждать от них другого отношения к украинской революции и не приходилось.

А вот левые — это полная катастрофа. Когда в левых сообществах я вижу пользователей с эмблемой «Беркута» на аватарке, меня начинает подташнивать. На странице одной коммунистической дамы я обнаружил призыв защитить «Беркут» и собрать деньги на лечение его бойцов. «Как же так? Разве это дело левых — помогать спецчастям полиции?» «В связи с событиями на Украине у меня очень много защитников “Беркута” в друзьях. Пусть спасают Украину. Если угрохают фашистов, это однозначно хорошо», — ответила она.

Да, украинская революция проходит не под красным знаменем, скомпрометированным кремлёвской бюрократией, а затем и такими партиями, как КПРФ и КПУ, и сметает левые символы, ломает ленинские памятники. Но это не значит, что надо восхищаться «Беркутом», быть на его стороне. Будет смешно, если бойцов расформированного «Беркута» примут в российское МВД, как предлагает лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, и они в форме российского ОМОНа будут разгонять акции «Стратегии — 31» и прочие ритуальные акции типа марша «Антикапитализм». Что касается памятников, то некоторые их них, конечно же, жаль. Однако я уверен: если бы Ленин сейчас очнулся в Мавзолее и, выйдя из него, увидел, сколько его изваяний понаделали в советские годы, он бы сам пошёл их крушить кувалдой. Ленин был бы с восставшим народом, а не с памятниками.

Кто только не прислал мне сообщения: подростки и здоровые спортсмены, девицы и какие-то блатные шныри, гопники и отцы семейства, нацики с татуировками “SS” / На фото "антимайдановец" Дмитрий Лошкарёв

Кто только не прислал мне сообщения: подростки и здоровые спортсмены, девицы и какие-то блатные шныри, гопники и отцы семейства, нацики с татуировками “SS” / На фото «антимайдановец»- «антифОшЫст» Дмитрий Лошкарёв

Нужно обращать внимание не на сметаемые символы, а на социальное содержание украинской революции, а именно — на эгалитарные ожидания низов, рядовых активистов Майдана. А они, эти ожидания, весьма радикальны. Рядовые активисты требуют отдать детям пошло-роскошные поместья Януковича и Пшонки. Они настаивают на передаче в собственность государства заводов и земли. Они явочным порядком борются с коррупцией и привилегиями чиновников. Они выбирают чиновником прямым голосованием на народном вече, повергая российские СМИ в шок.

Всё это время я не смотрел выпуски новостей на российских каналах, чтобы не портить себе нервы и пищеварение. Но вчера всё же подивился на украинский блок программы «Время» с Екатериной Андреевой. Российские корреспонденты исходили желчью от того, что они, эти украинцы, утверждают теперь министров на народном сходе — на Майдане. Это же варварство! Конец цивилизации! Конечно, стать министром за многолетнее вылизывание начальственного ануса гораздо почётней. Кулуары с интригами и подковёрной вознёй — это верх цивилизации… Но ведь то, что ужасает обывателя, который больше всего боится за свой покой, не должно страшить тех, кто называет себя революционными активистами. Да, одобряют министров на Майдане, как в своё время — в Совете.

Майдан 2004 года водил оранжевые хороводы. Нынче всё иначе. Пролилась кровь, и украинцы сейчас не настолько благодушны, чтобы спокойно наблюдать за тем, как власть присваивают либералы. Они, либералы, теперь вынуждены будут считаться с тем, что за их спиной стоит «человек с ружьём». Конечно, будут эксцессы, без них ни одна революция не обходится. Но для нас важна тенденция, а она положительная.

Любая революция нуждается в авангарде. Авангардом украинской революции стал «Правый сектор». Нравится это левым или нет, но это так. «Правые сектор» почуял настроения низов украинского общества, обездоленной молодёжи — нового поколения украинцев, и выразил их в лозунгах и программных заявлениях. Он за возрождение заводов и фабрик, за национализацию земли и банков, за развитие экономики на основе плана.

В других обстоятельствах «Правый сектор», может быть, сосредоточился бы исключительно на правой повестке. Но сейчас он этого не делает, понимая, что это не найдёт отклика в пробудившихся массах, которые предъявляют спрос на социальное равенство и справедливое распределение национального богатства (разворованное, правда, Януковичем и его кликой). Национальная социальная революция находится в Украине на марше. «Правый сектор» договаривается о сотрудничестве с профсоюзами, желая поставить их под свой политический контроль.

Российский «антифОшЫзм» — просто омерзительное явление. Это какая-то адская смесь советского патриотизма в современной, слащавой, путинской, трансляции; имперского шовинизма; лубочно-пошлых представлений о царизме, православии и «славянском единстве» / Обратите внимание на аватар и на статус страницы

Российский «антифОшЫзм» — просто омерзительное явление. Это какая-то адская смесь советского патриотизма в современной, слащавой, путинской, трансляции; имперского шовинизма; лубочно-пошлых представлений о царизме, православии и «славянском единстве» / Обратите внимание на аватар и на статус страницы

Российские СМИ до сих пор утверждают, что все волнения в Украине начались от того, что глупые украинцы хотят в Европейский союз. Но, как замечает Роман Стригунков, не подписание Януковичем соглашения об ассоциации с ЕС стало лишь «условной предпосылкой» протеста». «Я не раз слышал на Евромайдане, что людям просто не нужен президент-идиот, зэк и преступник, который успел разворовать страну, по сути, сдав страну “донецким”, то есть криминалу. Донецк — это такая криминальная столица Украины», — рассказывает Роман.

И простые жители этой самой криминальной столицы, многие шахтёры, рабочие поддержали Майдан и защищали его в кровопролитные дни. «По факту — на Майдане плечом к плечу с западными украинцами стоят харьковчане, донетчане. Они за единую Украину и против экспансионизма Москвы в любой форме. Это представители уже нового поколения, не заставшие СССР, им проще не растеряться в ситуации. Они за Украину и даже Россию, но ту, которая должна в себе сначала разобраться», — сообщает Стригунков.

Стригункова я лично не знаю, но хорошо знаком с Захаром Поповичем, киевским левым активистом. Он был на Майдане, когда его штурмовал «Беркут». Вот что он написал потом: «Ночью на баррикадах я почему-то не увидел разрекламированные организованные нацистские сотни самообороны, зато встретил десятки знакомых киевских интеллигентов, таскающих топливо для “стены огня”, оказавшейся по признанию самих же лидеров Майдана чуть не единственным средством задержать наступление «Беркута». Ещё я видел там хипстерского вида молодёжь, — явно киевскую, а не из сёл западной Украины. Именно они лезут вперёд, поджигают коктейлями Молотова БТРы и водомёты. Именно они не убегают, когда одна за другой начинают рваться в толпе гранаты. Именно их с огнестрельными ранениями и оторванными гранатами пальцами рук и ног увозят с Майдана скорые». Захар признаёт, что левые не смогли оказать на Майдан влияние. И что теперь? Отвернуться от революции лишь по той причине, что она подняла другое знамя?

Кремлёвские пропагандисты не жалеют иронии и сарказма в адрес бюрократии ЕС, которая, мол, не знает, кто на Украине желает в него войти: фашисты, антисемиты, враги ЛГБТ и прочие нетолерантные граждане. Но, как говорится, ирония здесь неуместна. О Евросоюзе мечтает либеральный сектор Майдана, где немало людей толерантного толка. Что касается «Правого сектора», то он против того, чтобы Украина вошла в разлагающийся Европейский союз.

Произошедшее в Украине — это серьёзный сигнал для Путина и всего российского истеблишмента. Но пока этот сигнал успешно гасится «поцреотизмом»

Произошедшее в Украине — это серьёзный сигнал для Путина и всего российского истеблишмента. Но пока этот сигнал успешно гасится «поцреотизмом»

«Украина должна стать субъектом, а не объектом геополитики, — объясняет лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош. — Это возможно лишь в случае, когда держава сильная и процветающая. Подписывать Ассоциацию с ЕС надо, это открывает определённые возможности и отдаляет от России. Но мы категорически против полноправного членства в Евросоюзе. Бюрократический брюссельский монстр слишком много негатива навязывает народам! Антихристианскую политику, нивелирование национальной идентичности, разрушение традиционной семьи и так дальше. Штаты играют роль мирового жандарма; НАТО, сформированный вокруг США блок, вмешивается везде. Надо нивелировать их империалистическое влияние. Хотя со Штатами легче, чем с Россией, они же за океаном…»

Какие возможности открывает для Украины ассоциация с ЕС, Ярош не раскрывает. Но даёт явно понять, что «Правый сектор» — евроскептики. «Против любых интеграционных процессов на данный момент» чётко высказался один из лидеров Национально-социальной ассамблеи (национал-синдикалисты, организация входит в «Правый сектор») Игорь Криворучко: «Наша экономика слаба и не выдержит конкуренции с Европейскими гигантами, а огромный уровень коррупции в стране не позволит повысить стандарты до Европейских норм.

А вот евреям «Правый сектор» — не угроза. Недавно Дмитрий Ярош встретился с послом Израиля в Украине Реувеном Дин Эль и заверил его, что антисемитизм не только не поддерживается «Правым сектором», но и будет подавляться им всеми законными методами, ибо целью этого политического объединения «является построение демократической Украины, прозрачность власти, противодействие коррупции и равные возможности для всех наций и народов, их единение для строительства национального государства, где правит народовластие».

В принципе я всё это написал без цели кого-то переубедить. В России очень долго ещё не будет революции по очень многим причинам, которые раскрывать здесь нет смысла. Её будут вспоминать в сети, делать демотиваторы с укоряющим Лениным («Как вам живётся при капитализме?»), активисты-терпилы будут кричать «Революция!», когда их будут тащить в автозак вчерашние бойцы «Беркута»… Но революции не будет. Может быть, и прав был Зюганов, который, как и Лимонов, призывал Януковича расправиться с Майданом и показать, кто в доме хозяин, что Россия исчерпала лимит на революции. Что ждать России, если люди с претензией на революционное лидерство называют революцию в соседней братской стране «бЕндеровско-американской агрессией», а спровоцированный российскими спецслужбами в Симферополе бунт с бизнесменом Чалым во главе — русской революцией? Не будем сдаваться. И я вновь соглашусь с Романом Стригунковым: «Произошедшее в Украине — это серьёзный сигнал для Путина и всего российского истеблишмента». Но пока этот сигнал успешно гасится «поцреотизмом».

  • Илья Стогов

    Господи, как приятно во всем этом многоголосье вокруг Украины услшать хоть один здравый голос. Держись, Дима. Лучше, чем у тебя обо всем этом не скажешь

  • Елена Боровская

    Спасибо, все по делу. Единственное — вменяемые нацболы всегда были и еще сохранились, несмотря на нынешний бездарный шабаш.