8 февраля 2014

Алексей КАРАМАЗОВ. Потребность в мелкобуржуазных мифах запрограммирована

Karamasov-Minsk-2Разухабистая ухмылка Тайлера Дердена*, героя медийной вечности, освещает глянец, обостряя вашу усталость: вы страшно устали метаться от знака к знаку. Это диктатура мира псевдофизиса, к которому пытается причаститься каждый обыватель, растрачивая свою зарплату в строгом соответствии с последними рекомендациями фэшнбуков. Кататоническое возбуждение в отношении поставляемых фетишей диагностируемо: абсолютная доминация мелкобуржуазных мифов.

Социальная каталепсия

Главная задача экспансии «Запада» (если использовать лексику капиталистического реализма) — меркантилизация мира, экономоцентризм, зависимость человека от товара. Во всех мыслимых формах. Эту же тенденцию подтверждают постепенная либерализация, и, по мнению Жана Бодрийяра, направленность на эстетизацию мира. А именно восприятие его как единого космополитического пространственно-временного образования, совокупность изображений и семиотических кодов. Материализм рынка, орудуя рекламными волнами и навязчивой вездесущностью СМИ, наделяет каждую вещь своим символом. Даже самые тупые и отвратительные вещи обретают его, они стремятся «попасть в музей», воплотиться в «областях тьмы» культуры, облачиться в эпохально приемлемые формы. Всё стремится заявить о себе «собой». Выразить себя «по-своему». Обрести «собственный» знак. Бодрийяр утверждает, что современная система функционирует за счёт эстетической стоимости знака. Тем самым философ оппонирует марксистскому постулату, гласящему, что двигатель — прибавочная стоимость.

И это в самом деле работает в современных реалиях. Люди готовы потреблять в экстремальных масштабах, переплачивая за бренд, реальная ценность которого неверифицируема. Механизм отлично работал на постсоветском пространстве, смекалистые граждане кустарным методом сооружали джинсы, заманчивые этикетки закупались у оптовиков.

Сегодня толпы молодых и молодящихся готовы эстетизировать реальность: вооружившись деньгами (своими, или своих родителей), они штурмуют бутики и интернет-магазины. Предшествует этому старательное ознакомление с последними мутациями образа «своего» в ватном мирке сверхлюдей в журналах.

В постсоветских реалиях с их режущими глаза социальными контрастами форсированная эстетизация такого рода вызывает агрессивные импульсы у определённой части населения, и далеко не самой малочисленной. Человек и человеческое хиреет под воздействием синдрома каталепсии. Человечество застыло в клише глянца.

Дерден и спектакль

«Ты хотел изменить свою жизнь, но не мог этого сделать сам. Я — то, кем ты хотел бы быть. Я выгляжу так, как ты мечтаешь выглядеть. Я трахаюсь так, как ты мечтаешь трахаться. Я умён, талантлив и, самое главное, свободен от всего, что сковывает тебя», — это всё тот же Дерден.

Глянец монополизирует образы, формирует невротическое отношение к жизни, заполняя её белые пятна смысла и мотиваций мелкобуржуазными мифами

Глянец монополизирует образы, формирует невротическое отношение к жизни, заполняя её белые пятна смысла и мотиваций мелкобуржуазными мифами

Потеря всех критериев коллективной идентичности компенсируется безудержным мракобесием идентичности с медиа образами. Отечественные глянцевые журналы нельзя упрекнуть в бездействии, они крайне щедры на постколхозную креативность, атомизированные идентичности заполняют медийные сферы и стремительно «моднеющие» головы. Проблема в том, что они меняются как в калейдоскопе, формируя ощущение дереализации, острый невроз на грани деборовского спектакля в тяжёлой форме.

Дерден из бунтаря превращается в образ потребления. Протестный острослов вырастает (или вырождается?) в идола. Тщательно упакованный, стильно постриженный и аккуратно причёсанный, подобревший Тайлер найдёт себе целое поколение подражателей.

Имитация/адаптация и отказ от своей подлинной природы приводят к аффектации. Аффектация — процесс, обретая себя в котором человек понимает искусственность своего состояния, стремится создать или воссоздать себя в соответствии со стандартами культуры и общества, в которые помещён. С помощью этой неестественно сконструированной сущности индивид пытается попасть во внешний мир.

А принадлежность к внешнему миру, суть которого — «зрелище», смысловые рамки — «общество спектакля», не есть психологическая потребность индивидуума. Зрелище как утешительная пилюля, как компенсация отсутствия исторической деятельности в псевдобытии психастеника. Такую печальную ситуацию можно считать результатом взаимодействия власти и капитала, а также последующих отношений между людьми.

Если человек не получает необходимого, в силу разных причин, бездействия, самоограничения, специфики социального строя, в нём активизируются потребности, спорные с точки зрения здравого смысла в самом его универсальном понимании. Необходимость приобретает характер мистической озабоченности, экзальтации, тяге к мистериям, симулякрам эзотерических знаний, к экзотическим религиям. Когда человек чувствует дискомфорт, находясь в мире, от своего места в мире или от его отсутствия вовсе, растёт потребность в мифах. Более того, это конвейерная ущербность — в неолиберальном обществе потребность в мелкобуржуазных мифах запрограммирована.

Ещё Френсис Бэкон осознавал, что желание появляется у индивида только тогда, когда в его сознание попадает идея о потенциально желаемом предмете. Успехи рекламного блицкрига под слепящими глянцем и неоном флагами блестящи.

Словом, глянец монополизирует образы, формирует невротическое отношение к жизни, заполняя её белые пятна смысла и мотиваций мелкобуржуазными мифами. Массы, контуженные движением капитала, сублимируют невроз в экстазе потребления, чувствуя причастность к родоначальникам фетишистской лихорадки. Капитализм — это религия, писал Вальтер Биньямин. И как любой религии, капитализму нужны жертвы.

* Тайлер Дерден — персонаж романа Чака Паланика «Бойцовский клуб» и снятого по его мотивам одноимённого фильма Дэвида Финчера

  • И.П.

    Статья хорошая. Но в ней, как и в подобных материалах, есть очень большой минус. Который очень препятствует левым движениям в современной России. Такое впечатление, что авторы статей пишут для студентов философских факультетов минимум. Совершенно без пояснений дается: Жан Бодрийяр, Вальтер Биньямин, Фрэнсис Бэкон… Кто это такие? Ну ладно, мы знаем. А массовый читатель знает? Способен ли он понимать текст, изобилующий словами типа «экзальтация», «симулякры эзотерических знаний»? (Не думай автор, что только к тебе это обращаю — и на себя в том числе эту критику направляю тоже). Надо стремиться к тому, чтобы материалы были понятны большинству неподготовленных читателей. А философские изыски… хороши в журналах типа «Вопросы философии»…

  • Илья

    Милый юноша, судя по фото. И неплохо научился копировать стилистику авторов 20-летнй давности. Как это прекрасно, чувствовать себя завсегдатаем марксистских кафешек 1968го и с пониманием озирать этот копошащийся мир. Жаль, что к реальности все это не имеет ну никакошенького отношения. Хотелось бы мне посмотреть на «толпы штурмующих бутики» (в спб не выжил вообще ни один бутик), да и клеймить мелкобуржуазные мифы сегодня выглядит немного ретро по причине полной люмпенизации всех, кто до 2008го мог бы в данные мифы верить.

  • http://tut.by Алексей

    Автор клеймит гламур и потреблядство, а сам красуется в брендовой модной шмотке. Мысли тоже модные. Позер.

    • Лео

      Чего к кофте пристал? Ты б еще до грамматики до*ался и вообще классика. Нет, ну конечно теперь он должен бегать искать одежду «без всего» и чтоб не дай Бог.(Может начать самому жить?). Пфи.Вы бы, граждане, написали что конструктивное на счет статьи.
      И да.Мне одной кажется что тема статьи слегка изжила себя?

  • Радикал

    Однако у автора самого гламурненькое постмодернистское мышление приправленное псевдолевизной. Молодой человек, читал Гегеля или Маркса, или только по википедии Бодрийяра умеем проглатывать? Ах…нет, забыл, только смотреть голливудские фильмы наподобие бойцовского клуба! Вот, нынче настоящий «левый»! Ха-ха-ха-ха! Жвания бы не позорился лучше, печатая таких…

  • М. Л..

    Комментарии просто пестрят объективностью. Диагносты-комментаторы (некототорые) с претензиями к фотографии, одежде, стилю (безосновательные), мышлению (а это вообще как минимум смешно) на припадочно самоутверждающихся персонажей похожи больше, а не на критиков. Не позорьтесь лучше, поститя такое.
    Знаешь, каким должен быть настоящий «левый»? И что такое не «псевдолевизна»? И какие фильмы надо смотреть? И может быть ещё по Гегелю с Марском специалист? Напиши, кто тебе мешает.