30 января 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Лимонов не прав. Двух Украин не будет

Jvania-vida-dura2Держаться нету больше сил! Не хотел писать про украинские события. Но когда люди, регулярно, как минимум — раз в два месяца, по 31 числам, подвергающиеся полицейскому насилию, а точнее — сами себя подвергающие, жалеют, что украинские менты недостаточно решительно пресекают революционные действия украинской молодёжи, нет сил больше держаться! «Если бы вовремя дали “люлей” только что появившемуся майдану, большинство разбежалось бы по своим Ивано-Франковскам и Тернополям», — пишет Лимонов. Нет, это уже слишком…

Лимонова печалит, что украинские менты, «мудрые обычной практической мудростью», сразу не стали дубасить майдановцев дубинками. «Воспитание дубинкой оказывает своё действие на нестойкие и неубеждённые натуры.
А таких на евромайдане — большинство, неубеждённых и нестойких. Оказывает. Они уходят, испугавшись далее протестовать», — читает Лимонов проповедь.Откуда он знает, какие люди собрались на Майдане? Он там был? Нет, не был.

А мой товарищ только что вернулся из Киева. Две недели он служил добровольцем «Правого сектора». «Там весь центр занят людьми, я и представить себе не мог масштабы… Настоящий народный порыв! В центре Киева — город в городе, заняты здания. Из них просто так “оккупантов” не выбить. Для этого ментов не хватает просто, они уже вымотаны. Армию боятся вводить, потому как могут быть случаи перехода на сторону народа. Со мной в отделении был парень — он снайпер-разведчик из Донбасса. Там вообще много мужиков серьёзных — тех, что служили, с опытом всяким. И очень искренние все. Я такого никогда не видел», — пишет он мне.

В Киеве мы видим не какой-то хипповский-хипстеровский «оккупай», как на нью-йоркском Уолл-стрите два с лишним года назад или, тем более, наши убогие «оккупаи» с песнями, плясками и белыми соплями, а революцию. Украинская элита раскололась, поэтому-то милицейское украинское начальство и медлит — выжидая, чья возьмёт, оно подставляет под «коктейли Молотова» «Беркут». Дело не в глупости «толстяка» Януковича, как думает Эдуард Вениаминович, а в расколе правящего класса на противоборствующие фракции, а это, как указывал Ленин, — один из признаков революционной ситуации. Да на (в) Украине (не знаю, как нынче писать и говорить правильней) сейчас налицо все признаки революционной ситуации: верхи не могут, низы не хотят и раскол элиты.

В Киеве мы видим не какой-то хипповский-хипстеровский «оккупай», как на нью-йоркском Уолл-стрите два с лишним года назад или, тем более, наши убогие «оккупаи» с песнями, плясками и белыми соплями, а революцию/Юмор "Правого сектора"

В Киеве мы видим не какой-то хипповский-хипстеровский «оккупай», как на нью-йоркском Уолл-стрите два с лишним года назад или, тем более, наши убогие «оккупаи» с песнями, плясками и белыми соплями, а революцию / Юмор «Правого сектора»

Путинские СМИ в шоке. Ведь сегодня каждый, кто хочет, на примере происходящего на (в) Украине может убедиться, что революция — это не сцены из трилогии про Максима и не эпические картинки Эйзенштейна, не болтовня на собраниях и митингах, а современная реальность. То, что было на Грушевского — настоящее городское восстание, а не добровольная отдача себя под дубинки ОМОНа по 31-м числам.

Лимонов с видом знатока утверждает, что на Юго-Востоке Украины бузят западенские «гастролёры». То же самое трындят и путинские СМИ. Но это — глупость. На самом деле мотором беспорядков в Харькове стали фанаты местной футбольной команды «Металлист». Я знаю людей из этой среды — это украинские националисты. «Мы не пускаем слюни по поводу Европы, не верим в то, что Кличко сможет изменить Украину и что после него люди будут лучше жить. Мы просто показываем, что если в стране нет достатка, то в ней хотя бы должна быть свобода. А её Янукович у нас забрал. И за это мы заберем у него президентский пост», — объяснил суть протестов на востоке Украины 25-летний фанат харьковского «Металлиста» Анатолий, сообщает «Газета. ру».

Я больше не буду ссылаться на СМИ. Буду цитировать только тех, кого знаю лично.

«Российские неолибералы и часть националистов, однако, умудрились заблудиться в трёх соснах. Националисты видят киевский Евромайдан как дело рук своих родственников по политической семье, “правых”, не понимая, что для бандеровских западенцев москали — оккупанты, до сих пор не ушедшие с украинской земли, а Янукович для них — коллаборант, продавший родину москалям. Приветствовать бандеровское по своей сути западно-украинское националистическое и анти-русское движение на основании какой-то извращённой солидарности правых партий — это, извините, слабоумие, ребята», — поучает Лимонов.

«Персонажи евромайдана (если исключить небольшое количество заблудившихся, также как российские неолибералы, неолибералов украинских, киевских) есть дьявольское воплощение совершенно противоположного типа: махровые, архаичные украинские нацики, русофобы, антисемиты плюс ещё анти-поляки. У нас в России таких националистов вряд ли и отыщешь, разве что какие-нибудь криминальные Цапки из далёкого сельскохозяйственного ада», — заявляет лидер «Другой России».

Конечно, с архаичными нациками и антисемитами дружить нельзя. Но разве российская организация «Национал-социалистическая инициатива», созданная Дмитрием Бобровым, в прошлом — лидером организации «Шульц 88», с которой лимоновцы недавно вместе маршировали как в Москве, так и в Петербурге, — это не архаичные нацики и не антисемиты? А что насчёт осеннего лозунга «Другой России» в поддержку погрома в Бирюлёво? Я сейчас даже не хочу вспоминать тех, с кем сотрудничал Лимонов раньше. Чего это вдруг он стал таким разборчивым?

реальность такова, что сейчас везде в Европе в авангарде борьбы против системы идут крайне правые. И в этом нет ничего удивительного. Люди встают под их знамёна, так как неолиберализм допёк их своей политкорректностью / Манифестация "Французской весны"

Мой товарищ в недавнем прошлом участник правого движения в России, признаёт, что «Правый сектор» — это «националисты всех мастей». Мне было бы приятней, если бы движущей силой революции на (в) Украине выступали революционные синдикалистские организации. Но реальность такова, что сейчас везде в Европе в авангарде борьбы против системы идут крайне правые. И в этом нет ничего удивительного. Люди встают под их знамёна, так как неолиберализм допёк их своей политкорректностью. Так, 26 января, когда на (в) Украине повстанцы захватывали одно государственное учреждение за другим, на улице вновь вышла «Французская весна». Её манифестация закончилась стычками с силами правопорядка. Перед этим в Риме с полицией дрались мои друзья из организации “CasaPound”.

Да и не такие архаичные националисты на (в) Украине, в частности — на Грушевского. Многие из них дружат с “CasaPound”, а эти ребята весьма далеки от всякой архаики. Пять лет назад я общался с хлопцами из организации «Патриоты Украины», которая сейчас входит в «Правый сектор». «Для нас москаль — это кремлёвский чиновник, а не русский. Русские — наши браты», — заверяли они меня. Кстати, мне это общение дорого аукнулось в России.

Наша товарищ, сотрудник Комиссариата социальной мобилизации, находится в Киеве в гуще событий. На баррикады её не пускают — «пани не можно», но от разговоров не отказываются. «Привет. Я сегодня (28 января) пообщалась с ещё одним человеком из ПС, — сообщает она. —  Спросила, как они видят будущее, если придут к власти. Вот что он рассказал. Экономика будет плановая, никакой рыночной (“потому что только за счёт плановой экономики мир может выжить”), природные ресурсы все национализируют (“принадлежать они будут не олигархам, а народу, как это написано в Конституции”), крупные предприятия, заводы тоже национализируют. Бизнес и власть будут разделены. Малый бизнес останется (как я поняла), банки национализируют, никаких потребительских кредитов (“потому что кредиты — это грабёж”), Партию регионов и КПУ запретят (“КПУ запретим не потому, что мы так плохо относимся к коммунизму как таковому, к его идеям, а потому что они в своё время нам, националистам, много крови попортили”), профсоюзы — это хорошо (“потому что это объединение профессионалов, которые борются за права и интересы профессионалов, профсоюзы должны быть и развиваться”). Сказал, что они к евреям нормально относятся и ничего с ними делать не будут. В Украине должно быть много украинцев и для них должны быть социальные гарантии, которые должны выполняться, социальные гарантии для украинцев — прежде всего. Если человек, допустим, армянин, приехал в Украину, выучил государственный язык, хочет и может работать на благо Украины, социализируется, то он тоже украинец, невзирая на то, кто он по крови».

Вот такие идеи у сторонников «евроинтеграции».

«Но он строит свои бизнес-конструкции, глупый толстяк (Янукович – Д.Ж.), не понимая что тут конструкции из страсти и ненависти воздвигнуты. Думаю, он слетит, но и они слетят. Просто будет две Украины» — Лимонова один в один повторяет «прогноз» путинских СМИ. Да не будет «двух Украин». В Сумах, Чернигове, Харькове, Запорожье, Донецке бунтуют не «гастролёры» из Тернопольщины, Львовщины и Ивано-Франковщины, как думает Лимонов, а местные. Я был год назад в Сумах по приглашению тамошнего университета. Да, сумчане и путивльцы отличаются от львовян или тернопольцев. Но это не русские, которые только и мечтают, как бы воссоединиться с Россией. Это украинцы, которые между собой говорят на украинском, а не на русском языке. Русскость жителей Восточной Украины — миф. Будет одна Украина, её не удастся расколоть, как Грузию.

«Сидят эксперты — книжные черви и рассуждают про насилие. Да вы его не видели, а то бы поняли!» — иронизирует Эдуард Вениаминович. Я не эксперт и не книжный червь, хотя читать люблю, книги Лимонова в том числе. А насилие я видел и не раз. И на себе его испытывал ещё даже до службы в армии. И мне бы очень не хотелось, чтобы в центре Петербурга или Москвы жгли покрышки и убивали людей. Я надеюсь, что наша революция будет другой, такой, как предсказывал Сорель — массовой и рабочей.

Но что делать, если на (в) Украине революция неожиданно приобрела такой драматический характер? Когда глупости в адрес украинских повстанцев высказывают балоболы типа Жириновского или Леонтьева, меня это совершенно не трогает. Но когда то же самое заявляет человек, который вызывает у меня уважение, я сдержаться не силах. В России вообще никогда не будет революции, если люди, претендующие на роль её вождей, сожалеют о том, что в соседней стране революцию не подавила полиция.