26 января 2014

Иван ЩЁГОЛЕВ. ЛГБТ — это правая тема.

IvanДолгое время у многих не вызывало вопросов то, что защита прав голубых, лесбиянок и иже с ними — это неотъемлемая часть левой политической практики. Что ж, пора распрощаться с этим заблуждением, с этой каиновой печатью современного левого движения.

Оба фланга нашего левого движения — «политкорректный» и «традиционалистский» признавали этот status quo, кто с гордостью, а кто с негодованием и стыдом. Самое время доказать, что ЛГБТ как специфическое движение — это правая тема и левым там делать нечего. К этому вопиет память Эрнста Рёма, Йорга Хайдера и Пима Фортейна и живой пример Герта Вилдерса и Алексея Навального.

Понятное дело, что дубовые традиционалистские аргументы, коими пользуются наши современные «сталинисты», здесь не сгодятся. Нужно кое-что более действенное. Впрочем, никаких Америк нам открывать не потребуется — надо просто вспомнить старый добрый классовый подход, тем более, что современная ситуация в нём нуждается куда больше, чем, скажем, лет пять назад.

Исторически, ЛГБТ-движение в его современном виде является следствием отказа европейских левых от широкого классового подхода и перехода к опоре на меньшинства — сексуальные, этнические и прочие. В условиях неолиберальной контрреволюции такая деятельность левых была не только терпимой, но даже выгодной для новых элит, хорошо знакомых со старым как мир принципом «разделяй и властвуй». К этому моменту для левых, деморализованных долгим периодом послевоенного благополучия, было куда как проще заниматься «левой культурщиной», чем вернуться к своим истинным корням. Тех же, кто выбирал более сложный путь, ждала тюрьма, преследования и предательство товарищей — именно эти люди и организовывали забастовки и протесты, которые так жестоко были подавлены Маргарет Тэтчер и её коллегами на континенте. Из тех, кто остался в стороне от настоящей классовой борьбы — из этих, прямо говоря, трусов и предателей — выделились самые хваткие и бойкие, пополнившие собой новую элиту. Тони Блэр, Йошка Фишер, Мануэл Баррозу, Даниэль Кон-Бендит и многие другие — вот она левая рука неолиберализма, отлично знающая и одобряющая то, что творит правая. Как видите, то, что осталось от европейского левого движения прошло через целый процесс негативного отбора. Выжили слабейшие — те, кто слишком слаб и глуп, для того чтобы представлять угрозу для новой гегемонии.

Процессы разложения классового движения в странах Восточного блока были несколько другими, но результаты оказались практически тем же. С единственным отличием, что на Востоке левое культурное пространство — притом существенно отличное от того, что было на западе — стало маргинальным. На Западе же левый культурный дискурс практически полностью выхолощенный и лишённый классового содержания, стал одним из столпов неолиберальной гегемонии. Именно в таком виде последний и был импортирован в Россию вместе с обществом потребления западного образца и прочими атрибутами «вестернизации».

ЛГБТ-движение в его современном виде является следствием отказа европейских левых от широкого классового подхода и перехода к опоре на меньшинства — сексуальные, этнические и прочие

ЛГБТ-движение в его современном виде является следствием отказа европейских левых от широкого классового подхода и перехода к опоре на меньшинства — сексуальные, этнические и прочие

Вместе с джинсами, жвачкой, кока-колой и хэви-металом в России были легализованы Деррида и Маркузе. Не сказать, что в нашу страну попадали исключительно безопасные для власти работы западных левых мыслителей. В частности, радикально антисистемные взгляды автора сложились под влиянием того же Эриха Фромма и уже затем он отрыл для себя классический марксизм. В конце концов, и банка кока-колы может быть в умелых руках оружием пролетариата. И ровно так же — в основном абстрактно-теоретически — вся та возня с меньшинствами, которую практикуют евролевые, может иметь классовый аспект. Тем не менее, конкретно-практически гораздо легче найти чёрную кошку в тёмной комнате, чем классовое содержание в работе всех этих сект и секточек. И проблема здесь вовсе не в идеологии и прочих несущественных факторах, а в самих принципах практики, которые исповедуют наши герои.

Практика же эта максимально эзотерична и вопиюще антидемократична. В этом плане евролевые не могут обойтись без, казалось бы, практически бесполезных творений философов-постмодернистов — Деррида и Фуко, Делёз и Лакан нужны им так же, как секте сатанистов путаные писания Ла Вея и Алистера Кроули. Справедливости ради, нужно отметить, что в рядах левоконсервативных сект царит такая же поповщина, разве что атрибуты и объект несколько отличается. В роли первых выступают иконы Ленина и Сталина, а в роли вторых — ностальгирующие по дешёвой колбасе пенсионеры и измученные спермотоксикозом юноши. Надо сказать, что качественно аудитория красных консерваторов едва ли отличается от таковой у евролевых. Всё та же творческая импотенция и проблемы с нормальной социализацией, всё то же бегство от реального мира в вымышленный. И всё было бы ничего: сумасшедшие нашли друг друга и могут себе позволить посходить с ума вместе. Нет же, им надо принимать позу собаки на сене и мешать адекватным левым, профсоюзным и социальным активистам.

К принципу «разделяй и властвуй» современная элита добавила «отвлекай и властвуй» — в этом общий посыл таких весьма различных явлений как белоленточное движение и Евромайдан, ЛГБТ-движение и Бирюлёво. В конечном счёте те, кто некритично принимает все эти явления, работает — желая того или нет — против классовой консолидации, а значит, и против истинных целей левого движения. Поэтому, нет ничего странного в том, что евролевые силы что в России, что на Украине поддерживают националистическую, неолиберальную «оппозицию», выступая в качестве подтанцовки у Навального, Тягнибока и Яценюка. Надо сказать, что иногда они платят взаимностью. В частности, в сети известен твит Алексея Навального буквально следующего содержания: «Гей-браки — легализовать. Гей-парады — разрешить. Взамен геи должны делать единственную разумную вещь — травить мусульман и кавказцев». И если у Навального — в силу специфики местного избирателя — такого рода мысли встречаются не так уж часто, то на Западе существует целый пласт правых политиков, продвигающих ЛГБТ-тематику. Автор уже упоминал и Герта Вилдерса и покойных Йорга Хайдера и Пима Фортейна. Последний, будучи открытым геем, кстати, занимался именно тем, к чему призывал господин Навальный. И доигрался — в 2002 году был застрелен левым радикалом Волкертом ван дер Графом.

ЛГБТ как специфическое движение — это правая тема и левым там делать нечего

ЛГБТ как специфическое движение — это правая тема и левым там делать нечего

Кстати, ряд известных ЛГБТ- и феминистских активисток, причисляющих себя к левой части политического спектра, не уступят в своей правизне — в смысле антидемократизма, нетерпимости и шовинизма — упомянутым господам. Более того, и Гитлер, и Эрнст Рём со своими голубыми штурмовиками нашли бы в Андреа Дворкин, Валери Соланас и российских «подпольных феминистках» родственные души. Но дело не только и не столько во взглядах и высказываниях деятелей, борющихся за права меньшинств, сколько в эффекте от их деятельности. ЛГБТ-активисты могут сколь угодно возмущаться тому, что их выгоняют с левых митингов как провокаторов. Но как ещё можно назвать людей, которые, нарушая все мыслимые и немыслимые договорённости, приходят на чужой митинг и, всемерно стараясь приковать к себе внимание СМИ, провоцируют участников на конфликт? Такими же методами и с теми же целями пользуются и ультраправые провокаторы с имперками. Получается, что нет существенной разницы между воплем правой гопоты «Люби Россию, пидор!» и основным посылом ЛГБТ «Россия, люби пидоров!».

Хотя на Западе такими мелкими пакостями ЛГБТ-активисты и феминистки не занимаются, менее классово враждебными от этого они не становятся. В частности, иначе как подрывной работой нельзя назвать ту дань, которой эти, по сути лоббистские, структуры обложили левые партии, и те буквально по разнарядке присылают своих активистов на гей-парады. Простой факт: большинство защитников ЛГБТ — натуралы. Причём большинство гомосексуалов этих людей ни о какой защите их прав не просило и никаких полномочий не предоставляло. Тем не менее, эти, с позволения сказать, активисты, продолжают свою бесполезную, а иногда и просто опасную деятельность, отвлекая левое движение от его действительных задач. Что ж, партийных боссов такой расклад вполне устраивает, но разве за этим приходят молодые активисты? У Европы есть другие, гораздо более серьёзные проблемы, которые волнуют большинство, а не многочисленные, подчас искусственно созданные меньшинства. Именно об этом говорят выведенные аккуратной рукой французских крестьян граффитти: «Il’y a beaucoup des autres problemes en France». Судя по итогам голосования по закону о легализации однополых браков, большинство французских геев и лесбиянок с ними в этом солидарны. А вы?

Читайте также на эту тему:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Кто заказал ЛГБТ-истерию
Иван БИРЮКОВ. Левые и ЛГБТ: больной вопрос слабого движения
Дмитрий ЖВАНИЯ. Тема ЛГБТ – лакмусовый симулякр
Илья ПОЛОНСКИЙ. Нелевые левые
Александра МАХОВА. За ширмой геев и евреев
Илья ПОЛОНСКИЙ. Священные коровы левачества
Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Гей-активизм: физиология протеста
Татьяна ЛЕОНИДОВА. На кого ориентируются российские «системные левые»?
Консервативный страх российских левых

  • юрий малиновский

    Фашизм от Робин Гуда это правильный,классово верный фашизм)

  • Кое-кто

    Самый цимес в том, что впервые проблема растущего количества геев появляется в консервативной части общества — в дворянстве. И вплоть до спайки идеологий консерватизма с недоразвитым социализмом, в результате чего рождается НС, на ЛГБТ правые не смотрят косо.

    PS дискурс — постмодернистский термин