25 января 2014

Юрий СИМОНОВ. Ноги нового класса и тело старых элит

Продолжение «Арктического дневника»

Юрий Симонов

Юрий Симонов

24 августа.

Вперёд к Полюсу!

Наступает наиболее критическая часть нашей экспедиции. Льды становятся сплоченнее, то есть тяжелее, что видно невооружённым глазом за иллюминатором. На улице — сплошной туман, слившийся со снежной пеленой и ледяной моросью. На палубе — мокрые лужи, напоминающие наш Питер в оттепель ранним мартом.

Все очень устали, вибрация от взрывов пневмопушек наших американских коллег проникла, как кажется, в подкорку мозга всех, кто слышит и чувствует её особо сильно в силу особенностей нервной системы и нахождения в каютах, близко расположенных к палубе, откуда стреляют по дну океана нашей «артиллерией» — косой длиной в 600 метров с линией пневмопушек. Чем глубже море — тем меньше вибрация, и наоборот. Мы вышли на профили в особо тяжёлых льдах. Сегодня — завтра будет известно, пройдём ли дальше, к Полюсу, и насколько дальше.

На ледоколе — ЧП: кто-то из членов экипажа не выдержал сильного психологического стресса от пребывания в море в течение трех месяцев.

Первый такой случай за время экспедиции.

Читаю июльский номер «Знамени» за 1990 год, можно сказать, классику уже. Много интересного.

Самое, пожалуй, глубокое из всего материала журнала — статья Владимира Козлова и Евгения Плимака «Концепция советского Термидора» — о Льве Троцком, а также о том, как оценивал понимание природы советского режима и взгляды Троцкого в целом Абдурахман Авторханов.

Тогда, во время «перестройки», Троцкого только начинали «рассекречивать», только начинали открывать факты, связанные с его жизнью и деятельностью и публиковать его работы. Сейчас, спустя двадцать лет, тем более интересно переосмысливать идейную подоплёку споров и полемики тех лет, с учётом сегодняшних знаний и опыта.

На улице — сплошной туман, слившийся со снежной пеленой и ледяной моросью. На палубе — мокрые лужи, напоминающие наш Питер в оттепель ранним мартом

На улице — сплошной туман, слившийся со снежной пеленой и ледяной моросью. На палубе — мокрые лужи, напоминающие наш Питер в оттепель ранним мартом

Понятие «термидора» в отношении резкого поворота в направлении революций и революционных процессов было, как известно, введено с лёгкой руки Карла Маркса, затем его использовал один раз Ленин, и связано это понятие было с историей Французской революции, а точнее – с событиями 9 термидора 2 года по введённому тогда во Франции календарю (победа правых над якобинцами и поражение Робеспьера 27 июля 1794 года).

Троцкий применил то же понятие относительно русской революции и обозначил им «предательство» её «коренных завоеваний» Сталиным и его сторонниками, возглавившими правящую бюрократию. В этой связи весь советский период представляется сплошным «термидором» — от явления «нового класса», его становления и до установления им гегемонии в экономике и обществе. «Новый класс» сменил старую неуклюжую бюрократию Царской России и её недоразвитую буржуазию, явив миру пример быстрой смены элит.

«Новый класс» практически во всех случаях пришёл к власти вооружённым путём — от России до Китая, от Югославии до КНДР (при решающей роли СССР), Монголии, Вьетнама и Кубы. Его приход к власти оказался возможным в условиях мировой войны и распада старых экономических структур.

Международная война, развязанная старыми элитами, стала основным и необходимым условием для прихода к власти «нового класса» в наиболее отсталых странах «второго эшелона» (за исключением Чехословакии и Восточной Германии), а также в огромной степени в Северной Корее, где их приход к власти всё же в решающей степени был обусловлен поддержкой и прямым участием СССР, в Северном Вьетнаме в 1950 году — при поддержке Китая, в Кампучии в 1975 — также при поддержке Китая.

Основной социальной базой его поддержки явились определённые группы низов: части немногочисленного рабочего класса и огромных масс крестьянства, групп интеллигенции и некоторых групп старых элит, прежде всего военных. В любом случае, его приход к власти опирался на поддержку меньшей части общества: в России — не более 20-25 % взрослого населения, причём это число стало после 1917 года быстро сокращаться, в Китае — от 30 до 40 %, от 50% и чуть более — в Югославии и Албании, причём в Югославии — в основном за счёт сербов.

Одной из причин живучести «социалистических» режимов в СССР и других странах стала вертикальная мобильность, то есть имевшиеся каналы продвижения вверх по социальной лестнице для представителей низов, при условии их преданности вышестоящим руководителям и основной идеологической доктрине. Низы привлекались к насилию над другими слоями населения, и, дозированно, к участию в распределении экспроприированного. Выдвиженцы же из низов, как талантливые, так и, что чаще, беспринципные и безнравственные, низвергли представителей старой партийной и военной элиты в СССР в 1937-38 годах, взойдя на вершины власти по их трупам.

Интеллигенция сыграла огромную роль в идеологическом обосновании прихода новой элиты к власти и в руководстве процессами захвата власти, но главной силой поддержки стали группы промышленных рабочих, в основном малоквалифицированных, части крестьянства, причём в России — меньшей его части (основная его масса шла за эсерами), в Китае — большей, в Югославии — это было в основном сербское крестьянство и очень немногочисленные рабочие, в Болгарии и Албании — также в основном крестьянство.

Интересным примером является Эфиопия 1974 года, где новый класс пришёл к власти на фоне развала экономики страны в условиях голода, и где опорой новой власти стала группа офицеров императорской армии и левой интеллигенции, то есть представители старых элит. Отсутствие демократических традиций в Эфиопии в решающей степени способствовало их приходу к власти.

Ещё один пример — Афганистан 1978-80 годах, где также военные и узкая группа интеллигенции совместными усилиями захватили власть в этой невероятно отсталой стране, но удерживали они её только благодаря поддержке СССР.
Интересно, что интеллигенция и некоторые представители старых элит сыграли огромную, решающую роль в известных событиях и в других «некапиталистических» странах, например, на Кубе, в Мозамбике и др., опираясь там на крестьянство.

По сути, «ноги» этого класса во многих странах выросли из «тела» старых элит. Исключением, пожалуй, является Чехословакия, единственная развитая в промышленном отношении страна, где коммунисты пришли к власти «мирным» путём, но также через государственный переворот при помощи силовых структур, опираясь на поддержку промышленных рабочих, и при советской поддержке.

Надо отметить, что в страны Восточной Европы власть этого класса была привнесена извне, за исключением Югославии и Албании.

Вскоре, однако, массы рабочего класса в Чехословакии начали отказывать коммунистам в поддержке. И не только в Чехословакии, где уже в 1953 году были отмечены факты рабочего протеста против новой власти (события в Пльзене 1 июня того же года).

Массы городского рабочего класса и крестьянства стали отказывать в поддержке большевикам в России уже в первой половине 1918 года, но добровольное оставление власти оказалось для большевиков невозможным в силу субъективных и психологических факторов, а также в силу фактора власти, которую они называли «диктатурой пролетариата», из-за догматической веры в свою исключительную роль в осуществлении такой власти, в силу отсутствия традиций буржуазной демократии в России и других странах, в силу социальной раздробленности обществ этих стран и разброда в среде антибольшевистской оппозиции.

Аппарат подавления «врагов революции», созданный большевиками, обеспечил им возможность удержать власть уже в борьбе против трудящихся, разрозненные протесты которых, сколь бы массовыми они не были, эффективно и жестоко подавлялись. Всё это произошло при Ленине, с его участием и под его руководством.

Данный факт Троцкий вообще не упоминает в своих трудах, и остаётся убеждённым в том, что рабочие вместе с беднейшим крестьянством пришли в 1917 году к власти в России. Он не видит явления «нового класса» уже в самой природе событий 1917-21 годов, полагая, что «бюрократия» узурпировала власть при поддержке Сталина после смерти Ленина.

Однако уже к 1921 году власть сосредоточилась в руках узкой группы партийных вождей, и только авторитет Ленина позволял до поры сдерживать «бонапартистские» поползновения её лидеров. Смерть Ленина привела к известным событиям в рядах правящей верхушки.

Учитывая данные факты, можно утверждать, что «термидор» наступил намного раньше, чем утверждает Троцкий, который и сам принадлежал к правящей группе и несёт огромную личную ответственность за события тех и последующих лет. В этом плане Авторханов во многом прав в отношении Троцкого.

Впрочем, Троцкий в своих поздних работах отмечает фактор экономической и культурной отсталости в России как решающий в приходе к власти бюрократии, но верит, что рабочий класс ещё не сказал своего последнего слова и совершит «политическую революцию», свергнув власть бюрократии, которую он упорно отказывается называть классом, а величает «кастой». Некоторые (единицы) эпигоны троцкизма до сих пор верят в это.

Перестройка и события 1990 годов после развала СССР, «восточного блока» и Югославии — это есть вершина буржуазного «термидора», через длительный период создания совокупной стоимости во главе с «цезарем», её присвоение «цезарем» и «новым классом» и превращение этого класса эксплуататоров в новую буржуазию с полным отчуждением непосредственных производителей от каких-либо функций управления обществом и экономикой, и объединением монопольной функции власти в обществе (политарной функции) с функцией управления и распоряжения в экономике классом эксплуататоров, власть которого ограничивалась необходимыми рамками экономической целесообразности в условиях нехватки капитала и узости рынка, но в разных странах со своими особенностями.

Так, в Венгрии, Чехии, Польше, в некоторых республиках бывшей Югославии и СССР в условиях более развитого рынка функции управления, владения и распоряжения целого класса явили собой полное единство. В таких странах, как Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, КНДР, частично в Казахстане, эти функции сосредоточились в руках местных «цезарей».

Обобщая, можно утверждать, что исторический опыт эволюции рассматриваемых стран и обществ выявил в XX веке новые, ускоренные формы эксплуатации и классообразования в условиях отставания этих стран от передового капитализма и под воздействием сильного внешнего (экзогенного) фактора. Но и в этих странах необходим был иностранный капитал в силу нехватки своего. Для облегчения его проникновения ряд стран Восточной Европы были приняты в ЕС, и этот процесс продолжается.

Впрочем, ещё Ленин с Троцким уже в период НЭПа осознали необходимость привлечения капитала, прежде всего западного, в экономику СССР. Это осознали также и руководители Китая и КПК к концу 70-х.

Утреннее совещание.

За сутки прошли 208 км, заканчиваем 32 профиль и с 11:00 примерно переходим к работе на 34 профиле, план продвижения по которому был вчера изменен с учётом ледовой обстановки.

Осталась неделя работ.

Думаю, не дольше.

16:00 того же дня.

Давление стало быстро меняться, и чувствуешь себя так, будто проваливаешься в бездну, затем оттуда быстро выскакиваешь, а затем опять проваливаешься.

Льды без разводьев, и уверен, что их сплочённость до 10 баллов сделает работу невозможной без значительного повреждения оборудования. Делаем вертолётную разведку уже дважды сегодня.

На «России» решают, что делать со «странным» больным. Его можно только изолировать в какой-нибудь палате, под присмотром врача. Не есть ли это признак того, что люди устали до предела?

Предыдущие части дневника Юрия СИМОНОВА:






Часть 16.
Часть 15.
Часть 14.
Часть 13.
Часть 12. Юрий СИМОНОВ. Ещё один миф рушится

Часть 10. Юрий СИМОНОВ. И куда меня занесло

Часть 8. Юрий СИМОНОВ. Цель экспедиции в высшей степени «державная»
Часть 7. Юрий СИМОНОВ. А что будет в тяжёлых льдах
Часть 6. Юрий СИМОНОВ. Низкое небо Арктики