17 ноября 2013

Юрий СИМОНОВ. Надо будет ещё раз кое-что из Маркса перечитать

Продолжение «Арктического дневника» Юрия СИМОНОВА. Часть 13.

Юрий Симонов

Юрий Симонов

Опять спал, до 17:00.

Дома почти перестал спать, нервы совсем ни к чёрту. Здесь же сплю. Но сейчас опять стал спать как-то нервно, с какими-то отрывочными полуснами-полувидениями. Опять видел свой бывший дом на Партизана Германа, где уже лет восемь не живу, и опять кого-то искал там. Кого ищу во сне второй уже раз? Накопившиеся на земле напряжение и стресс никак не могут уйти. Во сне пытался слагать что-то, похожее на стихи. Когда проснулся, то ничего не мог вспомнить, кроме какого-то одного странного образа то ли природы, то ли опять же нашего дома на Германа.

Ещё один неприятный момент — мало двигаюсь, один раз позанимался на тренажёре и прекратил. Джереми постоянно ходит по палубе, посещает бассейн, как и Гарри. Я ничего не посещаю, что сказывается на весе — он явно прибавляется. Хотя не такими быстрыми темпами, как я ожидал (!) — сказывается весьма сбалансированное питание. В общем, надо дождаться возвращения. Вот уж я задам сам себе пару! В смысле, буду «много» заниматься спортом… Сразу позвоню знакомым в Лигове и буду «до изнеможения» рубить, пилить, копать, и т.д. Может быть, что-то еще придумаю. Предложу Антонову играть в теннис.

Интересно, согласится ли….

Он ведь постоянно бегает по работам, и в этом — его «спорт», а на остальное времени у него нет. За окном — всё то же: мы куда-то плывём, и ничего особенного не происходит. Льдины бьются о днище нашего видавшего виды ледокола, но он мужественно отбивает их удары. Он, ледокол, и не такое ещё видал…

Заберут ли меня завтра на «Фёдоров»? Если не заберут, это уже повод для легкой паники. Надо будет туда звонить, благо такая возможность есть. Говорят, что на «Фёдорове» сейчас не такая сильная вибрация, как была в первый раз — работают на большой глубине, и сила ударов от вибрации по корпусу судна не такая значительная.

«Фёдоров» будет «делать» третий профиль, крайне западный.Сейчас, с 21 часа и до утра, будем переходить к нему, и пушки не стреляют. Думаю, что на «Фёдорове» сейчас некоторое затишье, и народ слегка расслабляется. В воскресенье, не ранее, «Фёдоров» пойдёт на Шпицберген. Надеюсь, про меня там не забыли!!!!

Читал стихи Самуэля Беккета на английском, французском и русский перевод. Стихи скорее о «ни о чём» — игра слов, передающих обрывки ощущений от увиденного, причём чего угодно, вплоть до кладбища у дороги. Не обнаружил каких-то особых образов, а если они и есть, то какие-то мрачные и не совсем ясные. Русская и советская поэзия, по моему восприятию, более светлая и жизнеутверждающая.

Работы нет, Джон пошёл совершать вечерний променад по палубам, я пошёл в каюту.

Надо почитать «Неизвестный марксизм». Может быть, чуть светлее станет моё восприятие жизни.

22 июля, пятница

Дни бегут быстро, а часы почему-то тянутся, особенно когда нечего делать по работе.

Почитал кое-что из «Неизвестного марксизма».

Там много интересного, в этом нет сомнения. И если будет ещё и моя статья опубликована, а, может, и вторая, и третья, то совсем хорошо будет!!! Вот только для кого? Шутка, весьма странная…

Статью Славы Волкова «Чёрный Мурза против красного Маркса» я уже читал, но сейчас ещё раз перечитываю. Слава — прекрасный, талантливый историк, в чём нет сомнения. Но некоторые результаты его поисков и некоторые выводы вызывают недоумение и достойны критики. Так, например, его очередная «находка» в виде «государственного социализма» в СССР, о чём мы с ним кратко разговаривали.

Теперь можно и поподробнее.

Так, он пишет: «…из всего вышесказанного следует, что советское общество представляло собой государственно-социалистическую переходную к капитализму систему». То есть советский строй не приводил и не мог в силу своих исторических условий и «задач» привести к посткапиталистическому социализму. Это был докапиталистический социализм и, на наш взгляд, его вполне можно считать прогрессивным историческим явлением, ибо он способствовал тому, что менее развитое общество переходило к более высокой ступени эволюции, то есть к уровню буржуазной формации» (СПб,С. 75, указ. ст.).

Здесь можно выделить следующие аспекты, которые вызывают недоумение:

1. если советский строй не мог привести к возникновению посткапиталистического общества, то есть первой стадии коммунизма, то он не мог быть социалистическим, так как привёл к утверждению капиталистических производственных отношений;

2. утверждение о том, что СССР не был капиталистическим потому, что там не было рыночно-конкурентных отношений, вызывает сомнение и критику в силу того, что в XX веке не только Россия, но и некоторые другие страны Запада в условиях монополизма явили миру «оригинальные» методы организации производства и распределения в рамках капиталистического способа производства, например, Германия первой половины того же века с её «немецким военным социализмом», где рыночные силы ограничивались государством, а также элементами планирования и жёсткого государственного распределения в более поздний период в той же Германии при Гитлере, Японии, Южной Корее, даже США в период «военной экономики» Второй мировой войны, и в др. странах;

3. в СССР была купля-продажа не только в рамках «плановой экономики», но в условиях всё более расширявшихся в рамках советского «плана» рыночных отношений, например, во время НЭПа, во время и после восьмой пятилетки, расчёты по взаимным поставкам «социалистических предприятий» производились по стоимостному принципу, хотя он и искажался центральными управляющими органами в своих интересах;

4. эти расширявшиеся рыночные отношения стали, в конце концов, господствующими в условиях постсоветской экономики, что говорит о том, что СССР был обществом, в недрах которого они быстро вызревали;

5. в СССР был как наёмный труд, так и формы внеэкономической эксплуатации труда, в виде ГУЛАГа, колхозной системы и прикрепления к производству определённых категорий трудящихся (система «лимита»);

6. в СССР были все признаки эксплуатации труда и экспроприации создаваемого трудящимися продукта, причём в комбинации с капиталистическими и докапиталистическими элементами такой эксплуатации;

7. в СССР не было признаков социалистического способа производства, если под ними понимать развитые производительные силы и производственные отношения посткапиталистического типа, в рамках которых преодолевается разделение труда;

8. утверждение о том, что тотальное огосударствление есть высшая форма социализации, ложно в силу того, что такая форма огосударствления (которая к тому же не была тотальной) проявила себя как одна из форм организации производства на основе эксплуатации труда;

9. называть такое общество «социалистическим» странно и неуместно даже и со ссылками на Маркса и утопистов XIX века;

10. СССР и др. типологически близкие страны были обществами «догоняющего развития», развивавшимися на периферии мирового капитализма, причём догоняли они капитализм, поэтому называть их в связи с этим социалистическими есть большая ошибка либо глупость;

11. формы разделения труда в СССР и др. близких странах были характерны для капиталистического способа производства, причём они включали и формы разделения труда, характерные для докапиталистических обществ;

12. ограничение рынка в них не было социалистическим или посткапиталистическим, то есть отмиранием (Aufhebung по Марксу), а укладывалось в рамки капиталистического способа производства и принимало такие формы, которые привели к утверждению капиталистического рынка, но не в «завершённом» его виде, а в виде монополизма государственных и полугосударственных структур, что во многом указывает на «сверхкапитализм», но со значительными элементами докапиталистического общества;

13. общество, сложившееся в СССР, КНР и ряде других стран, можно условно назвать «этациалистическим», то есть таким, где первоначальное накопление происходило за счёт безэквивалентной или неэквивалентной экспроприации государством (государственной бюрократией, или «этациалистами») создаваемого массой непосредственных производителей товарного продукта, или «совокупной стоимости» в масштабах всего государства, осуществлявшейся правящим классом особого типа, который продукты такого накопления присваивал в строго иерархическом порядке, то есть распределял продукт («этациал») при осуществлении инвестиций в  расширенное воспроизводство базиса («постоянного этациала» и в неизмеримо  меньшей степени воспроизводства «переменной части этациала») и для личного пользования в силу занимаемой должности, и где отношения «власть-собственность» достигли своей завершенности;

14. базисом таких обществ служил «этациал» как саморасширяющаяся совокупная стоимость создаваемого в производстве необходимого и прибавочного продукта.

Так приблизительно можно охарактеризовать основные особенности советского общества и его социально-экономической структуры (строя).

О каком социализме здесь можно говорить, тем более со ссылками на утопистов XIX века? Думаю, что Маркс, Энгельс и другие классики марксизма пришли бы в ужас от такой классификации советского общества.

Так, и Турцию периода Ататюрка и более позднего периода можно по недоразумению назвать «социализмом», так как в Турции после 1920 года. абсолютный приоритет отдавался государству в отношении форм собственности и государственному предпринимательству в экономике.

И не только Турцию.

Монголию, например…

Нашёл, наконец, второй гимнастический зал, но беговая дорожка там не работает, а если работает, то её надо включать каким-то особенным образом. Чуть позанимался на турнике с тяжестями. Надо осторожно, т.к. уже не совсем молодой всё же… Увы!

Нашел и бассейн с баней, но завтра — «женский день». Вот тебе и на! Успею ли до отзыва на «Фёдоров»? Думаю, в субботу меня заберут туда, где нет ни бассейна, ни нормального турникета, а баня работает так, что попробуй разберись, когда мужской, и когда женский день.

Надо поспать — единственное полезное для здоровья занятие в таких условиях.

Смотрел фильмы по заказу «Армии воли народа».

Типичный бред великодержавников и плакальщиков по «нашей советской Родине». Эти вечно вчерашние не видят и не могут видеть внутренние противоречия советской системы в силу слабого «зрения» и особенностей мышления. Ну и пусть не видят. Офтальмолога для лечения их болезни нет, да и всё веселее жить с этими шизиками.

10:00 того же дня.

Пришла женщина убирать мою каютку, принесла свежее бельё и сообщила, что меня к концу дня заберут на «Фёдоров»! Сказала, что вместо меня в каюте будет жить девушка. Но откуда она знает, что меня сегодня заберут? Якобы, старпом сказал. Скоро узнаю на мостике, от Джона либо от Джереми… В любом случае, новость не столь уж и плохая, так как делать здесь мне совершенно нечего, кроме как спать, читать и писать.

Пора готовиться к обеду.

Читал Вадима Дамье о различиях взглядов марксистов и анархистов на революцию. Откуда он взял, что Маркс проповедовал политическую революцию как первичную перед экономической и социальной и как основное средство освобождения рабочего класса? Надо будет ещё раз кое-что из Маркса перечитать, в частности, его «Критику Готской программы» и др. Очень сомневаюсь, что Маркс был столь примитивен. Скорее, это Вадим так его трактует, в силу своей склонности искать в теории Маркса всякие изъяны.

Теперь точно известно: в 15:00 меня заберут на «Фёдоров», а вместо меня на ледокол перебросят трёх членов экспедиции с «Фёдорова», видимо, тех, у кого нет нормального иностранного паспорта. Это значит, что мы пойдём на Шпицберген, то есть опять в Норвегию, что не так уж и плохо — мир посмотрим и себя покажем. Тем более, принимая во внимание монотонность нашей работы, всякое разнообразие есть благо. В любом случае, спасибо ледоколу «Россия» за гостеприимность! Я получил здесь новые знания и впечатления, и если будет надо, то готов пробыть здесь еще какое-то, но недолгое время.

Ок.

Продолжение следует

Предыдущие части дневника Юрия СИМОНОВА:

Часть 12. Юрий СИМОНОВ. Ещё один миф рушится…

Часть 10. Юрий СИМОНОВ. И куда меня занесло

Часть 8. Юрий СИМОНОВ. Цель экспедиции в высшей степени «державная»
Часть 7. Юрий СИМОНОВ. А что будет в тяжёлых льдах
Часть 6. Юрий СИМОНОВ. Низкое небо Арктики