15 ноября 2013

Игорь ЭЙДМАН. Поднимут ли офисные рабы новое восстание Спартака?

edman2Креативный класс сейчас работает подёнщиком у бюрократии и бизнеса — «клоунами у пидарасов или пидарасами у клоунов», как выразился Пелевин. Он никто, но может стать всем (как писал аббат Сиейес о третьем сословии накануне Великой французской революции).

«Приобретатели всегда стадами крались за изобретателями. Теперь изобретатели отгоняют от себя лай приобретателей, стаями кравшихся за одиноким изобретателем», — писал футурист («будетлянин») Велимир Хлебников.

Великий русский революционный поэт Велимир Хлебников делил людей на тех, кто творит, придумывает, создаёт («изобретателей», «творян») и на тех, кто присваивает, стяжает («приобретателей»). Для «изобретателей» главное — творческая самореализация. Для «приобретателей» — материальное потребление и власть. «Изобретатели» и «приобретатели» есть во всех социальных классах. «Изобретатели», творческие люди — движущая сила любых прогрессивных изменений, мотор улучшения условий жизни людей.

Но со времён Хлебникова ситуация изменилась. Люди сметки и люди хватки победили людей ума — положили их на обе лопатки, наложили на них  сверху дерьма, как выразился Борис Слуцкий. Именно так, в современном обществе приобретатели (люди сметки и хватки) победили изобретателей (людей ума) и сделали их своей обслугой. Из превращённых в офисных рабов потенциальных «людей ума» формируется армия деревянных солдат бизнеса — «креативный класс». Своё творчество нынешние «креаклы» посвящают решению чужих прикладных задача. Собственно креатив, то есть изобретательство, создание нового знания и интеллектуально-эстетических ценностей никому не нужно. Идеи ничего не стоят. Это с маниакальным упорством повторяют приобретатели, чтобы, не дай бог, изобретатели не возомнили о себе много и не потребовали своё место на этом празднике жизни. Приобретатели научились просто воровать идеи у «творян». Творческие люди нужны приобретателям в роли креативщиков, то есть чего-то типа учёных рабов в древнем Риме (развлекают и создают вместо тебя программы, идеи, контент, «картинки», проекты). В романе Пелевина «Поколение П» главный герой спрашивает дельца, который его нанял криэйтером: «Криэйтером — значит, творцом?» На что получает вполне чёткий ответ: «Творцы нам на х… не нужны! Криэйтером, криэтером…»

«Приобретатели всегда стадами крались за изобретателями. Теперь изобретатели отгоняют от себя лай приобретателей, стаями кравшихся за одиноким изобретателем», — писал футурист («будетлянин») Велимир Хлебников.

«Приобретатели всегда стадами крались за изобретателями. Теперь изобретатели отгоняют от себя лай приобретателей, стаями кравшихся за одиноким изобретателем», — писал футурист («будетлянин») Велимир Хлебников.

Офисные подёнщики, названные, но не ставшие креативным классом «ходят на работу, которую ненавидят, чтобы покупать вещи, которые им не нужны» (из фильма «Бойцовский клуб»). Добавлю: покупают вещи, которые сами же навязывают друг другу, создавая рекламную и pr-продукцию. Возможно ли восстание «офисных рабов» или хотя бы их целенаправленная борьба за свои права, которое вело третье сословие во время буржуазных революций, промышленные рабочие во второй половине 19-го – первой половине 20-го века?