28 октября 2013

Александр КЛЕМЕНТЬЕВ. ВЛАДИКАВКАЗ: город, разделённый войной

Vladikav-KlementievГеополитические условия Владикавказа позволяют без преувеличения назвать его форпостом России на Кавказе. Дело в том, что со всех сторон Осетия окружена мусульманскими народами: кабардинцами, карачаевцами, чеченцами, ингушами, дагестанцами и прочими. Даже часть осетин, проживающих в приграничных районах, исповедуют ислам (т.н. «дигорцы»), и хотя национальный состав республики очень разнообразен, осетины убеждены в том, что они несут миссию буфера, принимая удар от мусульманских соседей раньше, чем другие регионы страны. Они часто говорят приезжим, что те живут безопасно благодаря тому, что осетины живут, как на вулкане. И действительно, события последних 20 лет убеждают в этом.

Трудно найти оправдание шестидневной провокации под названием Осетино-Ингушский конфликт, или чудовищному захвату детей в Беслане. Но отравленный обидой и живущий в страхе народ невозможно убедить в том, что вина за случившееся лежит не на отдельном народе (я имею в виду ингушей), а на правительстве, допустившем, а, вероятно, и спланировавшем конфликт, и теперь использующим национальный вопрос в своих интересах. Да, осетины ненавидят ингушей, а те отвечают им взаимностью. Я попытался вникнуть в суть конфликта и объективно рассказать о нём.

До революции царское правительство делило все народы на православных и инородцев и хотя обязательная воинская повинность грозила только русским, украинцам и белорусам, набирались и «дикие дивизии» горцев. Боясь нрава кавказских народов, правительство, старалось «разбавлять» населённые ими территории казачьими станицами. Традиционный жизненный уклад северо-кавказских народов умело использовался царским режимом: для того, чтобы держать под контролем и в повиновении бедные семейства. Богатым, в свою очередь, даровались привилегии и почёт. Большевики, стремившиеся полностью изжить классовое неравенство, начали проводить политику уничтожения богатых.

Однако побочным спутником этого процесса стали многочисленные злоупотребления комиссаров и чекистов, особенно по отношению к проживавшим на этих территориях терским казакам. Однако, когда Серго Орджоникидзе начал проводить целенаправленную политику расказачивания, местное христианское население отказалось выселять единоверцев. На помощь пришли ингуши. Им посулили имущество выселяемых казаков, и ингуши охотно согласились стать борцами за власть Советов. В предвоенное десятилетие ситуация вроде бы «исправилась»: люди начали доносить друг на друга не столько из-за страха перед НКВД, сколько из ненависти к «басурманам» или «неверным» и просто уже по привычке.

 Обе стороны осетино-ингушского конфликта рассказывают, как противники насиловали и вспарывали животы жертвам, резали горло, сжигали заживо

Обе стороны осетино-ингушского конфликта рассказывают, как противники насиловали и вспарывали животы жертвам, резали горло, сжигали заживо

Во время Великой Отечественной войны целые народы, в их числе и ингуши, были объявлены предателями и депортированы в Среднюю Азию. Им разрешили вернуться домой только после смерти Сталина. Многие ингушские дома к тому времени уже пришли в негодность, и немало сил и времени ушло на ух восстановление. В народе росло чувство обиды за депортацию, да и многие осетины стали относиться к ним с недоверием, что тоже не способствовало укреплению добрососедских отношений между двумя народами. Конечно, были и смешанные браки, и отдельные примеры дружбы и взаимовыручки, но зерно раздора уже находило благодатную почву.

В конце 80-х — начале 90-х годов, непосредственно перед развалом СССР, многие республики Кавказа оказались в пожаре межнациональных войн. Не обошли конфликты ни Ингушетию, ни Осетию. А началось всё с убийства ингушского криминального авторитета, в котором были обвинены осетины. Кстати, кто совершил это убийство, до сих пор доподлинно не известно. Многие осетины считают, что эта акция была заранее спланированной, другое дело, что задать простой вопрос: кому это могло быть выгодно и трезво ответить на него не желают ни ингуши, ни осетины.

В общем, тело ингушского авторитета, жившего в пригороде столицы Осетии, было доставлено во Владикавказ к огромному монументу Серго Орджоникидзе на площади Революции (там находится здание республиканской администрации). Похороны переросли в митинг. Собравшиеся ингуши требовали найти и наказать виновных, но, как бывает всегда в подобных случаях, чиновники из окон кабинетов голос народа не услышали. Милиция оттеснила митингующих, тело было предано земле, но вскоре, проснувшись утром, жители Владикавказа увидели, что их улицы наводнены вооружёнными людьми ингушской национальности, которые стали врываться в дома, заселённые осетинами, отбирать имущество жильцов, ценные вещи и т.д. Всё это вывозилось в Ингушетию. Справедливости ради надо отметить, что граждане других национальностей почти не пострадали. Через шесть дней осетинам удалось сгруппироваться и дать вооружённый отпор ингушским боевикам. Взбешенные осетины были готовы перебить всех ингушей. Тем, кому не удалось сбежать в Ингушетию, не оставалось ничего иного, кроме как скрываться на территориях войсковых частей. Они прибегали, ложились на плац и умаляли спасти их жизни. И военные спасали — тайно по ночам вывозили ингушей в тентованных машинах.

В рассказах обеих сторон конфликта чувствуется боль и обида. Они не могут и не хотят понять, зачем они прошли через это. Обе стороны рассказывают, как противники насиловали и вспарывали животы жертвам, резали горло, сжигали заживо. Но властные структуры региона, похоже, так и не осознали до конца всех масштабов трагедии, а, значит, отношения между двумя народами вряд ли изменятся кардинальным образом в ближайшее время. Стоит отметить, что попытки примирения ингушей и осетин предпринимались, ингуши уже начали возвращаться в Осетию. Но тут произошли события в Беслане, после которых до сих пор открытыми остался целый ряд вопросов.

Во-первых, зачем ингушам понадобилось совершать этот теракт? Политически им выгоднее было бы, наоборот, доказывать осетинам своё дружелюбие, а уже потом показывать оскал. Во-вторых, почему именно школа? Ни войсковая часть, ни административное здание, ни милицейский отдел, ни аэропорт или вокзал, в конце концов, где была бы возможность отхода, а именно школа, что не могло не возмутить всех. В-третьих, почему их перебили всех до единого, как и в «Норд-Осте»?

Так или иначе, в настоящее время у ингушей в Осетии очень незавидное положение. На примере поселка Карца, расположенного на восточной окраине Владикавказа, могу утверждать, что название «индейцы», которым осетины наделили местных ингушей, весьма точное. Жизнь ингушей в Карце напоминает индейские резервации. Ингушам из Карцы легче выехать на рынок в Назрань на специальном автобусе под полицейской охраной, нежели поехать в центр города на Дружбу, где располагается центральный рынок. Если ингуш окажется в городской маршрутке, его просто откажутся везти или, того хуже, выволокут из маршрутки.

Карца круглосуточно охраняется полицией и внутренними войсками, чтобы ингуши не выходили за её пределы и чтобы осетины не вошли туда. Даже минеральная вода и колбаса в магазинах Карцы привозная из Ингушетии. Нередки драки, которые часто заканчиваются летальным исходом. Очень серьёзно стоит проблема безработицы.

Понятно, что ни о каких смешанных браках в данном случае и речи быть не может. Это породило уже патологическую ненависть в душах людей. С детства многие ингуши воспитываются в духе ненависти к осетинам и вообще к любым немусульманам. Старшими родственниками, которым не чужды националистические взгляды, им внушается, что ингуши и чеченцы — вайнахи — дети волчицы, а волки не могут ужиться с людьми: либо люди перебьют волков, либо волки перережут людей.

Обычаи, напоминающие своей дикостью Средневековье, отталкивают людей к регрессу. Многие из обычаев и устоев доведены до абсурда. Всё это сохраняет напряжённость в отношениях. Но пока сами ингуши и осетины не придут к осознанию необходимости проявления интернационализма, терпимости и уважения друг к другу, ничего не изменится. Пропасть между двумя народами увеличивается. Осетины видят своё будущее в единстве с Россией, а ингуши мечтают об отделении и суверенитете. Наиболее обеспеченные ингушские семьи стремятся уехать из России в другие страны.

К сожалению, в настоящее время существенно смягчить ситуацию не удалось. Ни одна существующая политическая партия или движение не ставит во главу угла решение конфликта. Дальше всевозможных законов о пресечениях и ограничениях дело не идёт. Люди ходят на выборы в надежде на перемены, но всё остается по-старому.

  • Мага

    Что за бред тут написан? Почти ни одно слово правды. Ингуши вообще не вошли во Владикавказ.

  • Мага

    КТО ВИНОВАТ, КТО ПЕРВЫМ НАПАЛ И НАЧАЛ ВОЙНУ

    Виноваты осетины, руководство Сев.Осетии и России. Осетины и руководство Осетии говорят, что ингуши напали на них, чтобы отобрать Пригородный район , который раньше был ингушским. Но ингушам ни на кого нападать не надо было, чтобы возвращать Пригородный район. 26 апреля 1991 года за год до «конфликта» был принят Закон «О Реабилитации репрессированных народов», который требовал от Северной Осетии вернуть Пригородный район в состав Ингушетии, так как Пригородный район до 1944 года входил в состав Чечено-Ингушетии и является исторической этнической родиной ингушского народа. Таким образом, ингушам не надо было нападать на осетин, ингуши и так без единого выстрела получали Пригородный район согласно Закону «О реабилитации репрессированных народов». Смысл затевать войну был только у осетин, руководства Сев.Осетии и России. Северная Осетия и осетины хотели избавиться от ингушей и оставить Пригородный район в своем составе, который по Закону они должны были вернуть в состав Ингушетии.

    Прокуратура России признала, что Ночью 30 октября 1992 года осетинские вооруженные формирования начали обстрел ингушских селений Пригородного района из крупнокалиберных пулеметов и гранатометов. Появились первые убитые и раненые ингуши, начали гореть ингушские дома. Утром 31 октября 1992 года ингуши пришли в себя после ночного нападения осетин и обстрела. Ингушам пришлось выводить своих женщин, детей и стариков из под обстрела, хотя многие старики отказались уезжать из Пригородного района и впоследствии были убиты и жестоко замучены осетинскими бандитскими формированиями под названием «народное ополчение» и «республиканская гвардия Северной Осетии». Обстрел продолжался еще долго. Ингушская молодежь и население из Ингушетии, узнав утром 31 октября, что в Пригородном районе началась война и что осетины ночью совершили нападения и обстрел ринулись в Пригородный район, к первому пограничному селу Чермен, разоружили осетинских милиционеров и российских солдат, отобрали несколько БТРов и вместе с ингушами из Пригородного района выбили осетинские вооруженные бандитские формирования с позиций, с которых они обстреливали ингушские села Пригородного района из пулеметов и гранатометов. И за один день с утра 31 октября до 1 ноября 1992 года почти весь Пригородный район был очищен от осетинских незаконных формирований и дошли до самого Владикавказа. Наступило затишье. Потом 1 ноября пришли российские парламентеры, которые попросили ингушей отойти чуть назад от Владикавказа, чтобы российские войска встали между ингушами и осетинами и всё утихнет. НО ТУТ НАЧАЛОСЬ НЕПОНЯТНОЕ: российские войска и осетинские вооруженные формирования начали наступление на ингушские села, уничтожая всё и всех на своем пути. Плохо вооруженные ингуши до последнего обороняли свои села и дома в Пригородном районе, но силы были неравны и ингуши были вытеснены с территории Пригородного района и г. Владикавказа, тысячи убиты, тысячи пропали без вести, несколько тысяч ингушских женщин, детей и стариков прошли через осетинские застенки, овощехранилища в качестве заложников, более 60-ти тысяч ингушей стали беженцами.

  • Мага

    ВОТ ОТРЫВОК ИЗ МАТЕРИАЛОВ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ЛЖИВЫХ ПОКАЗАНИЙ РУКОВОДИТЕЛЕЙ СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ:

    Анализ событий, происшедших в последней декаде октября 1992 года также подтверждает этот вывод следствия и опровергает доводы некоторых должностных лиц Республики Северная Осетия о том, что ингуши якобы заранее знали, что вооружённый конфликт начнётся именно 31 октября 1992 года.

    Обосновывая свои доводы о якобы имевшей место осведомлённости ингушей о дне начала вооружённого конфликта, эти свидетели делали не подтверждённые какими-либо объективными доказательствами ссылки на то, что ещё 29-30 октября 1992 года многие ингуши не вышли на работу и выехали за пределы Северной Осетии, а их дети в эти дни перестали посещать школы, техникумы, институты.

    Вопрос о том, знали ли ингуши заранее о времени начала вооружённого конфликта и назначался ли кем-то этот день, имеет первостепенное значение для установления полной картины трагических событий, происшедших в период с 30 октября по 5 ноября 1992 года, поэтому он тщательно исследовался следствием. Были допрошены руководители предприятий, организаций, учреждений и школ Пригородного района и г. Владикавказа, а также соседи ингушей из числа русских и лиц других национальностей. Большинство допрошенных по этим вопросам свидетелей пояснили, что 30 октября основная масса ингушей трудились на своих рабочих местах. Массовый отток ингушей из г. Владикавказа возник только после начала вооружённого конфликта. Если некоторые ингушские семьи и отлучились из своих квартир и домов 30 октября 1992 года на дачи или к родственникам, то это было связано с наступающими выходными днями 31 октября (суббота) и 1 ноября (воскресенье)».

    «Совсем не вяжутся заявления об осведомлённости ингушского населения о дне начала вооружённого конфликта с тем, что в числе лиц ингушской национальности, которых с ведома органов государственной власти Северной Осетии незаконно лишили свободы 31 октября 1992 года и позже (так называемые заложники), оказались командир несостоявшейся гвардии Ингушетии Беков Б.Ю. и пользующиеся уважением ингушского народа заместитель министра юстиции Северной Осетии Батхиев Р.Х., Арапиев Х.О., заместитель генерального директора Северо-Кавказского научно- исследовательского института сельского хозяйства Котиев М.И., управляющий трестом «Кавказтрансстрой» Баркинхоев М.А., Аушев М.С., заместитель начальника следственного отдела МВД Северной Осетии полковник милиции Баркинхоев Р.С., народный писатель Ингушетии Базоркин И., народный депутат Северной Осетии Долаков Р.М. и другие.(все ингуши)

    Кому, как не этим лицам, в своём большинстве состоящим в Народном Совете Ингушетии и поддерживающим требования о передаче Пригородного района в состав Ингушской Республики, следовало бы до начала вооружённого конфликта вывезти свои семьи, но они этого не сделали, и это обстоятельство ещё раз подтверждает неопровержимость вывода следствия.

  • Мага

    ДАННЫЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РФ О ВООРУЖЕНИИ ОСЕТИН:

    «На момент начала вооруженного конфликта МВД Северной Осетии имело на вооружении 1085 автоматов, 304 пистолета АПС, гранатометов 277 штук (ГП-5 — 150 штук, РПГ-7 — 113 штук, СПГ-9 — 14 штук), зенитных установок ЗУ-23 — 11 штук, 68 крупнокалиберных пулеметов ( КВПТ-34 штуки, ПКТ-34 штуки), гранат-1016. Из бронетехники – 58 единиц БТРов-80». (т.17, л.д.11; т.31, л.д.88)

    «ОМОН МВД Северной Осетии имел на вооружении 197 автоматов, 217 пистолетов, 186 гранатометов (ГП-25 — 110 штук, СПГ-9 — 14 штук, РПГ-7 — 62 штуки) и 38 пулеметов (КВПТ — 19 штук, ПКТ — 19 штук)».

    Только по официальным данным, «на вооружении Республиканская гвардия Северной Осетии имела 243 автомата, 14 пулеметов (РПГ-74 — 6 единиц, ПКС- 8 единиц (т.13, л.д. 121-129). Из бронетехники за республиканской гвардией Северной Осетии числилось 44 БТРа (БТР-60 П — 14 единиц, БТР-70 — 9 единиц, БТР-80 — 19 единиц, БТР-КШМ — 2 единицы), БМП-2 — 4 единицы» (т.13, л.д. 121-134).

    По официальным данным, «на вооружении отрядов народного ополчения Северной Осетии на 30 октября 1992 года имелись 21 БРДМ (боевая разведывательная дозорная машина), 135 автоматов. На руках у ополченцев было много и другого огнестрельного оружия» (т.16, л.д.35-68,69-76,83,84-85,92-98; т.31, л.д. 91-92,202-205; т.41, л.д. 62; т.47, л.д. 45).

    Итого: только по официальным данным Генеральной Прокуратуры РФ одной только бронетехники на вооружении у осетинской стороны по состоянию на 30 октября 1992 года было 127 единиц, в том числе:

    БТРов – 102 единицы
    БМП – 4 единицы
    БРДМ – 21 единица.

    Официальные данные о вооружении осетин слишком занижены, так как в них не указано вооружение и боеприпасы похищенные из военных частей и армейских складов на территории Северной Осетии. Кроме того, 1 ноября 1992 года осетинской стороне представителями руководства России были переданы 57 танков Т-72 и значительное количество стрелкового оружия и боеприпасов.

    Также в распоряжении у осетинской стороны по данным осетина-пилота гражданского вертолета Инала Остаева были боевые вертолеты МИ-24 и по сведениям российской Временной администрации в зоне конфликта, у осетин также было два самолета АН-2.

    Если нужна ссылка на книгу этого осетина по фамилии Остаев, где он говорит про осетинские боевые вертолеты МИ-24, я могу скинуть в личку. Он до недавних пор был еще мэром г. Квайса в непризнанной южной Осетии.

  • Мага

    ОТНОСИТЕЛЬНО ТОГО КТО НАЧАЛ И ПЛАНИРОВАЛ ЭТУ ВОЙНУ ЕСТЬ МНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ УКАЗЫВАЮЩИХ НА ТОГДАШНЕЕ РУКОВОДТСТВО СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ И РОССИИ ВО ГЛАВЕ С АЛКАШАМИ ЕЛЬЦИНЫМ И ГАЛАЗОВЫМ.
    Факт первый:
    Осетинская сторона задолго до 92 года создала вооруженные бандитские формирования под названием народное ополчение и республиканская гвардия.
    Факт второй:
    Производство оружия на заводах Владикавказа что подтверждается материалами Генеральной прокуратуры РФ:
    » Пункт 8 этого Постановления предписывал:
    «Республиканскому комитету самообороны
    форсировать производство боевого оружия на
    предприятиях города Владикавказа».
    /т.8 л.д.142/

    Хотя свидетель Галазов А.Х. и высказал
    предположение, что на предприятиях г.
    Владикавказа оружия не производилось, это
    не соответствует действительности.
    Следствием установлено, что в 1991-92 годах
    некоторые детали снарядов, мин, гранат,
    минометов, гранатометов и стрелкового
    оружия производились на предприятиях г.
    Владикавказа и других районов Северной
    Осетии.
    /т.41 л.д.21; т.14 л.д.230-231, 232-233,
    235-236, 237-238, 240, 246, 247; т.27 л.д.1-4,
    10-24, 34-52, 63-71, 77-79, 93-96, 122-123/

    А ВОТ ЧТО НАПИСАНО НА САЙТЕ СПЕЦНАЗА «ВИТЯЗЬ» КОТОРЫЙ НАХОДИЛСЯ В 92 ГОДУ В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ И ИНГУШЕТИИ:

    декабрь 1992 года :
    » отряд действует по
    вводной: ликвидировать вооруженный пост на
    подъезде к г.Владикавказу, где осетины под
    видом охраны водозабора выколачивают дань
    с хозяев проезжающих мимо автомобилей.
    Блокируется БТР и разоружаются стрелки,
    державшие в страхе всю округу.
    18 декабря при проверке подразделения
    конной милиции в поселке Пригородное.
    Изымается неучтенное оружие (автоматы,
    гранатометы, боеприпасы, мины, ракеты
    «Алазань») и два мешка наркотиков анаши и
    расфасованный героин. Милиционеров
    арестованы и доставлены во Владикавказ.
    При проверке оперативной информации на
    механическом заводе под Владикавказом,
    обнаружено, что завод перепрофилирован для
    нужд боевиков, на станках делаются детали к
    автоматам, СВД и другому оружию. На складе
    обнаружены приклады, цевья, рукоятки. В
    цеху находится БТР, на нем ремонтируется
    КПВТ.
    Проверен бывший ситцевый комбинат.
    Обнаружены новые автоматы, ручные
    пулеметы, снайперские винтовки, рядом. В
    цехах собирается оружие.»

    Факт третий:
    Закон о реабилитации репрессированных народов гарантировал ингушам возвращение Пригородного района без единого выстрела.

    Факт четвертый:
    Видео допроса капитана осетинской милиции Владимира Валиева который рассказал прокуратуре что нападение на ингушское население и этническая чистка Пригородного района и г. Владикавказа готовилась руководством Северной Осетии, вот ссылка на видео-кадры допроса этого милиционера:

    http://m.youtube.com/watch?v=Abxq9EKZISs&itct=CDsQpDAYACITCLS4qODnzsICFda7HAodSh8AklIZ0LTQvtC_0YDQvtGBINC-0YHQtdGC0LjQvQ%3D%3D&client=mv-google&gl=RU&hl=ru

    Факт пятый:
    Заместитель министра внутренних дел Северной Осетии Сикоев утром 31 октября 1992 года после после того , как ночью 30 октября были обстреляны ингушские кварталы сёл Пригородного района приехал к ингушам в село Камбилеевское и пообещал что обстрелы прекратятся.
    А вот и материалы прокуратуры относительно этого:
    » Как
    установлено следствием, только утром
    31.10.92 года заместитель министра
    внутренних дел СО ССР Сикоев СИ. приехал в
    с. Камбилеевское и пообещал собравшимся у
    разрушенного дома Цурова ингушам, что
    обстрелы прекратятся.
    /т.20 л.д.153-154; т.31 л.д.43-45/»

  • Мага

    Факт шестой:
    По данным прокуратуры РФ осетинскими незаконными бандитскими формированиями заранее были составлены списки ингушских жителей с именами фамилиями и адресами проживания:
    » Многие допрошенные в качестве свидетелей
    лица, пропавшие в заложниках в г.
    Владикавказе, заявили, что члены ОНО еще до
    конфликта заранее узнавали адреса ингушей и
    уже 31.10.92 г. начали планомерный захват в
    квартирах и домах, проживающих в городе
    ингушей.
    В частности, допрошенный в качестве
    свидетеля бывший ст. инспектор отдела
    охраны общественного порядка МВД Республики Северная Осетия
    Котиев З.Х. в подтверждение своего довода о
    том, что списки ингушей составлялись
    заранее, сообщил следующее:
    «В октябре 92 года в наш дом приходили
    работники ЖЭУ, под предлогом проверки
    паспортного режима заходили в квартиры, где
    проживали ингуши и уходили… ».
    /т. 45 л. д. 27/
    Свидетель Арапиев Х.О., который был
    захвачен ополченцами 01.11.92 года и
    доставлен в штаб отрядов народного ополчения , указал:
    «Находясь в штабе народного ополчения, я
    убедился, что там были известны адреса всех
    ингушей. Дело в том, что нам сказали сидеть
    в коридоре до разбора. А это было как раз
    напротив кабинета Дзуцева Бибо и Гогичаева.
    Боевики беспрерывно заходили в кабинет к
    Дзуцеву, затем оттуда выходили с бумагой, на
    которой был написан адрес ингушской семьи,
    и уходили брать семью в заложники».
    /т. 34 л.д. 108/
    Он также пояснил, что в момент, когда
    Дзуцев давал распоряжения ополченцам
    ехать за заложниками, он видел в кабинете
    Дзуцева своего знакомого — генерал-майора
    Суанова (заместитель председателя Совета
    безопасности Северо-осетинской ССР, то есть заместитель
    Галазова А.Х.).»

    В заложники прямо из домов и квартир
    забирали не только ингушей, но и лиц других
    национальностей, в том числе и осетин,
    которые пытались укрыть ингушей.
    Ополченцами, например, был захвачен на
    своей квартире собкор «Российской газеты»
    по Северному Кавказу Алешкин А.М., который
    предоставил убежище семье ингушей Котиева
    М.
    /т. 39 л. д. 240-259/
    Допрошенный по этим обстоятельствам в
    качестве свидетеля Алешкин А.М. рассказал,
    что боевики 2 ноября провели в квартире
    обыск, а затем увезли его в Дом культуры
    Ленинского р-на. Его жена сразу же позвонила
    министру безопасности Бзаеву и Министру ВД
    Кантемирову, но те отказались помочь. Далее
    он пояснил следующее:
    «… в Доме культуры в коридоре продержали
    около полутора часов, приставив молодого
    парня с автоматом. При мне туда привозили
    ингушей, куда-то уводили. По разговорам
    осетин, их действиям, приказам, которые я
    слышал, сделал вывод, что у руководителей
    этих осетинских «боевиков» есть списки
    ингушей, заранее подготовленные адреса,
    откуда доставляли заложников. К примеру,
    группе осетин с автоматами кто-то кричит:
    «Выезжать по адресу… за таким-то». Таких
    групп было множество, у них было много
    машин. Возвратившиеся группы кому-то
    докладывали, что привезли таких-то, или что
    по адресу никого нет. Потом меня под
    охраной автоматчиков повезли на окраину
    города в район ОЗТЭ, где расположено
    ополчение Бибо Дзуцева.
    /т. 39 л. д. 242-243/

    31 октября 1992 года по указанию
    руководителей отрядов народного ополчения на своей квартире в
    заложники были захвачены жена и дочь
    начальника штаба дислоцирующегося в Северо-осетинской ССР армейского корпуса генерал-майора Скобелева Е.К.
    /т. 30 л. д. 19-41/

    Всего в период с 31.10 по 6.11.92 года в г.
    Владикавказе в 28 местах содержались в общей
    сложности свыше 1200 заложников — ингушей. Из них
    около 600 человек 2-3 ноября были вывезены
    в с. Майрамадаг и помещены в подвал
    лесничества…»

    В этот же период в г. Владикавказе
    уничтожено путем взрывов и поджогов свыше
    60 домов ингушей, как правило, уничтожению
    предшествовало их ограбление. Было также
    незаконно захвачено и разграблено около 500
    квартир.
    Уголовные дела по факту совершения
    указанных и других преступлений в г.
    Владикавказе выделены в отдельные
    производства.
    /т. 4 л. д. 96-98/
    ( Постановление Генеральной прокуратуры РФ о
    прекращении уголовного дела в отношении
    государственных и общественных деятелей
    Северной Осетии и Ингушетии, а также в
    отношении должностных лиц РФ по событиям
    октября-ноября 1992 года)

  • Мага

    А ВОТ ХРОНИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ИНГУШСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПРИГОРОДНОГО РАЙОНА И Г. ВЛАДИКАВКАЗА С 1991 ПО ОКТЯБРЬ 1992 ГОДА:

    За период с апреля 1991 года по октябрь 1992
    года в Пригородном районе и г. Владикавказе
    было убито более 25 человек ингушской
    национальности и нет ни одного привлеченного
    к уголовной ответственности за эти
    преступления. (абсолютное большинство этих
    преступлений совершили лица осетинской
    национальности).

    В ночь с 3 на 4 июня 1991 года взрывным
    устройством был разрушен дом ветерана
    Великой Отечественной Войны М.С. Осканова,
    проживавшего в городе Владикавказ. В этом
    же месяце дважды был взорван тоже дом
    ветерана Великой Отечественной Войны и
    тоже проживавшего во Владикавказе А.Х.
    Добриева.
    В селе Октябрьское в разное время были
    взорваны дома ингушей Д. Бузуртанова, Ю.
    Даскиева, А. Даскиева и других.
    18 ноября 1991 года группа лиц осетинской
    национальности вывезла ингуша Албакова
    Мусу в селение Гизель, где с особой
    жестокостью убили, а труп зарыли.
    4 декабря 1991 года осетинскими боевиками
    выстрелами из БТРа, который принадлежал
    осетинскому ополчению расстреляны в упор
    ингуш М. Ахильгов и русский солдат Игорь
    Зубов.
    9 ноября 1991 года в г. Владикавказе в районе
    кинотеатра «Октябрь» выстрелами из
    автоматов убиты 2 брата Бузуртановы, Ахмед
    и Муса.
    22 февраля 1992 года в г. Владикавказе в
    районе центрального рынка ударом ножа в
    спину убит ингуш Калоев Хасан.
    В марте 1992 года в селении Кобань зверски
    были убиты ингуши Кодзоев и Дзауров.
    Бывшему с ними Аушеву чудом удалось
    избежать этой участи. Преступление
    совершено группой лиц из осетинского ОМОНа
    во главе с майором милиции Черткоевым.
    В апреле 1992 года был убит, расчленен и
    сожжен в топке котла житель села Чермен
    ингуш Гантемиров.
    В ночь с 5 на 6 августа 1992 года в селе
    Тарское Пригородного района группой ОМОН
    Северной Осетии была сделана попытка взять
    в заложники группу ингушских юношей в клубе
    села. Жители села воспрепятствовали этой
    провокации. В следующую ночь, в 2 часа, эта
    же группа северо-осетинского ОМОНа
    обстреляла из автоматического оружия целый
    жилой квартал домов ингушей. По счастливой
    случайности никто не пострадал.
    20 октября 1992 года БТРом, который
    принадлежал осетинам в селе
    Октябрьское была задавлена ингушская 12-
    летняя школьница Гадаборшева Мадина.
    22 октября 1992 года на рассвете в поселке
    Южном убиты
    Хаутиев Ибрагим, житель села Тарское и
    Пугиев Умар, житель села Камбилеевское. 22
    октября 1992 года в 21.00 в том же поселке
    Южный из пулемета с БТРа ОМОНа Северной
    Осетии в упор расстрелян Ахильгов Магомет,
    житель села Чернореченское. 22 октября 1992
    года, в 22.30 в том же поселке Южном, когда к
    месту предыдущих убийств ингушей собрались
    мирные жители поселка, прибывшими
    осетинскими ОМОНовцами были расстреляны
    Ахильгов Шамиль, брат недавно убитого
    Ахильгова Магомета и Котиев Лом-Али. Опять
    же 22 октября 1992 года в этом же поселке
    Южном под покровом ночи отряд на четырех
    БТРах, ведомый тремя заместителями МВД
    Северной Осетии во главе с народным
    депутатом РФ Т. Батаговым, совершили рейд
    на место предыдущей трагедии и обстрелял
    его из всех видов имеющегося оружия.
    22 октября 1992 года боевой отряд северо-
    осетинских ополченцев на четырех БТРах
    осуществили рейд в поселки Дачное и Куртат
    Пригородного района и под покровом ночи
    обстреляли ингушские дома.
    30 октября 1992 года в селе Дачное
    убит Яндиев Мурат.

  • Мага

    Осетинские военные показали вооружение, которое они применили против мирного ингушского населения в 1992 году и сами признались, что без российской армии не смогли бы противостоять Ингушам.

    ВОТ ОТРЫВОК ВИДЕО С ОСЕТИНСКОГО САЙТА «osgenocid.ru»:

    http://m.youtube.com/watch?v=PjZDZSutEkw&fulldescription=1&hl=ru&guid=&gl=RU&client=mv-google

    Данное видео создано руководством Северной Осетии в ноябре 1992 года и посвящено так называемому осетино-ингушскому конфликту 1992 года. В нем, как и везде, осетины говорят, что у них не было никакого оружия и что они не готовились к войне против ингушского населения Пригородного района и города Владикавказа, которое к тому времени насчитывало более 60 тысяч ингушей.
    НО Генеральной Прокуратурой
    России признано, что руководство Северной Осетии еще за год до этого «конфликта», то есть в 1991 году, создало свои осетинские вооруженные формирования: республиканскую гвардию и народное ополчение. Народное ополчение доходило до 20 тысяч человек, гвардия-3 тысячи человек. плюс осетинская милиция и ОМОН. Плюс несколько десятков тысяч российских солдат.
    Кремль и Прокуратура России позже признали, что эти формирования были незаконные и бандитские, и было приказано разоружить эти бандформирования.
    Более того, на данном видео с самого начала вы можете увидеть осетинские БТРы и ракетные установки АЛАЗАНЬ, очень много людей с оружием, пулеметные ленты и много другого оружия. Но через некоторое время на 56 секунде один толстый осетинский старичок несет бред о том, что «они мирные люди, они не хотят воевать», дальше поднимает камень с земли и говорит, что у осетин кроме камней и булыжников ничего нет против ингушей. Рядом стоящие с этим стариком молодые смеются и улыбаются над его словами.
    ДАЛЕЕ на этом видео в 01:22 говорит
    осетинский подполковник милиции Владимир Цуциев: «РОССИЙСКИЕ ВОЙСКА КАК РАЗ ОКАЗАЛИ НАМ НУЖНУЮ ПОМОЩЬ. МЫ СВОИМИ СИЛАМИ НЕ МОГЛИ ПРОЙТИ ДАЖЕ ПЕРВЫЙ РУБЕЖ ИНГУШЕЙ».
    То есть, другими словами, осетинские военные признаются, что имея столько бронетехники и столько оружия они не могли воевать с ингушами, у которых было очень мало оружия и не было боеприпасов.
    Чуть дальше на видео вы также увидите во многих местах осетинские БТРы, много вооруженных людей в боевых касках и бронежилетах. И в самом конце вам представится очень интересный момент: стоит ракетная установка и стреляет по ингушским позициям.