3 октября 2013

Владимир СОЛОВЕЙЧИК. Двадцать лет спустя

soloveychikДвадцать лет в истории человечества — срок совсем небольшой. В жизни всякого отдельного человека — немалый. Тем не менее, когда вспоминаешь о событиях осени 1993 года, завершившихся расстрелом законно избранного российского парламента, кажется, что это было вчера. Возможно, таково свойство нашей памяти: прошло два десятилетия, промелькнули, а тебе, непосредственному участнику описываемых событий, по-прежнему приходят на ум герои и антигерои тех дней, настроения, ожидания, эмоции, несбывшиеся надежды, отчаяние, слёзы, жёсткий, чуть ли не посекундный, хронометраж дней и ночей с 20 сентября по 4 октября 1993 года.

Набирает разбег второе десятилетие нового века, в могиле многие из тех, кто отдавал преступные приказы и словом и делом вдохновлял палачей из расстрельных команд, — Ельцин и Грачёв, Черномырдин и Гайдар. «Элита» путинской РФ, нынешние власть и деньги имущие, делают всё, чтобы вытравить память о событиях «кровавого октября» 1993 года из общественного сознания. Во многом им это удаётся. Всё меньше людей собирается на ежегодные уличные акции 3-4 октября, всё меньше об этом говорят и пишут журналисты, всё меньше остается с нами живых защитников Дома Советов, тех, кто стоял до конца той осенью не за свои выгоды, кошелёк, собственность, власть, карьеру, а за свои принципы, верность убеждениям, чистую совесть. За прошедшие годы так и не завершено, по сути дела, расследование бойни в Останкино, массовых убийств на Краснопресненской набережной, не понёс наказания ни один из палачей. Неактуально…

События осени 1993 года показали, что правящая нами буржуазия не остановится ни перед чем, когда дело идёт об её коренных классовых интересах — о сохранении частной собственности и власти, её сохранность гарантирующей

События осени 1993 года показали, что правящая нами буржуазия не остановится ни перед чем, когда дело идёт об её коренных классовых интересах — о сохранении частной собственности и власти, её сохранность гарантирующей

Да, для либерально-рыночной России, страны капиталистов, верных защитников их классовых интересов в «силовых» и гражданских ведомствах, начиная с самого «национального лидера» и заканчивая самым последним, мелким, вороватым и продажным столоначальником, страны верных слуг буржуазии в парламенте и СМИ, эта дата — действительно неактуальна. О ней они готовы забыть как о кошмарном сне, как о днях и часах животного страха, страха потерять власть и лишиться украденной у трудящихся посредством чубайсовской приватизации собственности, страха перед столь презираемым ими людьми, почувствовавшими на московских площадях и улицах, что именно они — народ, что от них, а не от всяких ельциных, лужковых и явлинских зависит судьба страны. Те мгновения были кратки. Их заглушили пулемётные очереди в Останкино и танковые выстрелы на Краснопресненской набережной. Потом ельцинские «гвардейцы» добивали уцелевших. Потом были «выборы на крови», Конституция новых собственников и фарс с «амнистией». Некая иллюзия всепрощения. Про павших защитников Дома Советов тогдашней, да и нынешней властью было забыто.

Но мы-то помним тех, кто осенью 1993 года пошёл против Ельцина. Тех, кто погиб или был искалечен в те горькие дни. Тех, кто не предал. Помним и тех, кто отдавал преступные приказы, и тех, кто их выполнял, сидя у пулемётов в телецентре, в танках, стрелявших по парламенту, стоя в милицейских оцеплениях. Тех, кто отключал в Доме Советов свет, воду и тепло, тех, кто призывал к расправе над защитниками законной власти, тех, кто лизал зад «октябрьским победителям». Этих мы никогда не забудем, этих мы никогда не простим.

События осени 1993 года показали, что правящая нами буржуазия не остановится ни перед чем, когда дело идёт об её коренных классовых интересах — о сохранении частной собственности и власти, её сохранность гарантирующей. Ни перед законом, ни перед конституционными статьями, ни перед честью и совестью. Компромисс в этой ситуации для неё невозможен. Она пойдёт на любые жертвы, на любые преступления. Таков главный урок октября 1993 года.

События осени 1993 года показали, что никакая «международная общественность», никакая «большая восьмёрка», никакая ООН, не говоря уж о МВФ и ему подобных образованиях, ничего не станут делать для защиты прав большинства граждан России. Взаимовыгодное сотрудничество с руководством страны «периферийного капитализма», каковой наше Отечество стало за два десятилетия после расстрела Дома Советов, для них важнее нарушений «прав человека», «демократических процедур» и «свободного волеизъявления».

События осени 1993 года показали, что статусные либеральные политики и прочая «правозащитная общественность» в ситуации резкого противостояния буржуазной власти и трудового народа неизбежно окажется на стороне власти. Иначе и быть не может: у них один приоритет — защита «священной и неприкосновенной» частной собственности, права немногих на эксплуатацию большинства, на отчуждение людей, живущих трудом своих рук и ума, от власти и собственности, от принятия решений, от участия в управлении страной. Тогдашние телевизионные истерики Гайдара и Явлинского, тогдашняя поддержка, оказанная ими Ельцину, были отнюдь не случайны.

События осени 1993 года показали, что без массового участия наёмных работников не только в столице, но и по всей России, невозможен успех в противостоянии власти и оппозиции. Ни одна забастовка не прошла двадцать лет назад в поддержку осаждённого Дома Советов. Пассивность промышленных рабочих сыграла на руку реакции, став одной из предпосылок успеха ельцинистов. Те, кто должен был быть в те дни с нами, остались нейтральны, не уловив прямой связи между своими личными интересами и общими интересами народного движения, которое при поддержке трудовых коллективов имело бы все шансы перерасти в революцию.

После краха надежд на скорое крестьянское возмущение, накануне своего ареста и заключения в Петропавловскую крепость великий русский литературный критик Дмитрий Иванович Писарев написал матери: «Нужно уметь с достоинством переносить политическое поражение». Мы, я полагаю, достойно прошли все эти годы: в борьбе, не сдавшись на милость победителей, не капитулируя перед неблагоприятными обстоятельствами. Победив военно, буржуазная власть проиграла морально. Но одной моральной победы мало. Поэтому необходима долгая, будничная, кропотливая, изматывающая порой, повседневная работа с людьми. Без такой, просветительской по сути своей, работы ничего и никуда не сдвинется. А начинать её надо с рассказа о кровавом октябре 1993 года. Отсюда растут ноги нынешней «исполнительной вертикали», президентской монархии, которая, будучи прямым порождением современного туземного капитализма, зависимого от ведущих империалистических держав, обрекающего Россию на неизбежное отставание в развитии, стала главным источником бед нашей страны.