25 сентября 2013

Юрий СИМОНОВ. Арктический дневник искателя приключений

Я очень люблю жанр путевых заметок, когда будто одновременно с автором открываешь для себя новые места и пространства. Юрия Симонова я знаю довольно давно. В годы перестройки и в ранние 90-е он был активистом «неомарксистского» профсоюза «Независимость», созданного и возглавляемого Леонидом Павловым (Гинзбургом), который решил, что взобрался на плечи Маркса. Симонова я знал и как сотрудника Комитета солидарных профсоюзных действий, активиста свободного профсоюза ПРОФТЭК, члена петербургской организации СОЦПРОФ, участника движения «Альтернативы». Я с интересом слушал его рассказы о международных форумах альтерглобалистов. Его «отход на Север» стал для меня полной неожиданностью. Но я порадовался за Юрия. Если человек пускается в такое путешествие, значит, он ищет приключения. Мне всегда были близки люди авантюрного склада, романтики. Читая заметки Симонова, я невольно сравнивал их с «Сердцем искателя приключений» Эрнста Юнгера… Да и не удивительно, учитывая уровень «боевитости» российского рабочего класса, что наш профсоюзный активист подался в арктические льды…

Дмитрий ЖВАНИЯ

Юрий Симонов

Юрий Симонов

Эти арктические заметки были записаны в период с 21 июня по 17 сентября 2011 года во время совместной российско-американской арктической экспедиции «Шельф– 2011», целью которой являлось уточнение геологической структуры дна подножия прилегающей к РФ части Арктического шельфа. На основе данных, полученных экспедицией,  следовало подать заявку в ООН не позднее 2013 года о территориальном разделении спорных территорий Арктики между Россией, США, Канадой и Данией с целью признания за РФ той подводной части шельфа, которая непосредственно примыкает к её территории и является частью её горной гряды.

То есть необходимо было доказать, что шельф с нашей стороны, со стороны РФ – «наш» не только в географическом, но и в геополитическом измерении, сколь бы не странно звучала такая постановка проблемы.

«И чего же тут странного» — спросил бы иной российский патриот. «Ведь Россия же возрождается!» — добавил бы он, и был бы прав по большому счёту.

Если вспомнить то, что было с СССР и Россией в 90-е годы, то действительно, налицо признаки возрождения традиционного государства Российского, сверхдержавы.

Долго ли продлится этот период «возрождения» — вот в чём вопрос.

В общем, вышло довольно сложное объяснение, но короче не получилось, ибо такова была официальная цель экспедиции.

Интрига, однако, в том, что это была не единственная её цель.

Нефть и газ!

Обнаружение на дне данной территории Арктики новых месторождений углеводородов, а также других минеральных ресурсов («золота и платины»- как торжественно объявлено было одним из каналов российского телевидения!) — ещё одна достойная цель экспедиции, так как  известно, что современная Россия с  некоторых пор, по крайней мере, с 2005 года, стала прирастать Севером.

Во время экспедиции использовалось уникальное сейсмическое оборудование американской компании GXT, которое, правда, не всегда выдерживало испытание суровыми ледовыми условиями, периодически давало сбои, но всё же, в конечном итоге, доработало до конца экспедиции.

Исследовательское судно «Академик Фёдоров» - одно из немногих судов такого типа, оставшихся «в живых» после постсоветского разорения 90-е годы

Исследовательское судно «Академик Фёдоров» — одно из немногих судов такого типа, оставшихся «в живых» после постсоветского разорения 90-е годы

Впрочем, описание работы оборудования не являлось главной целью при создании данных заметок.

Основным желанием автора дневника изначально было запечатлеть природу Арктики, которую автор впервые увидел вблизи, до известной степени даже слился с ней, и людей, действующих в этих условиях на протяжении трёх месяцев (сливаться с которыми было куда труднее, чем с природой), на крайне ограниченном пространстве исследовательского судна «Академик Фёдоров», одного из немногих судов такого типа, оставшихся «в живых» после постсоветского разорения 90-е годы.

«Академик Фёдоров», построенный двадцать пят лет назад на финских судоверфях, на данный момент — единственное исследовательское судно, владельцем которого является ААНИИ (Институт Арктики и Антарктики).

Но ещё двадцать лет назад таких судов было не менее семи.

Прокладывал дорогу «Фёдорову» во льдах Арктики мощный атомный ледокол «Россия», построенный в Ленинграде в 1985 году, на Адмиралтейских верфях.

Собственно, атомный ледокольный флот современной России — это тоже особая история: в 90 годы и он понёс потери.

Ряд ледоколов подобного типа в настоящее время либо выведен из строя, либо выполняет коммерческие задания, то есть перевозит иностранных в основном туристов к Полюсам (конечно, к Северному) и обратно, получая с этого хороший «навар».

«Россия» на этот раз, не за бесплатно, конечно, выполняла государственное задание.

На борту обоих судов находилась большая интернациональная команда, включавшая сотрудников группы российских ААНИИ (НИИ Арктики и Антарктики, ГНИНГИ, ОкеанГеология), государственных и частных ведомств (ряд ОАО, включая Севморгео, Севернефтегаз, бывшие советские предприятия и ведомства, быстро приспособившиеся к рыночной экономике), и группы иностранных сотрудников, граждан США, Канады, Великобритании, Новой Зеландии, Франции и Азербайджана.

Ещё одной целью данных заметок было отразить субъективные ощущения их автора, работавшего в экспедиции переводчиком и вышедшего в море на такой длительный срок в первый раз в жизни.

Автор включил в заметки свои размышления о прочитанной на борту литературе, как взятой им с собой, так и в судовой библиотеке, заполненной изданиями периода Перестройки и эпохи «марксизма-ленинизма».

Эту литературу, в том числе и по «марксизму-ленинизму», автор заметок перечитывал длинными бессонными арктическими ночами, ничем не отличавшимися от дня, так как все время было светло, а также окинул некий критический взгляд на многое из того, что он пережил на «большой земле».

Чтение литературы из судовой библиотеки и взгляд на былое и прожитое подвигли к написанию неких эссе, причём прямо в заметках, по ходу их создания, и некоторые эссе выдают в авторе историка, каковым автор и является по второй специальности, да и по призванию.

Заметки отразили частицу души автора, временами даже её крик, переходящий иногда в стоны.

Впрочем, стоны получились не очень громкие.

Данные заметки являются также путевыми и страноведческими наблюдениями, ибо по пути к Северному Полюсу «Фёдоров» заходил в один из портов Германии, в два порта Норвегии, а начал он свой путь из маленького финского городка Наантали, что возле Турку, где находится сухой док и причал, откуда «Фёдоров» отчалил 21 июня, а затем благополучно причалил 17 сентября того же 2011 года.

Заметки не претендуют на то, чтобы их считали шедевром литературного творчества, и требуют некоторой редакции.

К заметкам дневника прилагаются фото и видео, что делает их содержание более весомым.

Итак:

21 июня

Jeder Anfang is schwer (нем. пословица)

Странный первый день экспедиции, день лёгкой растерянности неврастеника и столь же легкого стресса у него.

Известно, что стресс вообще нужен, умеренной степени, не убивающий, щадящий.

Впрочем, неврастеника может добить и лёгкий стресс, всё зависит от ситуации.

К вечеру, однако, кое-что кое-как прояснилось, и неврастенику полегчало….

Прояснилось многое, в том числе и то, что он не взял мыла и прочих вещей, нужных в любой долгой дороге. Мыло ведь и на Северном Полюсе нужно. Явно не хватает одежды, прежде всего ещё одной пары брюк и обуви. Не оставляет, впрочем, надежда на то, что мыло дадут. Дали же туалетной бумаги, которая тоже иногда бывает нужна…. Даже и на Северном Полюсе!

До сих пор как-то не верится, что дорога предстоит длиной месяца в три. С качкой и прочими прелестями, которые также есть стресс, но какой степени, это ещё неврастенику предстоит узнать и прочувствовать на собственной шкуре.

Завтрак в 6 утра, что несколько бодрит.

22 июня

Неврастеник проснулся в 6 утра, причём сам, по собственной инициативе. Видимо, устал спать, или неврастения замучила во сне. Почувствовал, что «на улице» происходит нечто особенное.

И точно — док уже почти полностью был заполнен водой, и кораблик начал делать движение в сторону моря. Но это оказались только слабые передвижения судна внутри дока. Работы по погрузке и чистке палуб продолжились, и на дневной российско-американской летучке выяснилось, что выходим завтра в 12 со всеми вытекающими. То есть с ходовыми испытаниями, которые ещё не известно до конца, где будут, с испытаниями сейсмического оборудования, и т.д.

Проблема в том, что такие полномасштабные испытания проводить в зоне навигации сложно и опасно, а в экономической зоне любой страны тем более запрещено, поэтому остановились на варианте возле «места, где встречаются лоцманы», то есть в районе “pilot station”.

Предстоит что-то интересное, сверх-необычное.

После испытаний американцев, 15 человек, заберёт катер, и останутся только пятеро. Кроме американцев, есть ещё пара британцев, включая Киндера, индуса по происхождению.

Сделали заказы очень важного назначения — алкоголь и сигареты. Причём сделали их через некий Шепшандер, который, как оказалось, является торговой фирмой, где продают со скидкой, в том числе алкоголь — ну как же без него в море …..

Все это будет доставлено в Киле на борт.

Утром, 22, точнее, ночью, послышался шум, как будто воду кто-то лил в пустую бочку, вместе с шумом чего-то ещё, двигателей кажется.

Автор заметок вышел на палубу около 6 утра, и догадка подтвердилась — в доке прибывала вода. Док, в котором стоял наш кораблик, это и есть та самая «бочка», в которую лили воду. Наполовину к моему выходу на палубу док был уже заполнен. Это означало, что мы скоро выходим, но вот как скоро?

Вчера в разговоре с американцами (канадцами) выяснилось, что не собрана гидравлика с нашей стороны.

Со стороны американцев всё готово, то есть готовность Косы (стримера) к испытаниям была стопроцентной.

С нашей стороны, в общем и целом, тоже….

Выйдем ли мы сегодня в сторону Киля, неизвестно. Так что удовольствие неизвестностью продлится. Из других странностей, в том числе забавных, можно перечислить невероятно громкое внутреннее радиооповещение, и иногда хочется в радиоприемник что-нибудь кинуть — оказывается, выключить его из розетки невозможно.

Слухи о том, что в Киле будет закупка алкоголя, так же бодрят: какое же морское путешествие без «бутылки рома и охо-хо-хо»!

Однако надо идти на завтрак, пока без рома.

Продолжение следует…

Читайте также на эту тему:

Дмитрий ЖВАНИЯ. На полюс напролом? Запросто!

Капитан Александр БАРИНОВ: «На атомном ледоколе живешь как при коммунизме»