11 сентября 2013

Иннокентий СУРГУЧЁВ. Навальный – это Медведев-2

SurguchevНе понимаю, почему неприязнь к Алексею Навальному у многих превращается в приязнь к действующему режиму? Будто между путинской пародией на диктатуру и пародией Навального на демократию есть какая-то разница.

В том то и дело, что разницы нет. В нынешней политической ситуации внешний дуализм оборачивается внутренним тождеством. Можно переставить Путина и Навального местами и от этого ничего не изменится. И тот и другой в равной степени играют в авторитаризм и демократию, находясь на самом деле где-то посредине, в посредственности, не обязывающей к серьёзности и подлинности.

Такова закрытая система, в которой происходит имитация российской политики. Эта система создаёт на поверхности жаркие баталии, но при этом где-то внутри себя примеряет противоположности. Декларации этой системы почти всегда антиномичны.

Навального я бы не рассматривал как альтернативу Путину, хотя бы потому, что в рамках той системы, в которой они оба существуют, Путин, так или иначе, выше Навального: он раньше вошёл в эту систему и довёл её до нынешнего состояния. Навальный мог бы и может рассчитывать на роль приемника Путина, но только в том случае, если этого захочет Путин, ведь за ним, как за одним из высших звеньев в системе, последнее слово.

Но долой либеральные сопли. Дело не в чекизме или рабском сознании русского народа. Дело в том, что оба играют по правилам его величества Капитала. Оба — часть капиталистической элиты, которая, в силу специфики современного состояния экономики (и того, что предшествовало этому состоянию), допускает дискуссию о том, в каких именно сапогах Россия должна идти по пути капитализма, но не допускает, что могут быть другие дороги для российского общества и государства. Тем более такие, на которых может ставиться вопрос об упразднении государства.

Мелкая буржуазия, та её часть, что хочет изображать борьбу, но не хочет самой борьбы, нуждается в лидере, который готов разыгрывать из себя лидера для тех, кто считает его таковым, но при этом не стремиться стать лидером для всего общества.

Путин и Навальный - оба играют по правилам его величества Капитала. Оба — часть капиталистической элиты

Путин и Навальный — оба играют по правилам его величества Капитала. Оба — часть капиталистической элиты

В этом проявляет себя сектантский дух современной российской около-политики. В этом есть что-то от ненависти детей к своим родителя в пубертатном периоде. Ребёнок презирает мать и отца (или только одного из родителей, как кому не повезёт) , но при этом не может дистанцироваться от них, ведь только за их счёт он ест, пьёт и получает образование. Он лелеет мысли о побеге из дома, но всё время откладывает его на завтра. Всякий раз, когда мелкобуржуазная либеральная оппозиция пытается дистанцироваться от неё, играет в революцию, власть напоминает ей о родстве, в котором право старшинства принадлежит ей и в её распоряжении находятся необходимые для жизнедеятельности мелкого либерального буржуа ресурсы.

Ведь стоит власти только покуситься на рупоры мелкобуржуазного радикализма, такие как телеканал «Дождь», радио «Эхо Москвы» или «Новую газету», а также изгнать оранжево-радужных хипстеров из уютных интерьеров «Жан-Жака» и «Старбакса», как либеральный тренд из статуса легитимного и модного радикализма, «сукина сына, но нашего сукина сына», сделается маргинальным увлечением незначительного круга столичной интеллигенции.

Так было в середине XIX века, когда либеральная общественность требовала от Николая I какого-то легитимного положения, но император жестоко играл с ней, то приманивая кусочками легитимности, то отпугивая ухмылкой Бенкендорфа. Царская власть способствовала расколам и нарастанию противоречий среди мыслящей части общества, в результате которого одни шли ей на уступки, становясь от неё полностью зависимыми, а другие, наоборот, доводили свой радикализм до крайней точки, в которой либерализм исчерпывал себя, как недостаточно революционное направление.

В нынешних условиях, конечно, тактика Николая Павловича вряд ли возможна, всё же к несчастью многих патриотов, демагогов и воров, Россия- республика, а не монархия. Сейчас приманкой служит не легитимность, а власть, гарантирующая незыблемость легитимности. Но это всегда будет такая власть, до которой либеральным буржуа не хватит нескольких сантиметров роста: висит груша — нельзя скушать.

Поэтому истерики коричневых и красно-коричневых, а равно и свинячий восторг буржуазной либеральной интеллигенции выглядят одинаково глупо и несвоевременно. Навальный в обозримом будущем не просочится систему власти всего-навсего потому, что он уже в ней, но в роли духовного лидера сателлитов Кремля, а не кесаря, пускай и мятежного, при стареющем Августе.

Навальный — второй Медведев в положении раннего Геннадия  Зюганова. Не перестроечный Ельцин и уж тем более не Керенский в IV думе.