5 сентября 2013

Дмитрий ЖВАНИЯ. Пусть платят те, кто боится бороться

Jvania-telefon2Как хорошо, что мы живём в информационном обществе! Сейчас не нужно собирать на площадях тысячные толпы — тьмы и тьмы, чтобы донести до них идею или эмоцию. Достаточно, чтобы тебя транслировали СМИ, и тьмы, сидя за компьютером или перед экраном телевизора, узнают о твоей позиции. Иногда журналисты извращают (специально или по глупости) твои идеи или высказывания. Но и ведь и те, кто приходят на площадь, далеко не всегда слышат, что говорит оратор.

Эти мысли меня посещали на Контрсаммите, который проходил в Петербурге 3 и 4 сентября. Журналистов было так много, что его организатор Борис Кагарлицкий устал раздавать интервью телеканалам и изданиям. Другие «хедлайнеры» Контрсаммита не скучали тоже. Мероприятие получило очень высокий «индекс цитирования». Но было оно весьма немноголюдным. Понятное дело: будни, закончился период отпусков. Не все смогли вырваться с работы или учёбы. И всё же меня удивило то, что на Конрсаммит пришло мало левых активистов города. Местная левая тусовка в очередной раз показала свою глупость.

Конечно, если бы эти лоботрясы осчастливили  Контрсаммит своим присутствием, он бы всё равно не стал «праздником масс». Чего стоит мобилизационная способность нашего левого движения, показали последние митинги — на каждом из них, а проходили они не в будни, когда все работают, а в выходные, собиралось не более 15-20 человек. Наверное, ещё не пришло время. Массы ещё не проснулись, в народе ещё нет запроса на левые идеи. Значит, надо сосредоточиться на интеллектуальной работе, на  оттачивании ответов на вызовы времени. Вот именно этим можно было заняться на Контрсаммите. Для этого он и проводился. Да и не каждый день в Петербурге (да и вообще — в России) высаживается такой представительный альтерглобалистский десант. В работе Контрсаммита участвовали легендарный египтятин Самир Амин — экономист и историк, глава Антимонопольной Службы Эквадора Педро Педро Паес, создатель Global Exchange и Green Festivals Кевин Дайнахер из США, человек, который явочным порядком проводил электричество в бедняцкие районы Патрик Бонд из ЮАР, Ау Лонг Ю — профсоюзный лидер из Кита, который каждый день рискует свободой, защищая рабочие интересы в «фабрике мира», и другие. Было кого послушать и что обсудить.

banner

Но нет! Одних леваков не устроили личности тех, кто занимался организацией Контрсаммита в Петербурге. Кургиняновцы! То, что эти люди за полгода до этого покинули «Суть времени» истеричного мегаломана Кургиняна, их не волновало. Других напрягло то, что на Контрсаммите с докладами должны были выступить член Общественной Палаты РФ Георгий Фёдоров и политолог-путинист Алексей Мартынов. И они выступили. И им дали бой те активисты, которые участвовали в работе Контрсаммита. Срывать овации в узкой аудитории единомышленников легче лёгкого. А вот спорить с изощрёнными демагогами непросто. Но это нужно уметь делать, если мы хотим «завоевать сознание масс».

Напомню, о чём говорил Георгий Фёдоров. Для начала он раскритиковал гегемонию США и «хищнический капитализм мега-корпораций». В 90-е годы Россия, когда ею правили «гарвардские мальчики»,  стала жертвой неолиберального капитализма. Но вот пришёл Владимир Путин и обуздал силы капитала, который высасывали из России соки. Но неолиберальные силы не смирились с поражением. Они готовят реванш. Для этого на деньги ТНК они запустили оранжевые технологии. Путин ведёт с ними бой. Он во время  распознал в Михаиле Ходарковском ставленника ТНК и лишил его свободы. Теперь по указке ТНК действует Борис Немцов и «болотные». А Алексей Мартынов заявил, что права человека в каждой стране должны пониматься на свой лад. Он предложил создать российский суд по правам человека, чтобы «само общество» принимало решения о правовых вопросах.

«Как вы можете говорить о соблюдении в России прав человека, когда больше года в тюрьме сидят люди, которых обвиняют в организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года в Москве? Это же была чистой воды полицейская провокация перед инаугурацией Путина. Сами ОМОНовцы следователям дают одни показания, а в суде путаются и говорят иное…» — возмутился один из лидеров петербургского Левого фронта Иосиф Абрамсон. Господин Фёдоров на это ответил: «Если вы в 90-е годы попадали в автозак, вы обязательно выходили оттуда со сломанными рёбрами, вы выходили калеками, а сейчас в автозаках пишут в “Twitter” репортажи, делают фотографии — посмотрите на Ксению Собчак, сейчас нет жертв, никого не бьют». Мартынов тоже отметил, что в целом в стране стало жить намного безопаснее, чем в 90-е годы, и это — заслуга Путина. я оставляю эти высказывания без комментариев.

Сопредседатель центрального совета профсоюза «Университетская солидарность», социалист Павел Кудюкин (он критиковал СССР слева ещё задолго до Перестройки) спросил господина Фёдора, в чём принципиальное отличие империи Ходорковского от «Роснефти» Игоря Сечина или «Газпрома» Алексея Миллера? Фёдоров не смог дать чёткого ответа. По его версии, «Роснефть» и «Газпром» работают на государство, а значит — и на всё общество, в то время как Ходорковский работал на самого себя и ТНК.

Контрсаммит в Санкт-Петербурге: Алексей Мартынов (третий слева), Кевин Дайнахер (второй справа) и Георгий Фёдоров (крайний справа)

Контрсаммит в Санкт-Петербурге: Алексей Мартынов (третий слева), Кевин Дайнахер (второй справа) и Георгий Фёдоров (крайний справа)

На самом деле с такими людьми, как Фёдоров спорить весьма сложно. Это — эдакие «бойцы без правил». Они заигрывают с советским прошлым и воспевают российское настоящее, проклиная «неолиберальные 90-е». Тот же Фёдоров заявил, что экономика СССР была достаточно мощной альтернативой рыночной экономике капитализма. Поэтому неолибералы руками Егора Гайдара и его приятелей разрушили её. Верно! Распад остановил Путин. И вот здесь — в утверждении, что Путин остановил распад советского наследия — кроется большая ложь. Путинская экономика не менее неолиберальна, чем гайдаровская. Именно при Путине были окончательно уничтожены экономические основы рабочего государства, созданного Октябрём. Путин не раз заявлял, что он — рыночник. И слова эти он постоянно подкрепляет делами, что бы ни говорили Фёдоров, Мартынов и иже с ними. В отказе Путина от рыночной стратегии обвиняют лишь тупоголовые либералы, которые всё ещё верят в честность «невидимой руки свободного рынка». Но доказывать ложность идеологемы Фёдорова и его соратников надо цифрами и фактами. Если мы не научимся делать это, мы не добьёмся идеологической гегемонии.

Некоторые левые активисты Петербурга всё же пришли на Контрсаммит, но для того, чтобы разнести в его кулуарах слух, что мероприятие организовано по распоряжению Администрации президента РФ. Мол, таким образом путинский режим решил обозначить свою демократичность перед главами G-20. А даже если это и так! Контрсаммиты никого не введут в заблуждение, когда в застенках России сидят люди за политические убеждения. Если Администрация президента действительно способствовала проведению Контрсаммита, то она просчиталась. В итоге в Россию приехали не какие-то оболтусы с серьгами в ноздрях, а компетентные люди, которые чётко, аргументировано раскритиковали тот самый строй, который эта администрация защищает.

Естественно, и журналистов, и активистов интересовал вопрос, на чьи деньги организован праздник. Я не знаю этого наверняка. Но догадываюсь, что Деньги на Контрсаммит могли дать промышленники, чьи отрасли пострадали после вступления России в ВТО. если это так, то в чём проблема? Ещё председатель Мао учил нас, что «в известной степени и в известные периоды» цели национальной буржуазии, которая занимает промежуточное положение между мелкой буржуазией и связанной с транснациональными корпорациями крупной буржуазией, совпадают с тактическими задачами рабочего класса. Наша нынешняя задача — защитить отечественное производство, индустрию нашей страны от дальнейшего разрушения. И если в этом вопросе мы солидарны с промышленниками, которые возглавляют, например, русское машиностроение, или другие отрасли, уничтожаемые ТНК, то почему бы не обложить их, промышленников, «революционным налогом»? Пусть платят, если боятся бороться сами.

Участник Контрсаммита, профессор факультета международных отношений СПбГУ Дмитрий Рущин (слева) и организатор Контрсаммита Борис Кагарлицкий

Участник Контрсаммита, профессор факультета международных отношений СПбГУ Дмитрий Рущин (слева) и организатор Контрсаммита Борис Кагарлицкий

А ситуация в мире действительно критическая. Педро Паэс, глава антимонопольной службы Эквадора, заявил о надвигающемся «кризисе цивилизации», вызванном «кризисом капитала». «Мы вступаем в стадию потребления, вызванного ростом долга: если глобальный ВВП составляет около 63 трлн долларов, то совокупный объём национальных долгов уже превысил 212 трлн долларов, а объём рынка финансовых производных инструментов — 1500 трлн долларов», — заявил он. По мнению Паэса, мир должен был вступить в стадию депрессии уже в 80-е годы, так что сейчас единственным спасением глобальным правительствам видится лишь новая война, которая сможет повысить уровень госрасходов.

Участники Контрсаммита предлагают направлять деньги не банкам и корпорациям, что в итоге ведёт к кредитной пирамиде и усилению кризиса, а в промышленный сектор и на более мелкие расходы, нежели мегапроекты, которые любит, в частности, Кремль. Патрик Бонд из ЮАР полагает, что страны БРИКС, в том числе и Россия, критикуя США, всего лишь претендуют на участие в контроле над миром. Этим, по его мнению, и объясняется противоречие с одновременными действиями в интересах международных корпораций с репрессиями и критике США. И его никто не затыкал, не шикал на него, мол, здесь мы только США обличаем и корпорации, а о России говорим как о «великой надежде всего мира».

Как верно заметил обозреватель «Делового Петербурга» Михаил Шевчук, «проблемы, о которых говорили на контрсаммите «могли быть озвучены и на самом G20»: борьба с офшорами и корпорациями, а также с бедностью, гигантские долги США, ограничение роста военных расходов и поиск альтернативных энергоресурсов, экология, защита национальных интересов от США. Однако Шевчук не прав, считая, что и решения альтерглобалистов могли бы быть одобрены лидерами G20. Большинство лидеров G20 — сторонники неолиберализма, а неолиберальные решения лишь усугубляют проблемы мира, что и доказывали участники Конрсаммита.