30 августа 2013

Дмитрий ЖВАНИЯ. К рабочим без романтической надежды

Jvania-Kommunar3Сегодня утром с товарищами, сотрудниками Комиссариата социальной мобилизации, я ходил распространять среди рабочих «Адмиралтейских верфей» (Санкт-Петербург) листовки с призывами добиваться реализации 134-й статьи Трудового Кодекса (об индексации заработной платы по мере инфляции) и поддержать митинг рабочих профсоюзов за повышение заработной платы, который состоится завтра — 31 августа. Распространили около 800 копий. Предвижу скептические высказывания: мол, агитировать рабочий класс — лишь зря время терять; мол, рабочие не имеют классового сознания; они, мол, — сплошь одно быдло и тупые неудачники.

Верно: рабочие — самая неблагодарная среда для социалистической агитации. Легче обратить в социалистические активисты какого-нибудь топ-менеджера или даже папинькиного сынка. Правда, сейчас левое движение всё больше пополняется мажорными дочками. Они будут исправно осуждать неолиберализм и рассуждать о социализме, сидя в модном кафе или какой-нибудь социальной сети.

А рабочие? Да, сегодня я слышал и такое от них: «А нам индексация без надобности! Мы и так много получаем!» Средняя рабочая зарплата на «Адмиралтейских верфях» — 30 тысяч рублей. Действительно — куда ещё больше? Кто-то с завода, видимо, охрана, вызвал наряд полиции в надежде, что нас задержат. Полицейские приехали, прочли текст листовки, пожали плечами и уехали, не найдя причины для того, чтобы задерживать нас…

Давным-давно русские социалисты пытались понять народ. Они ходили по деревням и агитировали крестьян. Крестьяне их сдавали в полицию… «Хождение в народ» провалилось с треском. Однако прошло 30 лет. Началась первая русская революция, и крестьяне, требуя земли, жгли поместья, а через 40 лет после «хождения в народ» большевики пришли к власти благодаря крестьянской поддержке, так как пообещали мужикам землю.

Я это к тому, что сегодняшний рабочий — вроде того «мужика», что в 70-е годы XIX века сдавал жандармам социалистов-народников. Как правило, это — мрачный, обрюзгший, со следами дурных привычек, озлобленный на всё человек. Я хожу агитировать рабочих к заводским проходным с конца 80-х. И всё без толку. Может, я бестолковый. Но ведь не только я, но и ни один левый активист не преуспел на поприще пролетарской мобилизации. Какое-то время назад мне надоело зря тратить силы. Я даже отговаривал от заводской агитации товарищей, которые возлагали романтические надежды на пролетариат.

Современный российский рабочий очень не похож не только на своего социального предка образца 1917 года, но и на своего западного собрата, который борется за свои права и порой — весьма радикальными методами. И что из этого? Плюнуть на русский рабочий класс и пуститься в поиски «нового революционного субъекта»?

Сотрудники Комиссариата социальной мобилизации распространили около 800 копий с призывами добиваться реализации 134-й статьи Трудового Кодекса (об индексации заработной платы по мере инфляции) и поддержать митинг рабочих профсоюзов за повышение заработной платы

Сотрудники Комиссариата социальной мобилизации распространили около 800 копий с призывами добиваться реализации 134-й статьи Трудового Кодекса (об индексации заработной платы по мере инфляции) и поддержать митинг рабочих профсоюзов за повышение заработной платы

Перед нами стоит задача спасения страны, а для этого нужно возродить её индустрию. Без рабочего это никак не получится. Промышленный рабочий класс не заменят ни офисный планктон, ни ЛГБТ-сообщество, ни дворники-иммигранты (при всём уважении к этим людям), ни женщины, которые на вред мужчинам отказываются ходить на высоких каблуках и делать макияж. И вот я вновь появляюсь у проходных…

Если бы в 70-е годы XIX века социалисты не пошли в народ, то в 1905-м никто бы стал запускать в барские усадьбы «красного петуха» и требовать «Декрета о земле» в 1917-м. Если мы сегодня отвернёмся от нашего уродливого рабочего, его социальный потомок никогда не создаст фабзавком.