22 июля 2013

Дмитрий ЖВАНИЯ. Сентиментальная глупость левых и ничтожность правых

jvania-kontaktНе так давно, когда я ещё работал журналистом, было модно обсуждать вопрос, являются ли российские СМИ четвёртой властью. Я доказывал, что нет — не являются. Так как они — под властью. В конце XIX века журналы «Современник» и «Русское богатство» были «властителями дум» русской интеллигенции. Нынешние СМИ над думами не властвуют. Ибо, с одной стороны, большинство людей отказываются думать, и  поэтому властвовать не над чем — дум нет, а, с другой — нет тех, кто бы мог быть их властителем – нет новых чернышевских и михайловских. Да, люди наши не думают, зато их распирают эмоции, которые рождаются под воздействием масс-медиа.

Возьмём для примера ситуацию в городе Пугачёве. Лишь немногие СМИ сообщили, что убитый бывший десантник Руслан Маржанов был татарином. Родители Руслана, следуя мусульманским поверьям, похоронили его в день его смерти – до захода Солнца. Живя в Пугачёве, Маржанов дружил с чеченцами — тоже выходцами из мусульманской общины. Так что почвы для разговора о «столкновении культур» нет. Если Юрия Волкова в Москве действительно убил какой-то дикарь, то в Пугачёве разыгрался обычный гормонально-бытовой конфликт из-за девицы. Но если судить о трагедии по сообщениям российских СМИ, то можно прийти к заключению, что русского бойца ВДВ заколол салафит. И почти никто не хочет слышать горькие слова несчастного отца Руслана Маржанова: «Дело не в национальности, а в водке».

Получается, что СМИ подыгрывают бондарикам и беловым. Конечно, северокавказская молодёжь в русских городах ведёт себя весьма вызывающе. Это глупо отрицать. И причины этого поведения известны и понятны. Могла бы в Пугачёве произойти межнациональная стычка с трагическим исходом? Легко. Однако же убийство Маржанова из другого ряда. Это банальное для современной России происшествие — пьяная драка с летальным исходом. Наверное, ряд СМИ, упорно  выдавая его за «конфликт цивилизаций», выполняют заказ свыше. А ведь жители Пугачёва не только требовали выселить чеченцев. Они и социальными вопросами задавались. Так, они спросили депутата Саратовской областной думы Николая Семенца: почему в их районе разрушена вся промышленность и нет работы? Тот не знал, что ответить.

Почти никто не хочет слышать горькие слова несчастного отца Руслана Маржанова: «Дело не в национальности, а в водке»

Почти никто не хочет слышать горькие слова несчастного отца Руслана Маржанова: «Дело не в национальности, а в водке»

Межнациональный конфликт, который, если  расползается, то по горизонтали, власти кажется менее опасным, чем социальный, который распространяется по вертикали. Власть боится бунта с социальной повесткой.

Правда, я бы не стал видеть в информационном извращении сути конфликта в Пугачёве заговор власти и СМИ. Скорее это – очередное проявление дегенерации российской журналистики. Новостной жанр умер. С новостью почти никто не работает — информацию не проверяет. В итоге мы получаем тиражирование небылиц. СМИ соревнуются лишь друг с другом заголовками: кто придумал понаглей, тот и молодец. Да и интеллектуальный уровень журналистского цеха весьма не высок. В принципе он никогда и не был высоким. Журналистика всегда была поприщем для тщеславных болванов и недоучек. Но сейчас в российской журналистике тон задают ребята из периферийного ПТУ. Чего от них ждать? Так что «читатели» и «писатели» находят друг друга. Но это заметил так — походя.

А вот где имеет место сознательное извращение информации, так это в освещении американскими леволиберальными СМИ убийства чернокожего Мартина Трейвона белым Джорджем Циммерманом в феврале 2012 года в городке Сэнфорд (штат Флорида). Сейчас это происшествие вновь всколыхнуло США в связи с тем, что суд присяжных оправдал Циммермана. Возмущаются чёрные, а также их группа поддержки из числа либералов и леваков, видя в приговоре проявление оголтелого расизма. Белый убил чёрного — и белого оправдали! Суд присяжных состоял из шести женщин, пятеро из них были белыми, а шестая — латиноамериканкой. Какие ещё нужны доказательства того, что расизм в Америке живёт и убивает? «Если бы вооружённый чернокожий мужчина застрелил белого, он был бы сразу арестован, и в обвинительном приговоре было бы мало сомнений», — утверждают недовольные оправданием Циммермана. Либеральные СМИ подливают бензин на эти раскрасневшиеся угли праведного антирасистского гнева. Убийца Трейвона, правда, далеко не WASP (белый протестант англосаксонского происхождения). Его отец — еврей, а мать — перуанка. Так что Циммерман — в принципе тоже цветной парень. Но для либералов в данной ситуации важно то, что он — белее Трейвона (Трейвон был безапелляционно чёрным). Чтобы, не дай бог, борцов «за справедливость  для Мартина Трейвона» не обвинили в антисемитизме, они упорно называют Циммермана либо белым, либо латиноамериканцем.

Убийство Мартина Трейвона белым Джорджем Циммерманом в феврале 2012 года в городке Сэнфорд (штат Флорида) всколыхнуло США в связи с тем, что суд присяжных оправдал Циммермана. Возмущаются чёрные, а также их группа поддержки из числа либералов и леваков, видя в приговоре проявление оголтелого расизма

Убийство Мартина Трейвона белым Джорджем Циммерманом в феврале 2012 года в городке Сэнфорд (штат Флорида) всколыхнуло США в связи с тем, что суд присяжных оправдал Циммермана. Возмущаются чёрные, а также их группа поддержки из числа либералов и леваков, видя в приговоре проявление оголтелого расизма

В знак протеста против процветающего в Америке расизма чернокожий конгрессмен-демократ от Иллинойса Бобби Раш с трибуны Палаты представителей выступал в капюшоне, надвинутом на лоб, подражая моде, принятой среди негритянской молодёжи. «Трейвоном Мартином мог бы быть я — 35 лет назад», — заявил президент Барак Обама. «Проблема в том, что многие видят в чернокожих молодых людях потенциальных преступников», — заметил глава США. 20 июля, на следующий день после оправдания Циммермана, в Нью-Йорке прошёл митинг, на котором выступили чернокожие поп-звёзды США Бейонсе и Джей. Естественно, они тоже возмущены.

Левые и либеральные СМИ рассказывают о Трейвоне. О его короткой 17-леней жизни. Он был хорошим сыном, он никогда не сказал грубого слова своей матери — Сибрине Фултон, которая стала медийной звездой из-за трагедии, сверстники вспоминают о Мартине как о прекрасном товарище…

Похожие рассказы два года назад либералы и левые тиражировали и о чернокожем Марке Даггане — жителе лондонского района Тоттенхэм. Полицейские застрелили Даггана, когда им показалось, что он достаёт пистолет, чтобы расправиться с ними. И это убийство послужило поводом для погромов в пригородах британской столицы. Невеста Даггана, Симона Уилсон, призналась, что Дагган был известен полиции и провёл даже некоторое время под стражей. Но главное, Марк, которого она знала в течение 12 лет, был «хорошим папой», который «боготворил своих детей». «Если бы даже у него был пистолет, — уж я-то это знаю, — Марк бы побежал. Он скорее бы побежал, чем стал бы стрелять, — сказала она в интервью “Channel 4 News”. — Они хотят изобразить его гангстером. Но Марк не гангстер. Он не известен как какой-нибудь бандит или член банды. Он не такой». Слова Симоны либералы и леваки цитировали без всякого сомнения в их истинности. Информацию о Даггане как о  создателе ганстерской группировки “Star Gang” левые и либералы называли полицейскими баснями. Не проверяя! Им было удобнее верить в то, что Дагган был хорошим папой, убитым полицейскими расистами.

Что касается Мартина Трейвора, то он  тоже, в подаче леволибералов, стал жертвой расистской паранойи испаноязычного Циммермана. Якобы увесистый дружинник Циммерман  (волонтёр Neighborhood watch patrol), изрыгая расистские оскорбления, набросился на 17-летнего чёрного паренька, идущего по своим делам, повалил его на асфальт и начал избивать, а затем, войдя в раж, достал пистолет и застрелил несчастного.  Якобы причиной действий Циммермана был исключительно цвет кожи подростка. Якобы он сообщил полицейским: «Этот парень выглядит подозрительно! Он — чёрный!» А когда полицейские попросили Циммермана оставить парня в покое, он их не послушался.

Чтобы, не дай бог, борцов «за справедливость  для Мартина Трейвона» не обвинили в антисемитизме, они упорно называют Циммермана либо белым, либо латиноамериканцем

Чтобы, не дай бог, борцов «за справедливость для Мартина Трейвона» не обвинили в антисемитизме, они упорно называют Циммермана либо белым, либо латиноамериканцем

Версия самого Циммермана и ряда свидетелей иная. Дружинник, объезжая свой район, заметил Мартина, медленно бредущего в капюшоне под проливным дождём. Циммерман сообщил полицейским о странном субъекте. Причём леволиберальные СМИ намеренно искажают слова Циммермана. На самом деле его диалог с полицейским звучал так:

«Циммерман: Этот парень выглядит как-то подозрительно. Он или под наркотиком или что-то ещё. Идёт дождь, а он слоняется вокруг, что-то высматривает.
Диспетчер: Ок. А этот парень, он чёрный, белый или испанец?
Циммерман: Он выглядит чёрным».

Полицейские действительно предупредили дружинника, чтобы он отстал от Мартина и продолжал объезд. Но Циммерман продолжил наблюдать за подростком, а затем оставил автомобиль и спросил чернокожего, зачем гуляет под проливным дождём. Тот вместо ответа ударил Циммермана в нос и сломал его, повалил дружинника на землю и начал бить его головой о бетонный тротуар, а потом попытался задушить. И только тогда Циммерман вытащил пистолет и выстрелил в Трейвона. Действия  Циммермана оправдывает Закон о самообороне штата Флорида.

Вначале либеральные СМИ писали, что Циммерман — здоровяк весом 240 фунтов (109 кг), а Мартин — хрупкий подросток с массой тела 140 фунтов (63 кг) Потом выяснилось, что они оба почти в одной весовой категории. Рост Мартина 188 см, а вес 150 фунтов (68 кг), а Джордж Циммерман весит 170 фунтов (77 кг). Кроме того, либеральные СМИ уличали Циммерана во лжи, доказывая, что Трейвон не избивал его перед тем, как погибнуть. Мол, всё было наоборот. Однако, когда в блогах появились фото избитого Циммермана с ссадинами на голове и перебитым носом, а затем появилось и видео, сделанное сразу после трагедии, на котором запечатлён избитый дружинник, они заявили, что в сущности эти фото и видео ничего не меняют. Как сообщил “Forbes” в рюкзаке Трейвона были обнаружены женские ювелирные украшения, плоская отвертка, которой удобно  вскрывать окна и машины, а ещё — следы нахождения в рюкзаке марихуаны.

Конечно, меньше всего хочется защищать Циммермана. Уважающий себя  человек не будет работать добровольным помощником полиции. Циммерман состоял в «Клубе будущих бизнес-лидеров Америки», а в 2002-м стал членом Демократической партии США. То есть парня из гетто, выросшего в атмосфере, где воровство и ганстеризм считаются доблестью, убил представитель среднего класса. На этом-то и надо делать акцент левым, а не на цвете кожи убиенного. Наверняка этот Трейвон был мелким вором. А Циммерман так дрожал за свой кусок, что записался в дружинники. Таким образом, конфликт носит классовый характер, а не расовый. Но либералам так нужно было перевести конфликт в область расизма, что они изобразили орудием Ку-клукс-клана человека с фамилией Циммерман, чья мама — перуанка. Ведь в области борьбы с расизмом все равны: и президент Обама, и миллиардерша Бейонсе, и Мартин Трейвон.

20 июля, на следующий день после оправдания Циммермана, в Нью-Йорке прошёл митинг, на котором выступили чернокожие поп-звёзды США Бейонсе и Джей. Естественно, они тоже возмущены. В области борьбы с расизмом все равны: и президент Обама, и миллиардерша Бейонсе, и Мартин Трейвон.

20 июля, на следующий день после оправдания Циммермана, в Нью-Йорке прошёл митинг, на котором выступили чернокожие поп-звёзды США Бейонсе и Джей. Естественно, они тоже возмущены. В области борьбы с расизмом все равны: и президент Обама, и миллиардерша Бейонсе, и Мартин Трейвон.

А леваки, как всегда, играют роль кричащей массовки в этом спектакле. Волей-неволей вспомнишь слова героя из фильма Жан-Люка Годара «Сделано в США» (1966): «Мы их не изменим. Правых потому, что они такие ничтожные, так что это глупо. Левых — потому что они сентиментальны. Поэтому… Правые и Левые — это уже совершенно неактуальное уравнение». В принципе вся эта «политика идентификаций» была задумана для того, чтобы сделать левых с почвы классовой борьбы и сделать их сентиментальными дураками.