20 мая 2013

Андрей ПЕСОЦКИЙ. Школьники в камуфляже вместо «призывного рабства»

Pesotskiy-megafon2Необходимость отмена воинского призыва – давняя дискуссия в советстко-российском обществе, начатая еще в перестройку, когда советские солдаты покидали Афганистан. Во время Первой чеченской кампании, когда на чеченских головорезов бросили юнцов со всей России, призывная тема обострилась и так или иначе не утихает до сих пор.

Люди, причисляющие себя к прогрессистам (главным образом, либералы) говорят о необходимости перехода к профессиональной, контрактной армии, которая огородит большинство граждан от «призывного рабства». Консервативно настроенная общественность (патриоты-державники, большая часть действующих армейцев), напротив, полагает, что лишь призывная система позволит сохранить боеспособность вооружённых сил и достойно воспитать подрастающие поколения.

В середине нулевых генерирующие много свежих идей нацболы предложили третий вариант комплектации вооружённых сил – добровольная армия. Такой вариант предполагает отмену призыва, однако в основу идеологии ставится не контракт, а патриотический дух. Добровольная армия – это не опостылевшая принудиловка, а осознанный выбор мужчины, это доблесть, а не бальный источник заработка.

Именно концепция добровольной армии выглядит предпочтительной, однако существует большая проблема – добровольцев, скорее всего, будет не достаточно для решения военных задач в масштабах такой огромной страны, как Россия. Выходом из ситуации может стать возрождение полноценной Начальной военной подготовки (НВП) в школах и развитие этой дисциплины до полноценной системы воинской подготовки без отрыва от учёбы и работы в национальных масштабах.

Исторически НВП расцветала в нашей стране в советские годы. Школьников  учили оказывать медицинскую помощь, обращаться с противогазом, ориентироваться на местности, маршировать, разбирать и собирать автомат и многому другому. После распада СССР воспитание мужественности перестало быть кому-либо нужным на государственном уровне, поэтому уроки НВП сворачивались, упрощались или превращались в беззубую «Гражданскую оборону».  Между тем, Начальную воинскую подготовку надо не обнулять, а всячески развивать и расширять.

НВП расцветала в нашей стране в советские годы. Школьников  учили оказывать медицинскую помощь, обращаться с противогазом, ориентироваться на местности, маршировать, разбирать и собирать автомат и многому другому

НВП расцветала в нашей стране в советские годы. Школьников учили оказывать медицинскую помощь, обращаться с противогазом, ориентироваться на местности, маршировать, разбирать и собирать автомат и многому другому

Скептики утверждают, что без постоянной службы в части невозможно постичь военное ремесло. Однако замена одного года службы по призыву 3-4 годами воинской подготовки в школе, техникуме или университете видится вполне адекватной мерой, если устраивать в период обучения летние сборы, продолжительностью в пару недель.

Преимущества воинской подготовки без призыва в часть выглядят следующим образом:

  1. Исчезает ощущение риска и потерянного времени. Молодой человек не вырывается на год из жизни, не теряет работу и связь с семьёй (уже своей собственной или родительской), не прекращается профессиональный и карьерный рост индивида. «Солдатские матери» и прочие либеральные паникёры смогут спать спокойно – их ненаглядного сыночка не искалечат в казарме в далёкой тайге, ведь он не потеряет контакт с домом;
  2. Развивается чувство товарищества. Сейчас парень, которого забрали по призыву, попадает в незнакомую социальную среду, где его может как принять коллектив, так и отвергнуть. А если постигать воинское дело по месту проживания или учёбы, то среди товарищей по оружию окажутся одногруппники, соседи, друзья детства. Такой метод воинской службы снизит и межнациональную напряжённость в армии, хотя не решит эту проблему полностью без других мер;
  3. Повышается профессиональная специализация защитников Отечества. Понятно, что в современном мире всем не обязательно ходить в атаку с автоматом наперевес. При воинской подготовке без отрыва от места обучения легко решается вопрос с теми, кто предрасположен к более интеллектуальному труду, начиная со школы. Учишься на архитектора, освой тогда проектирование ДОТов. Если ты программист, стань военным хакером. Если художник, рисуй пропагандистские плакаты. Строевую и физическую подготовки для таких кадров можно свести к разумному минимуму, зато гражданские преподаватели могут помочь военным развить компетенции каждого конкретного обучающегося, поскольку непосредственно вовлечены в учебный процесс и знают лично каждого ученика. А если забирать выпускника-архитектора служить по призыву, как сейчас, то адаптироваться ему будет куда сложнее;
  4. Сильно усложняется возможность дедовщины. Очевидно, что дедовщина возникает, прежде всего, в закрытых структурах. Свезли солдат в часть со всей страны и поселили вместе. Одни начинают быковать, а другим просто некуда деться, неоткуда просить поддержки, если возникает произвол.  Совсем другое дело, если «деды» появляются в школе на уроках военной подготовки.  Тут все не виду, а значит, и ответственность выше. Известно, где каждый живёт, кто родители. А значит, могут вмешаться в дело «свои парни на районе», учителя или старший брат, если в школе завелись беспредельщики;
  5. Происходит наглядная пропаганда воинского дела. Армия становится ближе к народу, ведь будущие воины тренируется под окнами родного дома, а не за тридевять земель.  Дети стремятся подражать взрослым, а значит, младшие классы будут с восторгом взирать на старшеклассников, которым уже не буквари выдают, а настоящие «калаши», пусть и со спиленными бойками. А возможность получить звание сержанта вместе со школьным аттестатом будет захватывать дух!
  6. Человека учат оборонять не только большую Родину – Россию, но и свою маленькую родину – посёлок, город, дом, тем самым укрепляется патриотизм. Военная подготовка происходит на месте проживания, а значит, солдата можно обучить, как охранять непосредственно свою родную землю не в абстрактном, а в конкретном понимании. Для мегаполисов-миллионников это не очень актуально, зато в сельской местности воин будет знать, где овраг, где речка, а где прорезаны  просеки в лесу. Оборонительный потенциал серьёзно повысится, хотя это не означает, что армия при необходимости не сможет выдвинуться на другие территории.

Естественно, кроме массовой военной подготовки по предложенной выше схеме необходима и регулярная  армия – мобильные отряды быстрого реагирования, спецназ, ракетные войска стратегического назначения, пограничники, нужен и мощный офицерский состав. Но это уже удел не народного большинства, а меньшинства, которое решит связать с воинским делом всю свою жизнь. Та самая добровольная армия.

Замена одного года службы по призыву 3-4 годами воинской подготовки в школе, техникуме или университете видится вполне адекватной мерой, если устраивать в период обучения летние сборы, продолжительностью в пару недель

Замена одного года службы по призыву 3-4 годами воинской подготовки в школе, техникуме или университете видится вполне адекватной мерой, если устраивать в период обучения летние сборы, продолжительностью в пару недель

Кстати, предложенная модель воспитания воинов вне призыва вполне обойтись без лишнего нажима на человека. Скажем, не захотел совершеннолетний юноша учиться в техникуме или университете – пожалуйста, может не проходить соответствующую пару лет воинской подготовки, ограничившись школьным курсом. Правда, государство тоже должно реагировать на такое развитие событий. Например, лишать подобных хиппи и пацифистов избирательного права — «каждому – своё»! Но это уже совсем другой разговор.

P.S.: Лично мне в армии РФ служить не пришлось, служу Родине по-другому. Воевать на фронте пока тоже не приходилось. Возможно, я не совсем понимаю все нюансы армейского дела и с удовольствием приму критику предложенных мною контуров военной реформы от тех, кто имеет к армии непосредственное отношение. Естественно, интересна конструктивная критика, а не извечно-русское нытье в духе «все равно ничего не получится».