22 апреля 2013

Валентина РОМАНОВА. Преодолеть третий пол

Romanova1-2Джаухар — обычай массового самосожжения раджпутских женщин из высших слоёв общества в случае нападения врага. Причём они кончали собой самосожжением не после битвы, во избежание бесчестья от рук врага, а перед началом сражения, чтобы наполнить обездоленных супругов яростью и заставить их положить жизнь в бою. Это — уникальный в истории пример равноправия полов.

В былые времена общая цель объединяла не только воинов-мужчин, но и их жён. Женщина была неотделима от мужчины и — равна мужчине.  «Если в любом нормальном, андрократическом обществе женщину держат в повиновении, это вовсе не означает, что её презирают или унижают», — замечает итальянский мыслитель Юлиус Эвола. Женщина в том обществе чувствовала комфортно и даже развивала свои возможности, достигая уровня «абсолютной женщины» (книга «Лук и булава»,  глава «Свобода секса и свобода от секса»).

Радикальное феминистское направление, выступая против традиционной семьи, доказывает: обычный половой акт – между мужчиной и женщиной – не нужен не только для продолжения рода, но даже для удовольствия. Откуда возьмутся дети? Пробирка — и никакого традиционного секса. Произведённые искусственным образом дети будут воспитываться гомосексуальными парами. Человечество не вымрет – и на том спасибо!

«Эмбрион поначалу не имеет выраженной сексуальной ориентации и содержит в себе признаки присущие обоим полам, — объясняет Эвола. — Только в результате последующего развития (начало которого, видимо, приходится на пятый или шестой месяц беременности) происходит “сексуализация” — признаки, свойственные одному конкретному полу, начинают преобладать и развиваться в большей степени, нежели те, которые присущи противоположному полу: последние атрофируются или переходят в латентное состояние (как известно, в чисто соматической области, остатки молочных желез у мужчин и в клиторе у женщин)».

Постепенно сформируется сообщество людей, которые, не желая травиться миазмами «разлагающейся системы», разрушат её. И семья вновь, говоря словами Эволы, «обретёт новую жизнь и окрепнет, вновь станет первичной и основной клеткой того высшего организма, каковое представляет собой государство»

Постепенно сформируется сообщество людей, которые, не желая травиться миазмами «разлагающейся системы», разрушат её. И семья вновь, говоря словами Эволы, «обретёт новую жизнь и окрепнет, вновь станет первичной и основной клеткой того высшего организма, каковое представляет собой государство»

Однако со временем «сексуализация» может ослабеть, зачахнуть. И тогда — пробуждаются «латентные свойства другого пола, и как следствие, возникает тенденция к бисексуальности». Эвола делает вывод: «Следовательно, предпосылкой такого (бисексуального – В.Р.) развития является внутреннее отступление, потеря “внутренней формы”, или, лучше сказать, формообразующей силы, которая проявляет себя не только в процессе сексуализации, но и накладывает свой отпечаток на характер личности, определяя так сказать, “её лицо”» (книга «Лук и булава», глава «Третий пол»).

Зачахнет ли изначальная «сексуализация» ребёнка, если он будет воспитываться в однополой семье? По всей вероятности — да. Обратит ли такой ребёнок внимание на противоположный пол? Скорее всего — нет. Это ещё недоказанное предположение. Но проверять его, ставя эксперименты на детях, – не слишком этично.

Непорядочные гомосексуалисты, большинство новых левых и радикальные феминистки сшибли с ног всякое равноправие. Они упёрлись рогами в стену и перевернули всё с ног на голову, воюя против природы. Они мечтают убить в мужчине мужское, а в женщине — женское.

Да, я соглашусь с тем, как Эвола объясняет драму традиционной семьи в буржуазном обществе: «В современной системе, где царит посредственность и торжествует принцип приспособляемости, в явном большинстве случаев семья сохраняется только в силу инерции, ради соблюдения условностей, практического удобства и слабохарактерности». И дальше: «Одна из основных целей семьи, воспроизводство потомства, свелась сегодня к слепой передаче крови своему потомству. Однако даже она носит сегодня преимущественно ублюдочный характер, поскольку современный индивидуализм привёл к падению всех ограничений, налагаемых родовой, кастовой и расовой принадлежностью, при вступлении в брак» (книга «Оседлать тигра»).

Отцовство больше не имеет никакого смысла на низшем восприятии, то есть — на биологическом. Женщины обыграли мужчин. Теперь они решают, они бунтуют и выступают. Свой кусок от большого корпоративного торта под названием «демократия» они уже отхватили. В итоге общество приобрело кашеобразное состояние. Традиционная семья выродилась и не представляет больше никакой ценности.

Видя всё это, Эвола проповедует духовное родство: «Учитывая, что в разлагающейся системе, в мире, где более нет ни каст, ни традиций, ни рас в высшем смысле….  передача крови по наследству перестала быть условием, способствующим поддержанию духовной преемственности, нам, возможно, стоит вернуться к понятию духовного отцовства, за которым даже в традиционном мире иногда признавали приоритет сравнительно с отцовством чисто биологического свойства. Речь идёт, прежде всего, об отношениях между учителем и учеником, посвящающим и посвящаемым, вплоть до идеи возрождения или второго рождения. Никак не связанное с физическим отцовством, оно, тем не менее, предполагало наличие гораздо более интимных и существенных связей, нежели те, которые могли соединять подобную личность с физическим отцом, семьёй, каким-либо сообществом или единством натуралистического типа».

Таким образом постепенно сформируется сообщество людей, которые, не желая травиться миазмами «разлагающейся системы», разрушат её. И семья вновь, говоря словами Эволы, «обретёт новую жизнь и окрепнет, вновь станет первичной и основной клеткой того высшего организма, каковое представляет собой государство».

«Только героическое основание может стать высшим узаконением для института семьи, —  доказывает итальянский философ. — Необходимо понять, что индивидуализм — это не сила, но бессилие. Следует признать кровное родство в качестве прочного основания; основания, требующего артикуляции и персонализации, подкреплённых отношениями повелевания и подчинения, верности, преемственности и, скажем, почти воинской солидарности, и, наконец, теми силами, которые ведут к внутреннему преображению».

Женщины, окститесь, вы же романтичные натуры. Где же ваша НОРМАЛЬНАЯ слабость и нежность? Оставьте трибуны мужчинам. Пусть себе воюют. Как же радуется глаз, когда видишь мужчину в военной форме, а женщину в ситцевом платье.

  • cold blue

    Какой прекрасный высер патриархальной дуры. Про «мужское» и «женское», которое следует убить – особенно порадовало. Культурные трансформации будут происходить, а культурным репрессиями место на свалке, как и традиционализдам.