5 апреля 2013

Лев ЛУРЬЕ. Ряженые

Разбирая свой архив, я обнаружил десятый номер журнала «Пчела» за июнь 1997 года со статьёй Льва Лурье и Фёдора Гаврилова «Ряженые» (журнал «Пчела» издавался в рамках программы “Tacis-Democracy” Европейского союза), добрая половина которой посвящена моей скромной персоне. Статья Лурье и Гаврилова – замечательное произведение. Это — великолепный образчик либерализма петербургского разлива середины 90-х. Я не поленился и перенабрал текст (благо он небольшой), чтобы выложить его на сайт «Новый смысл». Пусть читатели подышат атмосферой 90-х, когда наши доморощенные либералы безнаказанно несли людям свет правды и истины.

Дмитрий Жвания

Лев Лурье - краевед, журналист, писатель, обладатель Гран-При конкурса "Золотое перо"

Лев Лурье — петербургский краевед,  преподаватель, журналист, писатель, обладатель Гран-При конкурса «Золотое перо»

Александр Ульянов (старший брат Владимира) в последнем слове на суде сказал: в России всегда найдутся молодые люди, готовые пожертвовать жизнью за свои убеждения. Хотя до последнего десятилетия мы и жили в режиме деспотическом, в истине этой максимы никто не сомневался.

У современного почвенника, если он серьёзен и готов умереть за убеждения, множество способов проявить себя. Любишь Великую и Неделимую Россию – умирай в приднестровском окопе, ходи в атаку под Вуковаром, поезжай, померься силами с аскерами Шамиля Басаева в Чечне. Авторов этих строк трудно заподозрить в сочувствии к подобному образу действий, который только вытягивает последние соки из нашего небогатого государства и влечёт за собой, в конце концов, национальный позор. Не забудем, как любовь к Сербии довела Россию до Брестского мира.

Если ты радикальный западник, партизан гражданского общества, стань на путь итальянских борцов с мафией или американских «разгребателей грязи» (имеются в виду журналисты, которые проводят расследования – Д. Ж.): изобличай связи «тамбовских» или «солнцевских» в департаментах мэрии, собери боевой отряд для противодействия фашистской угрозе, трудоустрой проститутку, омой язвы бомжа. Никто не отменял и хождения в народ.

Однако радикальные декларации, как водится, не соответствуют действительности. Молодые петербургские антифашисты, например, удивляют какой-то убеждённой, прочувствованной трусостью. На фоне героизма Корчака, Карбышева, бойцов интербригад, эти ребята опасаются публиковать незатейливые статейки под собственным именем, а в мае с. г. устроили антифашистскую демонстрацию, на которую явились в масках. При этом прочие участники («те, кто считает себя антифашистом» — цитата из листовки-приглашения), демонстрировали свою физиономию явно. Мы никогда не видели в маске ни Сергея Ковалёва, ни Егора Гайдара, ни Юрия Вдовина, ни Нину Катерли. Эти люди не пользуются псевдонимами и, между тем, живы и здоровы.

Однако антифашисты хотя бы не призывают ни к чему насильственному. Поэтому их демонстрация в масках производила скорее впечатление карнавала, ёлочного представления, чем реального политического выступления.

Фёдор Гаврилов - журналист, в 90-е годы - редактор журнала "Пчела"

Фёдор Гаврилов — журналист, в 90-е годы — редактор журнала «Пчела»

Другое дело – национал-большевики. Эти ребята «хотят жить опасно», как говаривал Бенито Муссолини, они не прочь крови напиться. «Нацболы» Эдуарда Лимонова – авангард евразийцев в их битве с атлантизмом. В Питере НБП возглавляет Дмитрий Жвания, журналист газеты «Смена».

В угасающей «Смене» Дмитрий Жвания, несомненно, — один из самых квалифицированных журналистов. Его направление скорее светское: читателю памятны репортажи Дмитрия с любительского стриптиза, сочувственное интервью с enfant terrible шоу-бизнеса Отаром Кушанашвили.

Но у Дмитрия есть политические убеждения, он ненавидит буржуазию. Кроме того, он против мира с Чечнёй и не прочь ещё раз засыпать Грозный бомбами. А также, вслед за идеологом НБП Александром Дугиным, произвести «революцию весны», покрошив немало классовых врагов. В качестве руководителя радикальной группы товарищ Жвания  устраивает мероприятия: пикеты у американского консульства, когда неможется родному Ираку, или демонстрации у новых Макдональдсов просто из отвращения к бигмаку – этой гречневой каше капитализма. При этом сам Жвания не принимает участия в вышеперечисленных акциях как политик, зато охотно освещает их на страницах «Смены» как журналист. Так, в начале мая Жвания организовал захват крейсера «Аврора» толпой желторотых первокурсников, протестовавших против замирения с Чечнёй.

Подобная активность напоминает советскую поговорку о машине скорой помощи: «сама едет, сама давит, сама помощь подаёт». Вначале объясняешь молодым людям суть консервативной революции, потом устраиваешь акцию, потом пишешь о ней в своей буржуазной газете, ничем не рискуя. Трудно представить себе Гитлера, организовавшего пивной путч, чтобы потом изложить его перипетии  во «Франкфуртер Альгемайне» или Ленина, живописующего события на Красной Пресне в «Новом времени».

Дмитрий Жвания прошёл армейскую школу. Он мог бы проявить себя под Бамутом, в Самашках или, на худой конец, провести «Аврору» Волго-Балтом в Каспий, а затем и в Сунжу. В Питере при его положении трудно жить опасно.

Отвратительно радикальное пустозвонство – почвенническое или западническое – за которым не стоит ни малейшего риска, есть по существу своему оскорбление живых и мёртвых, заплативших за свободное слово сломанной судьбой. Господа, в этой жизни есть множество способов проявить себя, не декларируя ничего и, тем самым, совершенно не рискуя. Постыдитесь тех, кто рисковал, снимите маски, перестаньте быть ряжеными.

Дмитрий Жвания не принимал личного участия в акциях НБП, писали Лурье и Гаврилов. Февраль 1997 года. Петербургские национал-большевики на марше против понижения уровня жизни населения, организованном профсоюзами

Дмитрий Жвания не принимал личного участия в акциях НБП, писали Лурье и Гаврилов. Февраль 1997 года. Петербургские национал-большевики на марше против понижения уровня жизни населения, организованном профсоюзами

Р. S. По поводу своего неучастия в радикальных акциях ничего писать не буду. О моей деятельности в 90-е годы достаточно подробно написал Павел Черноморский — ученик Льва Лурье. Замечу лишь, что в «угасающей “Смене”» до выхода статьи «Ряженые» никто не знал, что я – руководитель петербургского отделения НБП… Лев Лурье и Фёдор Гаврилов, которые привыкли выступать с отрытым забралом, сообщили им об этом.

pchela