5 марта 2013

Андрей ПЕСОЦКИЙ. Не будьте овцами в загоне!

«Вспоминал вчерашний марш — какое же это унылое г..но, простите меня за мой французский! Проход сквозь абсолютно пустой парк и митинг на пустой площади — и всё это в пятимиллионном городе. Сюрреализм. Даже до этой “всеобщей политизации” было лучше. Одни собирались 31, другие в День гнева. Лица также были одни и те же, но они хотя бы были каждый день разные. Я понимаю, что нет эффективной методики. Но заниматься этим бредом — это вообще всё дискредитировать. Лучше пить водку в грязном розливе и рассказывать алкашам о Ленине, чем ходить на эти марши. Я категорически разочарован. Предлагаю искать новые занятия», — написал один из сотрудников Комиссариата социальной мобилизации  после петербургского Социального марша 2 марта.  О том же самом я писал ещё после Марша свободы, прошедшего в Петербурге 15 декабря 2012 года. Но что делать активистам, которые не желают «маршировать» под конвоем и митинговать на кладбищах, если эти марши и митинги всё же согласовали? На мой взгляд, нужно идти на эти мероприятия в надежде познакомиться со свежими людьми, распространять свои листовки, газеты среди тех, кто откликнулся на призыв соглашателей. А вот что думает о шествиях от станции метро «Горьковская» и митингах на Марсовом поле ведущий активист «Другой России» Андрей Песоцкий.

Дмитрий Жвания, редактор сайта «Новый смысл»

 Pesotskiy-megafon2Львиную долю уличной оппозиции в Петербурге охватил неожиданный приступ расстройства личности. Ожесточённо критикуя предложенный губернатором «гайд-парк» на Марсовом поле, активисты принялись не менее энергично митинговать в этом самом гетто, откровенно подыгрывая городским властям.

История началась с того, что в конце декабря петербургский губернатор Георгий Полтавченко подписал постановление «О едином специально отведённом месте для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов». В соответствии с федеральным законодательством в городе на Неве была учреждена официальная площадка для проведения публичных акций — Марсово поле. Одновременно с этим закрывается для митингов ряд мест в центре города вблизи скопления людей и правительственных зданий. По сути, речь идёт об очевидном наступлении на свободу собраний.

Появление митингового гетто вызвало резкую критику оппозиционеров — тряслась парламентская трибуна, раздавались гневные заявления, сыпались проклятья. Однако, пока учреждение питерского «гайд-парка» рассматривало Законодательное Собрание, чиновники из Смольного принялись направлять протестные митинги на Марсово поле. И, что самое странное, ярые критиканы послушно зашагали в резервацию! На Марсовом поле уже засветились и либералы из движения «Молодые демократы» (изгнанные из партии «яблочники»), и гражданские активисты, леваки, устраивавшие в прошедшие выходные «Социальный марш». Показались в гетто и националисты, которые даже умудрились поддержать на Марсовом поле осуждённого Владимира Квачкова. Сторонники человека, обвинённого в подготовке вооружённого мятежа, уныло потоптались в полицейской резервации — это же хохма, пародия!

На Марсовом поле уже засветились и либералы из движения «Молодые демократы» (изгнанные из партии «яблочники»), и гражданские активисты, леваки, устраивавшие «Социальный марш». Показались в гетто и националисты

На Марсовом поле уже засветились и либералы из движения «Молодые демократы» (изгнанные из партии «яблочники»), и гражданские активисты, леваки, устраивавшие «Социальный марш». Показались в гетто и националисты

В общем, за пару месяцев еженедельных митингов территория на Марсовом поле превратилась в настоящий политический отстойник, которым раньше был сад Чернышевского. Аппарат Полтавченко может довольно потирать руки — изгнание митингующих овец в «гайд-парк» успешно состоялось.

Есть свой символизм в гетто на Марсовом поле, где у вечного огня расположены могилы революционеров начала XX века. Сейчас сюда сгоняют тех, кто весь прошедший год бунтовал под знаком белой ленты. Может, это просто укладывают на кладбище политические трупы?

В условиях наступления городских властей на свободу собраний, гарантированную 31-й статьёй конституции, логичнее всего было бы усилить акцию «Стратегии-31» у «Гостиного двора». Это был бы резкий, притом вполне конкретный и однозначный ответ. Но нет же — выступления у Гостинки сейчас тянут на себе лишь упёртые нацболы (это они на январской акции нарекли Марсово поле «загончиком дяди Жоры»), остальные отсиживаются по тёплым квартирам.

Если не хватает лихости на радикальный способ отстаивания свободы собраний, то есть и более умеренный вариант — элементарный бойкот Марсова поля. Просто отказываться от проведения там массовых мероприятий, и точка. Соглашаться на любой вариант, кроме гетто. Это юридически пока возможно, публичные акции в других местах города успешно проходят. Придётся чуть дольше повозиться с документами, но ведь это, в конечном счёте, не потребует выхода из зоны комфорта.

В случае массового отказа от участия в акциях на Марсовом поле, чиновники из Смольного будут вынуждены нехотя подыскивать другие варианты, чтобы сохранить видимость демократии. А губернаторский загончик можно оставить для «Единой России» — пусть официоз сам перед собой там кривляется. Однако (мне не ведомо, почему) оппозиционные активисты, среди которых немало достойных, уважаемых мною людей, вновь и вновь бредут послушно пастись в загон. Трусость? Соглашательство? Политическая небрежность?

Получается, что гайд-парковская тусовка подспудно, скорее неосознанно, причисляет себя не к оппонентам режиму, а к беззубым имитаторам протеста. Митинг проводится ради митинга. Для галочки. Постояли, пошумели, разошлись

Получается, что гайд-парковская тусовка подспудно, скорее неосознанно, причисляет себя не к оппонентам режиму, а к беззубым имитаторам протеста. Митинг проводится ради митинга. Для галочки. Постояли, пошумели, разошлись

А может, дело в собственном низком ранге, который митингующие присвоили сами себе, в отсутствии самоуважения? Получается, что гайд-парковская тусовка подспудно, скорее неосознанно, причисляет себя не к оппонентам режиму, а к беззубым имитаторам протеста. Митинг проводится ради митинга. Для галочки. Постояли, пошумели, разошлись. Создали небольшой медийный повод и довольны. А о том, как все эти лакейские прогибы выглядят в глазах горожан, никто не думает. Или ожидают, что к выборам избиратели всё забудут?

Самой достойной в этих условиях видится позиция петербургской «Другой России», которая не только продолжает отстаивать свободу собраний на акциях «Стратегии-31», но ни разу не была замечена в губернаторской резервации на Марсовом поле. В гадюшник — ни ногой! Это даже не политический мотив, а вопрос гигиены.

Многие забывают, что митинг — это не цель, а лишь средство. Любая публичная акция ценна не сама по себе, а как выражение определённой линии поведения. Для того, чтобы отстоять свободу собраний, надо, прежде всего, поверить в серьёзность собственных намерений и заявлений. Серьёзный человек привык отвечать за свой «базар», не совершать легкомысленных поступков, противоречащих сказанному всего несколько минут назад.

В конце концов, надо уметь работать на долгосрочную репутацию. Сейчас же для стороннего думающего наблюдателя, который сначала видит гневные заявления против «гайд-парка», а затем тех же персон, митингующих в отстойнике (даже по самому благородному поводу), вся оппозиционность обитателей кладбища на Марсовом поле кажется пахнущим трупным запахом спектаклем.