12 февраля 2013

Дмитрий ЖВАНИЯ. Украинским левым активистам не до тонкостей вкуса

Дмитрий Жвания (справа) и Илья Власюк

Чтобы проверить, не вышли ли вы ещё в тираж, встретьтесь с человеком, с которым не виделись много лет, и обратите внимание, на какие темы вы будете общаться со старым приятелем. Если вы погрузитесь в воспоминания, значит, вы на пути к покою. Если ваш разговор будет то и дело выходить на обсуждение сегодняшней ситуации (в мире, в стране, в той общности, к которой вы оба принадлежите), значит, вашим мозгам ещё далеко до пенсии, и вы всё ещё – на передовой.

Недавно в Киеве я встретил старого товарища – Лёню Ильдеркина. В 1989-м я привлёк его к деятельности Анархо-коммунистического революционного союза (АКРС). Лёня был весьма энергичным юношей. Он жаждал действия. Его достала реформистская болтовня лидеров тогдашнего российского анархизма (которые давным-давно, как мы знаем, вписались в истеблишмент).  Я зарядил его идеями пролетарского сопротивления, и он, живя в Днепропетровске, один ходил к заводским проходным, чтобы распространять среди рабочих наш листок «Чёрное знамя». Затем он поддержал переход большей части активистов АКРС на марксистские позиции, и взялся за распространение в Днепропетровске нашей новой газеты – «Рабочая борьба». Осенью 1991 года Лёню забрали в армию, а Советский Союз вскоре развалился. Я ничего не слышал о Лёне до тех пор, пока он не нашёл меня в  “Facebook”. И вот мы на днях встретились – почти через 22 года…

Лёня живёт сейчас в Киеве и участвует в деятельности украинского социалистического движения «Боротьба». Мы сидели вечером в офисе «Боротьбы», из окна которого открывается чудесный вид на проспект Богдана Хмельницкого и киевский оперный театр, попивая грузинское вино «Саперави». Казалось бы, что ещё нужно для того, чтобы предаться совместным воспоминаниям. Ведь мы – старые бойцы, и имеем полное право вспоминать минувшие дни и битвы, где мы вместе рубились. Некоторые дурачки из левого лагеря на сетевых форумах пытаются подтрунивать над моими экскурсами в прошлое. А чего будут вспоминать они лет через 20? Как они стояли с плакатами, напоминая городских сумасшедших? Или на разрешённых митингах и шествиях кричали в мегафон грозные кричалки типа «Одно решение – сопротивление!»?

Но наш с Лёней разговор никак не мог задержаться в прошлом. Мы то и дело обсуждали настоящее.  Я рассказывал об изменении политической ситуации в России после декабря 2011 года, а Лёня – о положении в Украине после парламентских выборов 2012 года. Конечно же, речь заходила и о вопросах идеологии. Когда мы заговорили о «Манифесте тотальной революции», Лёня сказал: «Текст хороший. Во многом правильный. Но тебе не следует удивляться тому, что левые тебя вновь упрекают в правизне. Людям проще мыслить шаблонами. Им нужны простые определения. А твой подход требует на всё посмотреть другими глазами, не через привычные очки. Какой реакции ты ещё ждал?»

Леонид Ильдеркин, живя в Днепропетровске, один ходил к заводским проходным, чтобы распространять среди рабочих наш листок «Чёрное знамя». Затем он поддержал переход большей части активистов АКРС на марксистские позиции

Лёня прав. Кажется, в романе «Возможность острова» Мишель Уэльбек, размышляя о мотивации религиозных сектантов, сделал вывод, что они отказались от большого конформизма ради малого. Так и с левыми. И так  с правыми. Взять реакцию на мой текст о равенстве. Левым достаточно было увидеть слово «иерархия», чтобы вновь указать на то, что я правый, а правым – слово «равенство», чтобы зачислить меня в либералы и антифашисты.

Однако сдаётся мне, что в Украине сейчас такая ситуация, когда левым активистам разгадывать ребусы некогда. Враг очевиден. Его показывают по телевидению каждый день. Он свободно разгуливает по улицам. Он нагло, среди белого дня, нападает на тех, кто против него. Речь о националистической партии «Свобода». Её лидер Олег Тягнибок требует учинить публичный процесс над коммунизмом. Позже к нашей с Лёней беседе присоединился Илья Власюк, антифашист и активист студенческого профсоюза «Прямое действие» («Пряма дiя»). Он показал мне следы недавнего нападения на него бонхедов. Илье удалось отбиться. Но кто знает, что будет в следующий раз?

Партия «Свободы» получила парламентских выборах в октябре 2012 года 10, 44% голосов. Это потрясающий результат, учитывая, что пять лет назад эта партия не набрала и одного процента. А теперь 2 129 906 украинцев поддержали политическое объединение, которое, например, требует ввести визовый режим с Россией (от которого пострадают в большей степени украинцы, что ездят в Россию на заработки). Лёня Ильдеркин считает, что продвижением «Свободы» занимаются политтехнологи Виктора Януковича. Их цель – добиться того, чтобы на ближайших выборах президента во второй тур вышли сам Янукович и Тягнибок. При таком раскладе большинство избирателей всё же поддержит умеренного… В этом предположении есть своя логика. Но, так или иначе, «Свобода» сейчас стала тем зонтиком, под которым собрались все украинские ультраправые:  клоуны с казацкими чубами и усами, интеллигенты в вышиванках и «кажуалы на тревожных щах». Они чувствуют уверенность, зная, что в случае чего всегда можно обратиться за поддержкой к депутатам Верховной Рады от «Свободы», а их немного-немало, а 37 человек. Ещё никогда в новейшей истории Украины бонхеды так часто не прыгали на левых активистов, как в эти последние месяцы. Причём прыгают не только на парней, но и на девушек.

Стикер движения «Боротьба»

Почти каждая акция фанатов за освобождение отца и сына Павличенко заканчивается зигованием. В деле отца и сына, Дмитрия и Сергея Павличенко, обвиняемых в убийстве судьи, выселившего их из дома, много неясного. Люди жили в постройке, возведение которой суд признал незаконной. В итоге семья осталась на улице, а судью скоро нашли мёртвым в его доме. Когда выяснилось, что Сергей Павличенко – фанат киевского «Динамо», а это движение составляют правые ультра, начались фанатские акции за пересмотр дела, которые выливаются в коричневые, а отнюдь не бело-голубые манифестации.

Так что левым украинским товарищам сейчас не до «тонкостей вкуса». Они сражаются. А сражающейся армии можно простить многое. Жаль, что украинские приверженцы «третьего пути» (по словам активистов «Прямого действия») оказались между левым молотом и правой наковальней. И российским антибуржуазным социальным активистам нужно извлечь уроки из украинской ситуации. Им надо бороться за гегемонию в антикапиталистическом движении, не медля. И пусть идиотам и профанам их идеи кажутся завиральными. Плевать на них.

  • Шура Цукерман

    Политика — удел умных людей. Если те или иные лозунги приносят неплохие дивиденты, выливающиеся в достаточные финансовые и материальные ресурсы для их «пользователей», значит они имеют право на жизнь! Если хохляндские правые, хоть с помощью нынешнего президента самостийной, хоть с помощью сатаны или «парней из Лэнгли», смогли добиться подобного результата, значит они на правильном пути. Ну а левым можно посоветовать, как обычно, «совершенствовать свое политическое мастерство в нынешних реалиях». Видимо, как всегда, «главное событие в их жизни ещё впереди».

  • «боротьбист»

    То,что он пиарит именно «Боротьбу»- это хорошо.
    Я не вижу пока альтернативы нам на марксистском левом фронте. Однако:
    «Некоторые дурачки из левого лагеря на сетевых форумах пытаются подтрунивать над моими экскурсами в прошлое. А чего будут вспоминать они лет через 20? Как они стояли с плакатами, напоминая городских сумасшедших? Или на разрешённых митингах и шествиях кричали в мегафон грозные кричалки типа «Одно решение – сопротивление!»?»

    Вот с этим я не согласен.

    Какие тогда средства борьбы предлагает автор?
    Да, напоминаем городских сумасшедших — но не есть ими.
    Да, разрешенные. А нужно только неразрешенные акции устраивать? Это и есть революционность — лезть на рожон?