12 января 2013

Руслан КОСТЮК. Константин Устинович…Чавес

10 января в Венесуэле так и не прошла церемония инаугурации Уго Чавеса. Один из ярчайших политических деятелей современности, символ политики «социализма XXI века», продолжает тяжелейшую борьбу с недугом в охраняемом гаванском госпитале. Миллионы людей левых взглядов по всему миру, далеко за пределами Венесуэлы, продолжают молиться за его здоровье. Однако, отдавая должное политическому гению Чавеса, его принципиальнейшей политике, направленной на торжество социалистической идеи, его беспримерному интернационализму, именно сегодня впору задуматься о самой неприятной ситуации, сложившейся в Боливарианской республике.

Задуматься тем более актуально, что, увы, нынешняя ситуация была предсказуема. Когда знающие о реальном состоянии здоровья команданте Чавеса руководители Объединённой социалистической партии Венесуэлы выдвигали его в очередной раз в главы государства, а затем, по сути, обманывая избирателей, в ходе кампании заявляли о том, что вождь Боливарианской революции победил болезнь – разве нельзя было предположить, что всё кончится именно так?! Когда сам Чавес, зная свой диагноз, в жёстком ритме настаивал на выдвижении своей кандидатуры и, более того, во всеуслышание говорил, что готов баллотироваться даже в… 2018 году (а что, теперь нет никаких конституционных преград – выдвигайся сколько хочешь!) – неужели венесуэльские радикальные социалисты не думали о последствиях? И только они? Вспомним: по сути, во всех странах, оказавшихся в орбите парадигмы «социализма XXI столетия» под действующих президентов перекроили конституции: с тем, чтобы те могли бессчётное количество раз баллотироваться.

И, поверьте, дело здесь не только в традициях латиноамерканского каудильизма. Похоже, адепты «реального социализма» XXI века решили перенять у своих предшественников из «мировой социалистической системы» вот этот самый тухлый персоналистский стиль власти, при котором действительно вожди заканчивали свой срок «на боевом посту». Эта же модель была в своё время перенята многими развивающимися странами «социалистической ориентации». В частности, Сирией (вспомним Хафеза Асада). Чем завершается такого рода правление – лучше сегодня не говорить. Что же, встречаются и «красные династии» — например, в Северной Корее. Но многим ли левым импонирует такая модель?

Знающие о реальном состоянии здоровья команданте Чавеса руководители Объединённой социалистической партии Венесуэлы? выдвигая его в очередной раз в главы государства, по сути, обманывали избирателей

Самое прегадкое в данном случае – то, что идёт вся история вовсе не из левой традиции. Кто в средние века сидел у власти до последнего? Императоры и римские папы. Да и в ХХ веке таких вот властителей среди правых хватало с избытком. Вспомним Генералиссимуса Франко, португальского диктатора Салазара, гаитянского тирана Дювалье. История вынесла им свой приговор, но почему-то и сегодня среди левых в разных частях планеты популярно делать ставку на «пожизненное руководство» партией или государством. Да, наш товарищ Уго Чавес всякий раз побеждал на честных выборах или референдумах – это аксиома. Но выдвигать всё время одного, пусть даже сверхпопулярного человека, на высший государственный пост, тем более в ситуации, когда он поражён тяжелейшей болезнью – это, увы, не делает чести венесуэльским социалистам… Я хорошо помню  из детства кадры со смертельно больным Генсеком ЦК КПСС Константином Устиновичем Черненко – как его, тяжело больного, осунувшегося от недуга старца, под руки ведут (дело было весной 1984 года) к избирательному участку – чтобы проголосовал на выборах Верховного Совета. Через год его не стало. Почему-то, вспоминая этот случай, мне лезут в голову слова из популярной в те годы песни в исполнении Михаила Боярского: «У всех, кто это видел, в душе родился страх…» Очень бы не хотелось, чтобы наши современники вспоминали что-то подобное, применительно к странам, защищающим стратегию «социализма XXI века»…

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

  • Татьяна

    А по-моему, персоналистский стиль руководства все же коррелирует с защитой прав трудящихся. Еще древнеримская мысль идеалы коллегиального управления прочно ассоциировала с защитой привилегий «лучших людей». И это понятно: защита прав трудящихся обычно встречает столь сильное сопротивление, что требует эффективной власти, а это сопряжено с единовластием, экстраординарной магистратурой.

  • СК

    Сильная власть — это которая преемственна и не боится смены лидера или его выпадения. Собственно в том же неудача Сталина, как бы к нему ни относиться, но чисто «прагматически» он не смог обеспечить преемственности своего курса. (Та же проблема у Лукашенко и не видно что бы он пытался ее решать…) А вот у буржуев с этим проблем нет — механизм отработан.

  • НП

    За конкретикой (Чавес, Венесуэла; выкрутятся ли чависты, нам неведомо) мы подходим к вопросу, что такое социализм и просоциалистический режим. Татьяна в комментарии один к одному воспроизводит «теорию» Л.Ваньенильи Ланса, идеолога диктатуры Гомеса (1908-35) в той же Венесуэле: народ — дети, не ведающие своего блага, его подлинные интересы выражает вождь. Т.е. свободы, демократия выносятся за скобки как не имеющие отношения к сути. Сталин на XVIII съезде провозгласил аж курс на построение коммунизма при сохранении диктатуры («государства»).
    С Венесуэлой всё более-менее в порядке. Помпиду и Миттеран были в аналогичной ситуации. Куда страшнее и карикатурнее Куба. Вне КНДР коммунистические диктатуры Азии сумели уйти от персонализма, но коллективная диктатура ничуть не милее персоналистской. Мы это на своей шкуре испытали (при Брежневе).
    Summing up: реальный вопрос не в персонализме, а в демократичности.

    • Aldo Collodi

      Странно, почему персонализм не присущ левым? С каких пор?
      Маркс против Бакунина, Лассаль, Ленин и Сталин у русских левых, Троцкий у нерусских, Мао у китайцев, Фидель…Там где этого не было — крах: Парижская Коммуна, Испания.
      Есть банальщина про скальпель в разных руках — здесь тоже.Главное не форма, главное — содержание проводимой политики. Путин — отрицательный пример. А по поводу жизни при Брежневе см. 90% одобрения НА ВСЕХ топ-шоу. Таким образом это вам, господа «подлинные левые», наплевать на русский народ и его мнение, соответственно и наоборот.