4 января 2013

Руслан КОСТЮК. «Казус Депардье». Или ещё раз о классовости во внешней политике

3 января все газеты Большой Парижской Прессы в качестве главных заголовков выводят информацию о предоставлении актёру Жерару Депардье российского гражданства. Как известно, российский президент Путин слов на ветер не бросает: обещал предоставить популярному и известному во всём мире актёру российское гражданство – и оно без хлопот предоставлено.

Без хлопот… Все мы знаем, сколько до недавнего времени надо было приложить сил и энергии многим экс-советским гражданам, проживающим на просторах СНГ, чтобы получить вожделенный российский паспорт. А тут – одним росчерком пера. Ну, понятно, Депардье — человек с всемирно известной славой, его действительно почитает российский зритель; сам хорошо помню, как 80-е годы советские люди ломились, когда показывали комедийные французские фильмы с его участием. К тому же, он не раз заявлял о своих симпатиях к России, русской и культуре и – что особенно важно в данном общественно-политическом контексте – к главе российского государства.

И ещё один немаловажный момент. Жерар Депардье, – конечно, не политик, но во Франции его прекрасно знают как представителя той части артистического бомонда, которая стоит на однозначно консервативных позициях. Почему бы президенту-консерватору не сделать царский подарок актёру-консерватору? Вот вам и «интернационализм XXI века». Слов нет, Россия в своё время представляла убежище и подданство многим французам — возьмём особенно, как пример, конец XVIII столетия, когда в Российскую империю хлынул поток аристократов и их слуг, бежавших от эксцессов Великой Французской революции. В 1919-м спасшиеся от репрессий французские моряки-революционеры нашли приют в Советской России. Ещё более многочисленны случаи, когда Франция предоставляла приют, а позже и гражданство россиянам: и эмигрантам-демократам XIX века, и тем, кто оказался на чужбине после «хождения по мукам» в годы Гражданской войны, и диссидентам послевоенной эпохи, среди которых были социалисты, например, философ Пётр Абовин-Егидес.

Жерар Депардье, – конечно, не политик, но во Франции его прекрасно знают как представителя той части артистического бомонда, которая стоит на однозначно консервативных позициях. Почему бы президенту-консерватору не сделать царский подарок актёру-консерватору?

Да, всё это было-было… Но, чёрт побери, во всех этих случаях люди бежали из своей родины, отказывались от «материнского гражданства» по разным причинам, но только не из-за боязни платить высокие налоги. «Казус Депардье» прекрасно показывает, что этот «человек мира» отказался от французского гражданства лишь по сугубо материальным причинам: ну, не хочет толстяк-миллионер платить пару лет «экстраналог» со своих миллионных доходов. А когда премьер-министр Франции Жан-Марк Эйро назвал его «налоговую эмиграцию» в Бельгию постыдным делом, Депардье обиделся и… запросил русский паспорт. Опять же понятно, что с нашей плоской шкалой подоходного налога этот выбор более чем понятен. И вправду – где хорошо, там и родина!

В канун нового года консервативный Конституционный Совет приостановил введение высокого налога на сверхдоходы, но Депардье уже «закусил удила». Вообще-то, данный казус достаточно никчёмен и смешон. Но он подтверждает неизменный тезис о связи внутренней и внешней политики, о связности классовых интересов в современном мире. В самом деле, друзья, случайно ли, что основатель ресурса «Викиликс» Джулиан Ассанж «коротает время» в эквадорском посольстве в Лондоне, то есть находится под защитой республики, власть в которой принадлежит левому социалисту Рафаэлю Корреа? Думаю, закономерно. Так же, как закономерно, что правый президент Владимир Путин «за просто так» предоставляет российский паспорт Жерару Депардье. И чтобы понять диалектичность, взаимозависимость этих двух фактов, вовсе не обязательно получать высшее философское образование.

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ