28 декабря 2012

Иван БИРЮКОВ. Левые и ЛГБТ: больной вопрос слабого движения

Социалисты всех времён любили сравнивать себя с врачами, которые призваны излечить общество от язв капиталистической системы, а революцию – с хирургической операцией, которая должна раз и навсегда избавить нас от этого корня всех социальных болезней. Это одна из наиболее популярных метафор левого движения. Однако зачастую революционные социалисты, примеряя на себя белый докторский халат, напрочь забывают о наиболее важной врачебной заповеди, которая гласит: «не навреди», в результате чего их «лечение» вызывает у общества тяжелейшие «побочные эффекты». Прежде всего, предлагая разнообразнейшие рецепты наиболее радикального избавления общества от различных недугов, они никоим образом не думают о последствиях применения прописанных мер на практике, равно как и об их реалистичности и осуществимости в принципе. Можно привести много примеров подобного отношения, однако на этот раз сосредоточимся лишь на одном – теме ЛГБТ-движения.

Борьба за права гомосексуалистов стала одной из наиболее важных и самых обсуждаемых тем современного левого и левацкого движения. Некоторые горячие головы из числа самых радикальных представителей крайних левых уже окрестили её (а точнее, положительный ответ на вопрос об участии социалистов в этой борьбе) лакмусовой бумажкой современного социализма. Будь вы хоть трижды за социальную справедливость, самую широкую политическую демократию, передачу всей полноты власти в руки трудящихся и плановую организацию хозяйства, но если вы сомневаетесь в праве геев и лесбиянок вступать в законный брак (упаси боже, если отрицаете его вовсе), — вы уже не социалист и не антикапиталист. Вам ещё повезёт, если в нацисты не запишут.

А между тем, какое отношение имеют вопросы именно сексуального освобождения 5-7% населения к нашей конечной цели — замене капиталистического строя социалистическим? Ни-ка-ко-го. Капитализм от этого не рухнет, и социализм на его дымящихся развалинах не воздвигнется. Тем более что и сами деятели ЛГБТ-движения чаще всего представляют собой самых отъявленных либералов или, в лучшем случае, социал-демократов, уже практически не отличимых от либералов. Но наши «радикальные левые» уцепились мёртвой хваткой за тему ЛГБТ, как за спасательный круг. Во-первых, поскольку на тему строительства социализма они говорить на должном уровне не в состоянии, ибо не знают, что обществу реально предложить (прежде всего, в области экономики). А во-вторых, поскольку широкие народные массы их не поддерживают. Но надо же как-то привлечь на свою сторону хоть кого-нибудь. Спасибо Герберту Маркузе, который предложил спасительное средство — привлекать на свою сторону маргиналов и аутсайдеров в качестве нового «революционного субъекта». И геи в данном случае — это наиболее удачный выбор. Поэтому леваки бросились к ним с распростёртыми объятиями, однозначно и положительно решив вопрос об отношении к их правам: «нет» дискриминации, «да» однополым бракам и усыновлению детей гомосексуалистами.  Но не поспешили ли они с выводами? И не принесёт ли это обществу новые проблемы? Об этом левацкие теоретики, идеологи и публицисты предпочитают не задумываться.

Август Бебель: «Потребность продолжить род есть высшее выражение “воли к жизни”. Эта потребность глубоко заложена в каждом нормально развитом человеке, и в зрелом возрасте удовлетворение её является существенным условием его физического и духовного здоровья»

А тема ЛГБТ, тем временем, сложна и неоднозначна. С самого своего зарождения мировая социал-демократия (тогда ещё единая марксистская) боролась, и абсолютно справедливо, против уголовного преследования геев и репрессий в отношении них. Однако возведения гомосексуализма в ранг социальной нормы не было. Лидер немецких социал-демократов Август Бебель, автор настольной книги всех феминисток «Женщина и социализм» (которую они, по-видимому, плохо читали), высказывался против «противоестественностей Древней Греции» весьма однозначно.

Впрочем, думаю, что Август Бебель для современных «просвещённых марксистов» — не авторитет. Чего только стоит следующая его фраза: «Потребность продолжить род есть высшее выражение “воли к жизни”. Эта потребность глубоко заложена в каждом нормально развитом человеке, и в зрелом возрасте удовлетворение её является существенным условием его физического и духовного здоровья. Лютер прав, когда говорит: “Кто хочет сопротивляться естественной потребности и не делать того, чего желает и должна делать природа, тот подобен тому, кто хотел бы, чтобы природа не была природой, чтобы огонь не жёг, вода не мочила, человек не ел, не пил, не спал”». Сейчас бы Августа Бебеля за подобные мысли немедленно записали бы в фашисты, как записали меня за высказывание подобных идей.

Но вернёмся к теме борьбы за права гомосексуалистов. Во-первых, прежде чем сломя голову бросаться в крестовый поход против их «угнетения», надо ответить (аргументировано и чётко) на вопрос: а что есть гомосексуализм сам по себе? Сексуальная ориентация, девиация или всё-таки болезнь? Вопрос, кстати, до сих пор спорный. И чёткого ответа на него пока дать нельзя. Таким образом, нельзя дать столь же чёткий и утвердительный ответ на следующий вопрос: не вызовет ли возведение гомосексуализма, если он девиация и болезнь, в социальную норму негативных последствий для общества? И не вызовет ли это краха самого определения «нормы», как это произошло, например, с критериями искусства, в котором релятивизм победил окончательно? Тогда не удивлюсь, если через каких-либо пятьдесят лет после разрешения однополых браков придётся разрешать браки братьев с сёстрами (и это в лучшем случае).

Во-вторых, надо точно определить: а в чём, собственно, заключается угнетение ЛГБТ. Уголовное преследование за гомосексуализм отсутствует уже, наверное, на большей части земного шара. Политические и трудовые права геев, как и права на социальную поддержку, также не ущемляются.  Более того, я лично знаю несколько геев, и все из них в жизни устроены гораздо лучше, чем я, поскольку им помогают «свои» с большими кошельками и высокими должностями. Мне же, к примеру, никто не поможет, кроме самого себя, поскольку гетеросексуал не обладает подобными привилегиями в силу своей обычности. До своей женитьбы я работал в нескольких местах, и меня ни разу не спрашивали о моей сексуальной ориентации. Почему? Да просто потому, что людей на работе это меньше всего интересует. И как меня могли бы угнетать по причине сексуальной ориентации (если бы я был геем), если попросту о ней не знали бы? Лично я убеждён, что после принятия какого-нибудь специального закона против дискриминации ЛГБТ геи начнут (как и в Европе) приходить на собеседования в футболке с надписью «Я — гей» или «Я — лесбиянка». И в случае отказа в принятии на работу будут подавать в суды на своих несостоявшихся работодателей. Очень вероятный сюжет, кстати. В общем, я не знаю ни одного «угнетённого гея», угнетаемого денно и нощно непосредственно по причине его гомосексуальности. Все они угнетены точно так же, как и я, согласно самой угнетающей логике капитализма. Итак, всё «угнетение» гей-сообщества сводится к запрету на браки и усыновление? Честно говоря, я эти запреты понимаю, поскольку видел гей-парады – зрелище не для слабонервных. И доверять их участникам такое важное дело, как воспитание детей, я бы не рискнул. В целом, гей-парад – это не лучший аргумент в пользу ЛГБТ, и я никогда эту форму демонстрации не понимал. Ведь эффект от них противоположен желаемому: адекватность участников вызывает серьёзные сомнения.

Гей-парад – это не лучший аргумент в пользу ЛГБТ. Ведь эффект от них противоположен желаемому: адекватность участников вызывает серьёзные сомнения

Что же касается вопроса брака, то отсутствие разрешения на него — это не запрет на саму сексуальную жизнь, это отсутствие институционализации этой жизни (секс — личное дело каждого, но брак — это уже институт общества, поэтому лепет о «свободе личной жизни» здесь уже неуместен). И брак, семья, — это важный социальный институт. К которому, к сожалению, наши леваки относятся без должной степени серьёзности. И зря. Как отразится легализация однополых браков на институте семьи — вопрос тоже спорный. И далеко не факт, что разрушение этого института «подавления и угнетения», как его изображают левацкие однобокие идеологи, приведёт именно к положительным результатам. Есть и ещё один существенный момент. ЛГБТ-активисты своей агрессивностью, истеричностью, безаппеляционностью и вызывающими действиями очевидно демонстрируют, что стремятся не к равенству, а к превосходству, ибо они «обижены» обществом и претендуют на моральную компенсацию.

В-третьих, есть ещё более сложный вопрос: как отразится на психике ребёнка усыновление однополой парой. Наука о детской психологии говорит нам, что наиболее полноценной и гармоничной личность становится, если с младенчества испытывает ласку и заботу матери (а не «Родителя 1»), равно как и отца. Поэтому отцам рекомендуется устанавливать контакт с ребёнком, находящимся ещё в утробе матери. Соответственно, для ребёнка позитивно двуполое воспитание, что полностью соответствует и законам природы. И понятно абсолютно, и бесспорно. Если же ребёнок — сирота, мы уже имеем определённые проблемы, а если он ещё и усыновлён однополой семьёй… Не берусь ручаться за адекватность его развития. В любом случае, всё это требует досконального изучения, чтобы не наломать дров, что очень любят делать наши леваки.

В-четвёртых, существует ли «культурный гомосексуализм», т. е. не обусловленный физиологическими, психическими и гормональными причинами, а «воспитанный» обществом? Лично я считаю, что он существует. И примеры из истории человечества, например, сексуальные практики Древней Спарты, дают мне основания так думать. В таком случае, гомосексуализм, который, без сомнения, не является естественным, ещё и может распространиться вширь, выходя за рамки сообщества тех, кому просто повезло родиться гомосексуалистом. А это уже проблема совершенно иного порядка. Тут уже встаёт вопрос о жизнеспособности общества и его реакции на распространение гомосексуализма. И не приведёт ли это распространение к реанимации фашизма «как отрицания толерантности, которая губит общество»?

В общем и целом, вопрос сложный, требующий всестороннего рассмотрения. Но при этом, прямо скажем, — не самый актуальный. У нашего мира есть проблемы и похлеще, чем желание 5-7 процентов человечества вступать исключительно в законные браки, а не спать друг с другом без штампа в паспорте, как это преспокойно делается ими сейчас.

  • cold blue

    социализм головного мозга у автора.

    «а что есть гомосексуализм сам по себе? Сексуальная ориентация, девиация или всё-таки болезнь?» — для умников, застрявших в первой половине 20 столетия: точку в этом вопросе уже поставили в 1990 году.

    «не вызовет ли возведение гомосексуализма, если он девиация и болезнь, в социальную норму негативных последствий для общества?» — и что теперь? ах да… социалисты они такие.

    Вот что болезнь — так это социализм головного мозга. Попытка «переучить» всех. Подвести под один стандарт.