27 декабря 2012

Михаэль ДОРФМАН. «Закон Магнитского» защищает права корпораций

Трагическая судьба замученного в российской тюрьме адвоката Сергея Магнитского взывает к правосудию. Права человека надо защищать. Коррупцию надо жестоко карать, не взирая на лица и страны. Однако принятый недавно американским конгрессом «Закон Магнитского» ничего этого не делает. Закон нарушает американские нормы правосудия и защищает, в основном, интересы транснациональных корпораций, работающих в России. И, самое главное, суетой вокруг «Закона Магнитского» оппозиция замечательно помогает Кремлю и Белому Дому отвлечь внимание от крайне невыгодных для России условий вступления России в ВТО.

 В обмен на поправку Джексона-Вэника

В американских кодексах есть множество глупых законов. Закон в Алабаме карает за выдавание себя служителем культа или за открывание на улице зонтика (поскольку это пугает лошадей), зато разрешает играть в домино только по воскресеньям. В Миннесоте незаконно стоять напротив любого общественного здания, не имея на то разумного объяснения, и спать голым. В штате Нью-Йорк супружеская измена всё ещё остаётся уголовным преступлением и запрещается курить на расстоянии 100 футов от входа в любое общественное здание. Есть в нью-йоркских законах и штраф в $ 25 за попытку флиртовать. В Техасе необходимо публично признать веру в высшую силу, чтобы занять общественную должность. В том же Техасе до сих пор продолжает действовать закон, запрещающий энциклопедию «Британика» за то, что там содержатся рецепты изготовления пива. Это остатки, наверное, самого глупого и вредного американского закона, верней конституционной поправки, запрещающей алкоголь в Америке. Подстать «Сухому закону» — и «Патриотический акт» 2001 года, по которому десятки миллионов пассажиров уже десять лет вынуждены снимать обувь. Принятый «хромым» Конгрессом «Закон Магнитского» попадает в ту же категорию законов, от которых вреда куда больше, чем пользы.

«Закон Магнитского» имеет очень мало общего с правами человека в России и вообще где бы то ни было. Последние 20 лет сильно подорвали авторитет США в деле защиты гражданских прав. Бессмысленное использование грубой военной силы, пытки, бессрочные заключения, пренебрежение собственной юстицией, бессудные убийства по всему миру, включая убийства собственных граждан – всё это лишает США былого ореола защитника прав человека во всём мире. Последствиями демократизации Ирака стал позорный отход, массовые убийства и этнические чистки. В «демократизированном» Багдаде за 10 лет оккупации американцы так и не сумели наладить общественную безопасность и даже починить электричество (что Саддаму Хусейну удалось за месяц после Первой войны в Заливе). Транснациональные корпорации пришли в Ирак на американских танках за прибылью. Они принесли с собой не уничтожение коррупции, а ещё больший её размах.

«Закон Магнитского» имеет очень мало общего с правами человека в России и вообще где бы то ни было. Последние 20 лет сильно подорвали авторитет США в деле защиты гражданских прав

Атмосфера накаляется вокруг «Закона Магнитского» и последовавшего затем российского «Закона Димы Яковлева», а также интернет-петиций с требованием включить всех думских законодателей скопом в «список Магнитского». Однако «Закон Магнитского», независимо от намерений его инициаторов – лоббистов британской финансовой группы «Эрмитаж», – ещё один бесполезный написанный лоббистами «чёрный список». Вроде тех, что писались в своё время против Ирака, Бирмы, Ирана, а раньше – против Народного Китая и других стран и организаций, которые чем-то не угодили «особым интересам» в Вашингтоне.

Проект закона в Сенате предлагал наказывать коррупционеров повсюду, где бы они ни находились. И это – здравая идея, поскольку в глобализированном мире коррупция, наряду с военными преступлениями и морским пиратством, должна стать экстерриториальной. Однако победила версия Палаты представителей, где наказать решили лишь Россию – иной результат лишил бы антипутинских лоббистов всей сладости их победы. Да и для других мощных лоббистов мог показаться опасным. Ведь в таком случае в руки американской Фемиды могли бы попасть «свои» коррупционеры – тайваньские, израильские, индийские – а то и родные американцы. Например, Израиль постоянно поставляет коррупционные скандалы: под суд угодил бывший министр иностранных дел Авигдор Либерман; по настоянию Пентагона за злоупотребления в оружейных сделках из Вооружённых сил Израиля уволили генералов и чиновников Минобороны во главе с гендиректором Амосом Яроном и начальником спецотдела МО по безопасности Ихиэлем Хоревом; израильские оборонные корпорации попались на взятках индийским чиновникам и т.д.

Как раз суровое американское законодательство 1970-х годов против международной коррупции всячески ослабляется. Давно уже не было громких процессов вроде международного скандала с корпорацией «Локхид», платившей огромные взятки различным деятелям по всему миру. В самой Америке борьба с коррупцией всё больше политизируется. Ведь прокуроры и судьи здесь – люди политические, и толкуют закон согласно настроению электората и спонсоров. Одним из вопиющих примеров коррупции стало осуждение к семилетнему тюремному сроку чрезвычайно популярного губернатора Алабамы Дона Селигмана, вызывающее множество вопросов.

«Закон Магнитского», по сути, защищает интересы транснациональных корпораций, которые работают в России. Часто – тех же самых, что отметились в Ираке, арабских странах, Латинской Америке и везде дальше. Корпорации, как известно, – тоже люди, а в Америке – это главные люди. У корпораций больше нет национальности. Они сами видят себя нациями, а правительства лишь обслуживают их.

Нельзя сказать, что Россия здесь – исключение. Порой впечатление такое, что это не Россия имеет свои корпорации, а бюрократическо-олигархические отраслевые индустриальные комплексы, как «Газпром» или «Росвооружение», имеют свою страну, а кремлёвская «вертикаль власти» лишь защищает их интересы внутри страны и лоббирует за рубежом. США применяют свою монополистическую «долларовую дубинку» в точности так же, как Россия применяет свою газовую дубинку и другие экономические средства по отношению к неугодным странам (Украина, Польша, Грузия, Эстония и т. д.). Теперь долларовая дубинка занесена над Россией. Ведь так начиналось с Кубой, с Ираком, с Сирией, с Ираном, с Бирмой.

Ещё в марте 2012 года четыре влиятельных члена Сената США — республиканцы Джон Маккейн, Роджер Уикер, демократ Бенджамин Кардин и независимый сенатор Джозеф Либерман выступили за отмену поправки Джексона-Вэника, но в обмен на принятие Сенатом «списка Магнитского». «Хотя некоторые из российского правительства могут отнестись негативно к принятию США закона о «списке Магнитского», мы уверены, что большая часть русских будет довольна тем, что мы создадим препятствия для поездок за рубеж наиболее коррумпированным россиянам, а также для перемещения туда их личного состояния, добытого нечестным путём», — говорится в этом письме, опубликованном агентством “Associated Press”. Ранее представители американской администрации просили конгресс отменить поправку Джексона-Вэника до вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), чтобы избежать противоречий с нормами организации и позволить американскому бизнесу начать работать в стране без промедлений. Напомню, что Поправка Джексона-Вэника была принята конгрессом в 1974 году и вводила ограничения на торговлю с СССР. Причиной принятия поправки стало отсутствие в Советском Союзе свободы эмиграции. Поправка формально продолжала действовать в отношении России вплоть до ноября 2012 года. Правда, с 1989 года США ежегодно вводили мораторий на действие поправки. Представители администрации США не раз говорили, что при сохранении поправки Джексона-Вэника американский бизнес не сможет в полной мере пользоваться преимуществами, которые даст членство России в ВТО. Так что «Закон Магнитского» стал своего рода компенсацией за отмену поправки Джексона-Вэника, мешавшей интересам американского бизнеса в России.

Обама не сумел восстановить власть закона

Людям хочется борьбы хорошего с плохим; хочется, чтобы хорошие побеждали плохих. Однако «Закон Магнитского» — лишь эпизод схватки двух хищников, где «оба плохо», и он подрывает основы американской юстиции. «Чем отличается это от советских ревтрибуналов?» — спросил во время прений республиканский конгрессмен Рон Пол, голосовавший против «Закона Магнитского». «Чёрные списки» создаются не на основе профессионального судебного расследования, а на основе информации различных антипутинских НКО, могущих иметь самые благие намерения, но также и предубеждения, и лоббировать особые интересы. «Закон Магнитского» способствует созданию атмосферы беззакония, когда действия государства определяют политические амбиции, а не реальные факты. Беззаконие порождает беззаконие, и остановить этот процесс очень трудно.

Суетой вокруг «Закона Магнитского» оппозиция замечательно помогает Кремлю и Белому Дому отвлечь внимание от крайне невыгодных для России условий вступления в ВТО

В Америке всё это запросто способно вылиться в русло, в котором действовал пресловутый Комитет по антиамериканской деятельности, и кончиться, в лучшем случае, большим позором. Всё это существенно отличается от истории с убийством Александра Литвиненко, когда британские правоохранители и политики действовали в интересах закона и без оглядки на политические и другие интересы.

Американская юстиция оказалась неспособной привлечь к ответственности тех, по чьей халатности произошли теракты 11 сентября, кто создал миф об «иракском оружии массового поражения», раздул «ипотечный пузырь», взрыв которого привёл глобальному финансовому кризису, поломавшему сотни миллионов судеб во всём мире. Администрация Обамы не смогла, да и не хотела восстановить власть закона в финансовой сфере. Обама привёл в своё правительство людей, ответственных за разрегулированную финансовую индустрию – министра финансов Тимоти Гайтнера и советника по экономике Ларри Саммера. Обама привёл министра юстиции Эрика Холдера прямиком из адвокатской фирмы «Covington & Burling», обслуживающей крупнейших финансовых нарушителей.

Белый дом противился принятию «Закона Магнитского» как вредному для отношений с другими государствами, но потом решил не тратить без того скудного политического капитала переизбранного президента. Оппозиция Обаме не высказывает пока готовности к компромиссам, и второй срок обещает вылиться в ещё одно непопулярное парализованное и неэффективное президентство. Против «Закона Магнитского» боролись корпорации, торгующие с Россией, например, “Caterpillar”. Их представлял и приглашал для слушаний в сенатском комитете по финансам сенатор-демократ из Монтаны Макс Баукус. Они видели в законе досадную помеху, мешающую им поскорей максимализировать свои доходы в России.

Очевидно, что даже лоббисты российских «энергоресурсов» не больно возражали против «Закона Магнитского». Не зря же в России избавлялись от «британской» “British Petroleum” в пользу условно «американской» “Exon Mobile” — чтобы иметь «своего человека в Вашингтоне».

А Россия уже в ВТО

В России, как и в Египте, Чили, Саудовской Аравии или Израиле, Нигерии или Узбекистане, транснациональные корпорации заинтересованы не соблюдении права человека, а лишь в том, чтобы купить подешевле, а продать подороже. Об этом говорит результат их деятельности повсюду в Третьем мире.

Атмосфера накаляется вокруг «Закона Магнитского» и последовавшего затем российского «Закона Димы Яковлева», а также интернет-петиций с требованием включить всех думских законодателей скопом в «список Магнитского»

Говорит московский эксперт по бизнесу АА (попросил не называть его имени):

Последние лет 25 (начиная с 1986-1987) – ощущение продолжения убивания страны под названием СССР. В Узбекистане (при всей дотационности республики при Союзе — 60% импорта, 40% экспорта по внешнеторговому балансу) были прекрасные цветная металлургия, космическая промышленность на уровне компонентов и электроники, электронная промышленность, нефтехимия и химическая промышленность, обработка редкоземельных материалов, тот же хлопок и шелкопрядение, частично станкостроение, инструменталка, золотодобыча.

Превратили всё в хлам, кроме выращивания хлопка, частично химии (на уровне удобрений). С РФ примерно то же самое происходит. И дело даже не в желании отдельных людей, а скорее, в госполитике. То ли из-за отсутствия банальной компетенции по управлению и экономике, то ли целенаправленно «под заказ». Грустно всё это.

Конечно, сложно конкурировать, если, например, натурпродукт сравнивать по стоимости с продуктом искусственного выращивания на химикатах. Конечно, сложно конкурировать по стоимости практически любого готового продукта, если изначально стоимость рабсилы в этом продукте у конкурента на порядок ниже (как в Китае). По сути, сейчас вообще сложно конкурировать любой стране с Китаем (средняя зарплата рабочего в Китае на промышленном предприятии – 250-300 долларов в месяц — данные самих владельцев фабрик и заводов). Собственно, речь идёт о конкуренции в мире несравнимых вещей, но всё пытаются под одну гребёнку мерить.

И, кстати говоря — это именно Штаты раскрутили этот маховик потребления (дешевле, больше, с большей оборачиваемостью товаров, снижением сроков эксплуатации отдельных товаров), от которого сейчас все, включая Штаты, воют. Не забывайте, что Штаты могут сейчас дотянуться до любого счёта и любой транзакции в долларах США. Это – тоже дубинка, так как большая часть трансферов, включая личные, хоть и идут через Кипр и Англию, но идут в долларах США.

Могу сказать, что в своё время входил полтора года в рабочую группу по вступлению в ВТО Узбекистана. Тогда соглашение было ещё ГАТТ/ВТО. Так вот, красиво поданное меню из возможностей крайне сильно оттеняло минусы. Их не всегда было видно даже опытным государственным деятелям. Если принимать во внимание также банальный «подкуп» принимающих участие в переговорах и свет «западных рынков», то становятся понятными те условия, на которых РФ выторговала вступление в ВТО. Вступали-то 19 лет. Было порядка 6-ти команд переговорщиков, да и внутри ротация была значительной.

Штаты, как всегда, красиво разыграли гамбит — большое количество стран с которыми РФ торговалась, выбили из РФ максимум уступок, и только США – правда, уже после этого – сказали: нам ничего от вас не нужно по условиям. Потом начали активно давить на подписание. Когда же обобщили материал по условиям (а не куски по разным странам), выяснилось, что РФ проиграла практически по всем вопросам. Вот тут и начались стенания от отраслей. А с ними вообще никто не разговаривал во время переговоров, как выяснилось – РФ же.

Когда кураж пройдёт, и антипутинская оппозиция остынет от писания телег в «вашингтонский обком», то обнаружит, что живёт в совершенно иной России, вступившей во Всемирную торговую организацию. Укрепился статус России как сырьевого придатка, а статус суверенного игрока мировой экономики подорван

Я думаю, что как раз РФ ищет предлог пересмотреть часть договорённостей по ВТО. И тут как раз США будут в проигрыше. И дело не только в мелких вопросах по поводу говядины – Соглашения по ВТО включают разделы по интеллектуалке, патентам, применительным правам и др. Это уже совсем другие деньги и возможности давления, если закрутить полностью гайки на использование

До кучи можно прибавить сюда возможность, опять же, создать миф о стране с медведями, с которой другим – лучше вообще не связываться и не вводить капиталы, – а самим под шумок использовать вакуум.

***

Когда кураж пройдёт, и антипутинская оппозиция остынет от писания телег в «вашингтонский обком», то обнаружит, что живёт в совершенно иной России, вступившей во Всемирную торговую организацию. Укрепился статус России как сырьевого придатка, а статус суверенного игрока мировой экономики подорван. Власть, если будет послушной транснациональным корпорациям и своему олигархическо-бюрократическому комплексу, станет ещё более независима от народа. Ведь сырьевые ресурсы – проклятие для всех, кто их имеет (может быть, кроме Норвегии). Доходы от нефти и газа дают власти и околовластным элитам огромные и независимые средства, подавляют местную инициативу.

Когда материал уже был готов, лица, подписавшие на сайте Белого Дома петицию о включении в «список Магнитского» депутатов Думы, голосовавших за «Закон Димы Яковлева», получили в ответ формальную отписку по электронной почте – мол, тоже обеспокоены.