26 ноября 2012

Михаэль ДОРФМАН. Неолиберализм высасывает мозг

Что же это за американская система образования такая, если она не способна обучить большинство студентов и довести их до получения диплома?

Из года в год авторитетные рейтинги подтверждают, что университеты США продолжают занимать ведущие места в мире по совокупности показателей, прежде всего из-за своего богатства. Вместе с тем, Америка неуклонно теряет свои былые рекорды. Америка уже не первая страна с наибольшим удельным весом людей с высшим образованием, как она была в 2000 году. Среди молодежи (26-30 лет) Америка занимает лишь 16-е место среди 26 развитых стран. Да и то, среди лиц с высшим образованием в США огромная доля «импортированных мозгов», причём не обязательно из богатых стран, а из стран бывшего коммунистического и Третьего мира.

В школах ещё хуже. Лишь четверо из десяти выпускников школ в США получают адекватную подготовку для поступления в колледж. Хотя не секрет, что американская школьная система исключительно направлена на подготовку к поступлению в вузы. Многие годы публику интересовали показатели того, сколько студентов поступают в вузы. Важней, однако, сколько из них вузы заканчивает. Лишь 42% поступивших на первую степень (BA, бакалавр) успешно достигают диплома. В частных коммерческих университетах, где уже безо всякого стыда работает принцип – главное нажива, отсев ещё больший. Как работает этот социальный дарвинизм?

Психологические службы кампусов отмечают растущий поток студентов, нуждающихся в их услугах. Они не справляются с тем количеством, которое обращается к ним за помощью

Я повидал разные университеты на своем веку. В Советском Союзе и Западной Европе, в Израиле и США. Учился тому, что надо, и тому, что хочется, пока не понял – то, чего хочется это как раз, что надо. И сейчас, в свободное от работы время (которого, увы, всё больше в наше кризисное время) я записываюсь свободным студентом на различные курсы в университеты Нью-Йорка. Своими глазами наблюдаю гигантский культурный сдвиг, происходящий в Северной Америке. Куда-то исчезла присущая университетским городкам атмосфера спокойствия, раскованности и беззаботности. Студент становится всё более озабоченным, нервным, дёрганным. Этот сдвиг является определяющим для молодого поколения студентов. Он знаменует глубокие изменения психической атмосферы в современных кампусах.

Это не только моё впечатление. Обзоры специалистов подтверждают мои наблюдения. Исследования показывают, что происходит, когда господствующая идеология нашего времени, свободно-рыночный неолиберализм, вмешивается в интеллектуальное развитие науки и искусства. Университетский кампус перестал быть местом для игры ума и удовлетворения научного любопытства, для воспитания интеллектуального сотрудничества. Здесь больше нет места будущим  хайдеггерам и эйнштейнам. Университетский кампус стал ареной борьбы за выживание. И эта борьба ведётся там не на шутку.

Психологические службы кампусов отмечают растущий поток студентов, нуждающихся в их услугах. Они не справляются с тем количеством, которое обращается к ним за помощью. Ещё не так давно студенты обращались в психологические службы из-за частных проблем – порванные личные отношения, смерть близкого человека, трудности с принятием решений в жизни. Сегодня характер жалоб изменился. Студенты жалуются на общий кризис в жизни, на упадок, безысходность, негативное отношение к себе и неверие в своё будущее. Всё это вещи невиданные в предыдущих поколениях студентов.

Специалисты отмечают, что переход от частных проблем к общим является гигантским сдвигом общественной парадигмы. Из мест, где пестовали академическую свободу и исследовательское дерзание, вузы превратились в тюрьму ума. Постоянный стресс и беспокойство, прессинг и конкуренция заставляют нынешнего студента бороться не только за то, чтобы выучиться, но и чтобы выжить.

Эрика Горвиц, заместитель директора студенческой консультации Университета Саймона Фрейзера в Канаде, говорит, что суперконкурентная университетская среда стравливает студентов друг с другом, толкает к пропасти целое поколение молодёжи. Университетское образование сводится к некооперативной антагонистической игре за всё уменьшающееся число рабочих мест.

«Нынешняя идеология успеха и красоты являются беспрецедентными, – говорил мне доктор Крис Джеральдсон из университетского клинического госпиталя Стони Брук. – Никогда ещё такое огромное количество студентов не обращалось за психологической помощью, никогда еще столько студентов не жаловались, что не могут справиться со стрессом…»

Растущее число психологических травм среди студентов отмечается в ежегодных обзорах Ассоциации директоров консультационных центров университетов и колледжей (Аssociation of University and College Counseling Center Directors Annual Survey). Больше двух третей всех консультационных центров говорят, что у них не хватает ресурсов и специалистов, чтобы справится с потоком жалоб студентов. 34% всех центров вынуждены вносить студентов в длинные листы ожидания. Причин для обращения к психологу хватает.

40% обращаются по поводу навязчивых тревожных состояний, 38% по поводу депрессии. Помимо этого, быстро растёт число комбинированных диагнозов смеси тревожных состояний, депрессии, заниженной самооценки и суицидальных мыслей. Руководители психологических служб единодушны в том, что их число стремительно растёт. Результаты их отчётов должны вызвать тревогу не только у специалистов.

Кампус теперь место, где списывают и обманывают, если могут, выбирают лёгкие курсы с «лёгким» профессором. Кампус теперь место, где задают вопросы не ради интереса, а для того, чтобы выделиться, проявить участие, есть глазами начальство. Университетский кампус пошёл по стопам американской школы. Он стал местом, где не учат думать, а готовят сдать тесты. Местом, где важны оценки, а не знания. Лишь 20% студентов могут получить желанные пятёрки (град А по-американски).

Подобное наблюдается везде, где внедряется неолиберальное образование, где готовят не специалистов, а начальников, администраторов бизнеса. В России, в Грузии и в Израиле. О парадоксах грузинского перехода к неолиберализму написал украинский историк Ярослав Грицак в интереснейшей книжке «Жизнь, смерть и другие неприятности».

«Боли и приступы в мускулах, апатия, усталость, галлюцинации, приступы паники, депрессия, бессонница, потеря памяти, смятение – это только некоторые из побочных эффектов хронического дискомфорта, вытекающие из невероятной нагрузки в наших университетах – рассказала израильский психолог д-р Светлана Ория, работающая со студентами. – Всё ускоряется, нагрузка возрастает, психика не успевает восстанавливаться. У нас самый кровожадный – это Хайфский Технион. Тут у каждого второго хроническая тревожность, сильнейший прессинг на студентов, нездоровая конкуренция за «престиж», за отметки».

Некоторые мои читатели в России, Грузии, Израиле и других странах находят в моих статьях подтверждение своему анти-американизму. Другим кажется, что они изживут свои пережитки социалистические пережитки, и свободный рынок решит все их проблемы. На самом деле, благодаря крепким демократическим и индивидуалистическим традициям, Америка ещё имеет некоторый запас прочности, которого почти нет в других странах, где демократия не так укоренена. Во многом, страны, которые, задрав штаны, бежали за свободно-рыночным капитализмом, Китай, Россия, Грузия, Израиль, Колумбия и другие, оказались впереди Америки. Тамошний грабительский неолиберальный капитализм – это будущее, а не прошлое Америки. Подробней  я писал об этом в материале «В Пекине уже наступил конец света».

Американскую нелиберальную модель корпоративного капитализма стремительно распространяют по миру, в большой степени руководствуясь рецептами перманентной революции Льва Троцкого и теории престижа Антонио Грамши. С неолиберализмом приходит и американизированная система образования, готовящая кадры меритократического общества (см. мой материал «Что плохо с меритократией?»)

На глазах произошла смена парадигмы. Университет больше не место, где молодые мужчины и женщины находят себя. Университет больше не место свободного выбора. В корпоративном мире высшее образование стало обязаловкой. Все студенты знают, что и первой степени бакалавра будет недостаточно, что после четырёх лет придётся учится ещё и ещё. Америка гордится тем, сколько детей поступают в университеты. Здесь не желают видеть, что лишь треть, а то и четверть получает диплом. Такая система не может не быть порочной. Все теперь знают, что любая шалость, любой прокол, любая плохая отметка разрушит шансы на  получение диплома, и, следовательно, станет концом карьеры и жизни. И такое знание разрушает мозг и иссушает даже самые светлые головы.

Материалы автора по теме:

«Что плохо с меритократией? Время больших разочарований»

«В Пекине уже наступил конец света»

«Белые в Америке – новый угнетённый класс»