11 ноября 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Либералы – коллективный доктор Менгеле

Либералы – это такие люди, которые полагают, что им позволено судить о происходящем с высоты добродетели. Ведь они – за права и свободы. Ведь они – за демократию. Ведь они… за всё хорошее против всего плохого. Либералы очень не любят «коммуняк» за то, что те хотят «всё отнять и поделить», а «собственность – это основа свободы». Ещё они не любят «фашистов» – за то, что они клянутся в любви к Родине, а это противоречит «общечеловеческой морали». Чтобы было проще упражняться в политической нелюбви, либералы решили объединить коммунизм и фашизм в «коммуно-фашизм». Это позволяет им кричать о «красно-коричневой опасности». Но когда либералы дорываются до власти, они ставят над людьми жуткие человеконенавистнические эксперименты. Либералы – это коллективный социальный доктор Менгеле.

Я вспоминаю начало 1992 года, и мне становится больно физически. 20 лет назад сгорели все накопления моей мамы – все деньги, которые она заработала, участвуя в геологических экспедициях в Сибирь и на Дальний Восток. Мне больно не из-за потери денег – их было не так и много. Мне больно от унижения, которое я, студент, испытал тогда с подачи Егора Гайдара и его команды. А что я мог сделать? Будучи активистом группы «Рабочая борьба», я боролся с реставрацией капитализма, распространял листовки у заводских проходных, призывая рабочих к забастовкам. Наверное, если бы в стране действовала организация вроде «Красных бригад», я бы стал их бойцом. Но «Красные бригады» в России не возникли, а я сам создать их не сумел. Меня хватило лишь на организацию в Петербурге боеспособного отделения Национал-большевистской партии.

Я вспоминаю начало 1992 года, и мне становится больно физически. 20 лет назад сгорели все накопления моей мамы – все деньги, которые она заработала, участвуя в геологических экспедициях в Сибирь и на Дальний Восток

Август 1998 года. Я откладывал деньги, чтобы поехать в отпуск с детьми к родственникам в Испанию. И вдруг в одночасье мои деньги превратились в фантики – обесценились в 20 раз. Этот грабёж либералы называли дефолтом. В августе 1998 года моя мама, которой тогда было всего 57 лет, как-то резко сдала. Даже я на какое-то время погрузился в депрессию. Постоянная борьба за существование, знаете ли, сильно изматывает…

Я помню, как в январе 2005 года из автобуса кондуктор выкидывал старика, отказывающегося платить за проезд «живые деньги». Дед упорно показывал пенсионное удостоверение, говоря, мол, пусть вначале поднимут пенсии, а пока он будет ездить, как раньше. В конфликте был виноват не хам-кондуктор, довольно здоровый детина, кстати, а либерал Алексей Кудрин, который инициировал «монетизацию льгот». По его настоянию льготникам не дали сойти со сцены постепенно. Старика мы с друзьями вырвали из лап кондуктора. Но старик плакал от унижения…

Либерализм, во всяком случае – в российском исполнении, – это идеология предательства. Наверное, многие забыли, кто такой Андрей Козырев. Я напомню – это министр иностранных дел в первые ельцинские годы. Естественно – либерал. Когда он возглавлял внешнеполитическое ведомство, Россия предала всех своих союзников. Куба оказалась в кольце блокады. Именно тогда на острове начался голод. «В Афганистане всё готово к урегулированию — мешает этому только советская поддержка “экстремистов” во главе с Наджибуллой», — заявил Козырев вскоре после поражения ГКЧП в августе 1991 года. А Наджибулла был популярным лидером, в отличие от предыдущих руводителей «народного Афганистана». После вывода советских войск афганская народная армия нанесла несколько поражений моджахедам, например, под Джелалабадом. С 1 января 1992 года Россия прекратила поставки всех вооружений и боеприпасов войскам, которые защищали режим Народно-демократической партии Афганистана. Вскоре в Кабул вошли моджахеды. Наджибулла укрылся в миссии ООН. 12 сентября 1996 года Кабул взяли талибы. Исламские фанатики захватили миссию ООН, где находились Наджибулла и его брат. Перед тем, как убить их, талибы измывались над ними, а затем глумились над их трупами: вначале протащили их на верёвках за джипами, а потом повесили на решётке перед президентским дворцом на стальной петле. Но и на этом дикари не успокоились. Они вставляли между пальцами, в рот и нос трупов братьев купюры и сигареты… Либеральный министр Козырев сейчас – преуспевающий бизнесмен, председатель совета директоров «Ивестторгбанка».

Создатели дефолта: председатель Центробанка С. Дубинин, премьер С. Кириенко, эксперты Е. Гайдар и А. Чубайс

И вот сейчас, когда страна встрепенулась из-за того, что власть в очередной раз плюнула на мнение народа, либералы повылезали из щелей, чтобы возглавить «движение протеста». На митингах маячил Алексей Кудрин, с которым хотят дружить даже некоторые весьма умеренные левые, так как он, видите ли, является представителем значительной части элиты. А выборы в Координационный совет оппозиции превратились в откровенный либеральный хит-парад.

Словом, я написал достаточно, чтобы показать, что я не случайно откликнулся на приглашение партии «Другая Россия» принять участие в арт-акции «Похороны либераста». Ребята не стали использовать слова «либерал», чтобы не обижать честных и смелых людей, которые называют себя либералами: Андрея Пивоварова, Александра Скобова (в прошлом – левого диссидента), активистов «Гражданской ответственности» и других. Похороны проходили в арт-кафе «Кокошка». Первым слово взял председатель петербургской «Другой России» Андрей Дмитриев: «Мы уважительно относимся к честным оппозиционерам из демократического лагеря, таким как Андрей Пивоваров, Александр Скобов (кстати, на днях он вышел из движения «Солидарность», протестуя против демшизовых тенденций в нём), организации «Гражданская ответственность» и другим. Мы не считаем их либерастами, в отличие от таких одиозных фигур, как Борис Немцов и Сергей Пархоменко, сливших протест 10 декабря 2011 года и уведших массы рассерженных горожан на Болотную площадь по сговору с Кремлём и московской мэрией. Или в отличие от комитета «Демократический Петербург» во главе с любительницей западных грантов Татьяной Дорутиной, куда вошли персонажи, раскалывающие протестное движение в нашем городе».

Перед арт-акцией «Похороны либераста»

Дмитриев отметил, что «похороны либераста» перекликаются с проповедями Эдуарда Лимонова по разоблачению вождей «болотной оппозиции» и «Письмом товарищу Сталину» Захара Прилепина. А затем обратился к классике: процитировал мысли революционных вождей – Ленина, Сталина, Мао, Ким Ир Сена – о гнилом либерализме. В конце он прочёл стихотворение Владимира Маяковского 1917 года о кадете (кадетами в дореволюционной России называли членов партии конституционных демократов), которое называется «Сказка о Красной шапочке»:

Жил был на свете кадет.
В красную шапочку кадет был одет.
Кроме этой шапочки, доставшейся кадету,
Ни черта в нём красного не было и нету.
Услышит кадет — революция где-то,
Шапочка сейчас же на голове кадета.
Жили припеваючи за кадетом кадет,
И отец кадета, и кадетов дед.
Поднялся однажды пребольшущий ветер,
В клочья шапчонку изорвал на кадете.
И остался он чёрный. А видевшие это
Волки революции сцапали кадета.
Известно, какая у волков диета.
Вместе с манжетами сожрали кадета.
Когда будете делать политику, дети,
Не забудьте сказочку об этом кадете.

Затем выступил я. Начал я с того, что извинился за то, что в последнее время подвизался на поприще мемуариста. Но я вынужден вспоминать о революционной практике прошлого, чтобы показать, что нынешняя наша практика отнюдь не случайна. Я присоединился к НБП в 1995-м потому, что эта партия выступала с позиций революционного антилиберализма, которые я разделял ещё в конце 80-х, будучи анархо-коммунистом. Я процитировал ребятам начало своей статьи «Классовая борьба в период либерализации», опубликованной в начале 1990 года в № 4 газеты «Чёрное знамя»: «Либерализм – это санкционированное сверху ослабление политического режима; попытка правительства предотвратить революционный взрыв. Либерализм – это некоторые политические свободы, не подкреплённые экономическим и социальным освобождением; разрешение на оформление оппозиции, которая укладывается в рамки существующей системы. Либерализм – это видимость плюрализма мнений, помпезная митинговость и скудность действий».

Андрей Дмитриев отметил, что «похороны либераста» перекликаются с проповедями Эдуарда Лимонова по разоблачению вождей «болотной оппозиции» и «Письмом товарищу Сталину» Захара Прилепина

Я напомнил историю, как один либеральный публицист, который приходил на зимние митинги за честные выборы в шапке-пирожке, «лечил» своего ученика: «Анархисты – это прекрасно, троцкисты – скучно, но терпимо, а национал-большевикам место на Колыме». В 90-е годы мы, национал-большевики, боролись с либералами — это были наши главные враги, и наша первая акция — захват «Авроры» в мае 1997 года — была выражением нашего протеста против либерального замирения с сепаратистской Чечнёй. Я намеренно употреблял словосочетание «национал-большевистская партия». Ибо после того, как партию запретили, либералы, которые вроде как на тот момент были союзниками НБП, начали, кокетничая, говорить: «Партия, название которой нельзя произносить…» «Да пошла власть куда подальше со своими запретами!» — сказал я в «Кокошке». Национал-большевизм не смог запретить Гитлер, его не удалось подавить ни СС, ни Гестапо. Эрнст Никиш сидел в гитлеровских застенках, Отто Штрассер для борьбы с гитлеровцами перешёл на нелегальное положение, а француз Жорж Валуа участвовал в Сопротивлении и умер в нацистском концлагере. «Разве смогут какие-то скучные бюрократы из прокуратуры и судебные клерки запретить сильным людям называть себя национал-большевиками?» — задал я риторический вопрос собравшимся.

В конце я прочёл своё стихотворение, написанное мною в 20 лет, когда я, увлечённый творчеством футуристов, подражал стилю Маяковского (понимая, что художественная ценность моих виршей невелика, я заранее извинился перед ребятами), которое закачивается так:

Слабые нервы гоняют из припадка в припадок?
Испугались, жирные стервы?
Анархия – вот порядок!
Знаю я,
что пути перекрыты.
В это общество не на раз, два.
Слишком много живёт элиты,
И сильна ещё очень урла.
Им идеалов не нужно –
Одним деньги, другим – портвейн.
Кулак в ухо –
И я контужен.
А подняться-то как?
Не лень!

Я напомнил историю, как один либеральный публицист, который приходил на зимние митинги за честные выборы в шапке-пирожке, «лечил» своего ученика: «Анархисты – это прекрасно, троцкисты – скучно, но терпимо, а национал-большевикам место на Колыме»

Я сказал, что тем, кто собрались в «Кокошке», чтобы похоронить «либераста», будет не лень подняться снова и снова.

После меня выступал писатель и коммунист Герман Садулаев. В будённовке с красной звездой он читал свои стихи:

Гой ты Русь, моя Русь!
Долго ль спать тебе муторной, прелой?
Комиссары, вернитесь!
Без вас не унять беспредел!
Грезится ли мне, видится ли:
Эффективный менеджер? – На виселицу!
Крепкий хозяйственник? – Расстрел!

Наконец, апофеозом арт-программы стали собственно похороны либераста (его роль сыграл бывший политзаключённый нацбол Владимир Линд). Перед тем, как лечь в гроб, он произнёс речь, в которой он перечислил все заслуги либералов перед нашей страной:

«В 1992-м я устроил шоковую терапию, поставив страну на грань обнищания и голода. Я социал-дарвинист — выживать должен сильнейший, тот, кто сможет сам заработать себе денег. Слабые – пенсионеры, инвалиды, многодетные матери, жители депрессивных городов и регионов пусть вымирают. Государство не обязано о них заботиться. Я – Егор Гайдар. В 1993-м я расстреливал парламент из танков. Демократия – только для демократов, таково всегда было моё убеждение. Я – Борис Ельцин. Я устроил приватизацию общенародной собственности, распродав её по дешёвке. Я украл у народа вклады в Сбербанке. Я и мои друзья сказочно обогатились на этом. Нашему богатству завидует вся Европа и Америка. Я – Анатолий Чубайс.

Когда в декабре 2011 года начались выступления против нечестных выборов, я решил приватизировать и их. Я увёл народ 10 декабря 2011 года митинговать на Болотную площадь, сговорившись с Кремлём. Я слил протест и предотвратил народную революцию. За это ФСБ должна дать мне орден. Я – Борис Немцов.

«Комиссары, вернитесь! Без вас не унять беспредел!» — стихотворение с такими словами прочёл Герман Садулаев

Я всегда считал, что русский народ – быдло. Ему нельзя доверять выбирать себе власть, иначе он выберет страшных коммунистов и националистов. Народу нужна сильная рука, поэтому я сажал и буду сажать в тюрьмы разных экстремистов, которые смеют что-то вякать против меня. Я – Владимир Путин.

Я появляюсь в разных обличьях. Я – и власть, и оппозиция. И ОРТ, и “Эхо Москвы”. Уже больше 20 лет, как я простёр над Россией свои крылья. И буду продолжать мучить русский народ, пока меня не закопают в могилу».

После этого начались пляски на гробах…

Фоторепортаж с арт-акции в «Кокошке» здесь.

  • Террорист

    Устали мы от слов, хотим крови либероидов