25 октября 2012

Алексей ДЬЯЧЕНКО. Как в России убивают оборонное производство

Регулярно появляющиеся новости о работе предприятий оборонной промышленности России навевают очень грустные мысли. Официальная пропаганда не устаёт сообщать о разработке очередного «не имеющего аналогов в мире» вооружения. Но если посмотреть на ситуацию непредвзято, но нельзя не увидеть окончательной деградации и разложения отрасли.

Самый горячий пример — нищенские зарплаты рабочих «Ижмаша». Работяги 103-го цеха предприятия, собственными руками обеспечивающие выпуск львиной доли российского стрелкового вооружения, которое наша страна до сих пор умудряется продавать на экспорт, получили последний раз в кассе на руки по 2-5 тысяч рублей. И вышли на стихийный митинг прямо на территории завода.

Афера на «Ижмаше»

Официальной причиной резкого сокращения зарплат рабочего персонала оказалось изменение принципа начисления зарплат. По заявлению представителей самого «Ижмаша», три месяца назад предприятие изменило принцип оплаты труда рабочим таким образом, чтобы зарплата зависела от количества и качества выпущенной продукции. В сентябре 103-й цех, оказывается, смог сделать лишь 40% от требуемого объёма и, как итог, некоторые рабочие получили ведомости с начисленными 2-2,5 тысячами рублей.

Официальной причиной резкого сокращения зарплат рабочего персонала «Ижмаша» оказалось изменение принципа начисления зарплат

Официальной причиной резкого сокращения зарплат рабочего персонала «Ижмаша» оказалось изменение принципа начисления зарплат

Попутно руководство Удмуртии  обвиняет «Ижмаш» в срыве гособоронзаказа, а ответственный за оборонку вице-премьер Дмитрий Рогозин ранее возмущался тем, что завод занимает слишком большую территорию. При этом совсем недавно была опубликована официальная информация, согласно которой «Ижмаш» за первые восемь месяцев года выполнил объём работ, равный всему прошлому году, а к концу года прогнозирует прирост аж 56%. И при этом рабочим предлагается сосать лапу.

Очень похоже, что оружейного гиганта, созданного в советские годы, пытаются разорвать на лакомые кусочки сразу со всех сторон. Мыслящий «в мировом масштабе» вице-премьер явно имеет виды на часть земельного участка. Местная власть, возможно, хочет поставить завод под свой более плотный контроль. А непосредственные руководители тихой сапой выжимают последние соки из производственных мощностей и сотрудников. Сложно представить, как в результате проведённых исключительно на бумаге реорганизаций и перерасчётов рабочий вдруг стал гнать на 60% больше брака или выпускать в 2, 5 раза меньше готовых изделий. Судя по всему, новые правила начисления зарплат были одним из последних источников повышения личного благосостояния авторов идеи.

Изношенность оборудования на предприятиях, которые были гордостью советской индустрии – уже давно ни для кого не секрет, и всё продолжает функционировать большей частью именно благодаря умелым рукам и смекалке рабочих и инженеров. И именно их сделали крайними на «Ижмаше»! Судя по последним новостям, изменения ещё могут попытаться отыграть назад. Во всяком случае, неожиданно прозревшая инспекция по труду Удмуртии успела провести проверку условий труда и обнаружить множество недостатков. Оказалось, «на предприятии не установлены дни выплаты зарплаты, рабочие места не аттестованы на наличие опасных производственных факторов, сотрудникам не выдаются средства индивидуальной защиты». Увы, пока про то, что рабочих цинично кинули с зарплатой, официально не прозвучало ни слова.

А тем временем чуть ли не главной бедой «Ижмаша», по словам председателя удмуртской организации Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности Григория Черных, является нехватка персонала — работяги бегут из-за копеечных зарплат на другие предприятия.

Поиски дяди Васи

Проблема «утечки рук», если можно так выразиться, в российском оборонно-промышленном комплексе лишь обостряется. С каждым годом неизбежно уходят из жизни высококвалифицированные специалисты советской школы, которым уже по 60 и более лет, а подготовкой квалифицированной смены никто особенно не озаботился до сих пор. Однажды мне попалась очень правдоподобная история, ярко характеризующая то, как у нас делают «самое лучшее оружие». История касалась какой-то новой модификации российского танка, конкурировавшего с современными иностранными бронемашинами в рамках объявленного одной из арабских стран конкурса.

Полностью укомплектовать для испытаний на полигоне Рособоронэкспорта смогли лишь один единственный танк, который и прибыл на испытания. И вот эта машина откатала всю положенную программу. Даже вроде как откатала лучше всех. Но после того, как своим ходом заехала в ангар на стоянку и техобслуживание, встала намертво. И никто из обслуги не может понять, в чём дело. Хорошо хоть, вокруг чужих глаз не было. Пришлось снимать весь агрегат и срочным рейсом на самолёте перегонять его в Россию для того, чтоб специалисты предприятия-изготовителя быстро разобрались и успели вернуть машину в строй до начала второго этапа испытаний.

Привезли, а в России беда — единственного, кто в состоянии понять и устранить неисправность, старенького рабочего «дядю Васю» руководство официально наградило отгулом и ящиком водки за какой-то внеочередной трудовой подвиг. Специалиста нашли довольно скоро и даже на территории завода. Но привести его в норму смогли нескоро. Потом он с мутными глазами и подрагивающими руками всё же устранил неисправность, и счастливые представители Рособоронэкспорта с работающим агрегатом танка вновь улетели на заграничные испытания, а «дядя Вася» продолжил официальный отгул. Комментарии, думаю, излишни.

Как-то старый сотрудник оборонного предприятия объяснил мне, как нынче устроена работа с кадрами на предприятиях. Высоко-квалифицированных специалистов катастрофически не хватает, и потому руководители заводов идут на такую хитрость. После получения заказа начинают обзванивать коллег с других предприятий и буквально поштучно набирать требующийся персонал в своеобразную аренду оттуда, где он пока не так востребован. Само собой, случись обратная ситуация, всё происходит ровно наоборот.

Ответственный за оборонное производство вице-премьер Дмитрий Рогозин ранее возмущался тем, что завод «Ижмаш»занимает слишком большую территорию

Одним из самых ярких и долгоиграющих общедоступных подтверждений никчемности, в первую очередь, нынешнего руководства ОПК является история модернизации для ВМС Индии авианосца «Викрамадитья» — бывшего российского авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», проданного по цене металлолома. Сразу после подписания всех документов и начала работ резко выросла стоимость контракта на модернизацию. С первоначальных 1,5 миллиардов наши чиновники повысили цену сразу до 2,3 миллиарда долларов. И это стало только первым конфузом.

Объяснение прозвучало анекдотичное — неправильно посчитали объёмы работ, в частности, километраж проводки и других коммуникаций, подлежащих замене. Уже данного факта индусам должно было хватить, чтобы отказаться от столь квалифицированных производителей. Тем не менее, сотрудничество продолжилось, давая всё новые поводы для грустных мыслей.

В сентябре будущий первый полноценный авианосец Индии вышел на ходовые испытания и пришёл с них всего на одном исправном котле из восьми установленных. Остальные вышли из строя и продемонстрировали и людоедские нравы наших проектировщиков, и жадность и беспринципность производителей, и полнейшую профессиональную непригодность высшего руководства отрасли.

Одним из основных обстоятельств, повлиявших в итоге на силовой агрегат авианосца, стала замена теплоизолирующего материала котлов. Наши представители ОПК жаловались, что именно по настоянию индусов предусмотренную проектом изоляцию из асбеста пришлось менять на кладку из огнеупорного шамотного кирпича. Что ж, можно только похвалить индусов, заботящихся о здоровье своих военных явно больше, чем в России. Уже несколько десятилетий асбест официально признан жесточайшим канцерогеном, вызывающим рак лёгких, а потому запрещён к применению. Но на отечественных кораблях ВМС, использующих те же самые двигатели, продолжают по старинке использовать удобный проектировщикам асбест. Подумаешь, морячки потом от рака помрут! Зато ничего переделывать не надо.

Казалось бы, если на первом же испытании двигатель вышел из строя – значит, его производители должны устранить неполадки или заменить по гарантии. Не тут-то было. Гарантийный срок на силовую установку закончился задолго до того, как корабль пошёл на испытания — так быстро у нас строят корабли. Когда чиновники закупают какую-то оргтехнику или даже мебель для своих рабочих мест в рамках того же самого госзаказа, всегда можно найти упоминание о действующем сроке гарантии. Им и в голову не придёт купить товар, гарантия на который истекла ещё до окончания производства изделия. А вот представители нашей оборонной отрасли вовсю практикуют подобный подход, и в случае конфуза лишь горестно разводят руками.

Этот плоский серый пористый камень, на котором лежат два металлических бруска, и есть пластина, отколотая от шамотного кирпича

Но самым показательным является главное объяснение непосредственной причины аварии — кладка из шамотного огнеупорного кирпича китайского производства. По словам главного военного судостроителя страны президента Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) Андрея Дьячкова, именно товар из Поднебесной и привёл к разрушению термоизолирующей кладки. А дальше Дьячков произнёс несколько перлов, над которым лично я захихикал сразу после прочтения, а после обсуждения со знакомым дедом, работавшим в металлообрабатывающей отрасли ещё с советских времён, ржал уже в голос. По версии президента ОСК, в России технология производства такого кирпича утрачена. Когда мне в Туле объясняли азы пайки латунью (как раз на куске изоляции из шамотного кирпича), то и предположить не могли, что при этом используют «обломки утраченной в России технологии».

Видимо, желание оправдаться любой ценой полностью вытеснило из головы чиновника не только полученные когда-то крохи знаний, но и элементарные навыки работы с поисковыми системами Интернета, и здравый смысл. Иначе Андрей Дьячков набрал бы в «Яндексе» поисковый запрос и узнал много нового. Например, что шамотный кирпич в России производят уже целый век. И что в Свердловской области благополучно функционирует ОАО «Огнеупоры» — «одно из крупнейших в России и странах СНГ предприятий по производству огнеупорных материалов и изделий». Так что никакой нужды покупать вызывающий нарекания китайский кирпич не было и нет до сих пор. Увы, таков уровень нынешних «эффективных менеджеров», пришедших в руководство российской оборонной промышленности ради чего угодно, но не возрождения некогда вызывавшей гордость отрасли.

Закупать или нет?

Стоит ли удивляться, что всё чаще звучат слова о необходимости закупать вооружения за границей. Мол, и качественнее, и дешевле, и коррупции меньше. Можно полностью согласиться с требованиями полной самостоятельности страны в области производства вооружений, но эти перечисленные преимущества импорта – налицо. Для примера можно просто внимательно проанализировать цифры, связанные с закупкой и производством импортных и наших беспилотных летательных аппаратов (БПЛА).

Одним из самых ярких и долгоиграющих общедоступных подтверждений никчемности, в первую очередь, нынешнего руководства ОПК является история модернизации для ВМС Индии авианосца «Викрамадитья» — бывшего российского авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», проданного по цене металлолома

Несколько лет назад Россия под фанфары закупила у Израиля несколько видов БПЛА с целью изучения технологий и наработки опыта применения. Минобороны понадобилась адаптация израильской техники под российскую действительность. Всего было закуплено 48 единиц примерно по 14 миллионов долларов или 450 миллионов рублей за штуку. На их «акклиматизацию» планируется потратить в полтора раза больше — 11,2 миллиарда рублей. Позже сотрудничество решили не ограничивать, и развернули отверточную сборку из импортных комплектующих прямо у нас.

Теперь выясняется, что собрать из уже готовых деталек готовый летательный аппарат стоит гораздо дороже, чем  купить его напрямую у производителя готовым под ключ. Собранные по лицензии на базе израильских машин “Searcher Mk.II” и “BirdEye 400” отечественные беспилотники «Форпост» и «Застава» обходятся нынче бюджету в 900 миллионов рублей (около 30 миллионов долларов), то есть в два раза дороже готового импорта. После скандала вокруг официально обобранных рабочих завода «Ижмаш» невозможно поверить в высокую стоимость ручного труда отечественных работяг, гробящих здоровье за копейки. Это значит, что двукратное удорожание работ по сборке импортных вооружений – всего лишь проявление чрезмерной жадности руководства отрасли и страны.