26 сентября 2012

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Общество перепотребления: корзина, набитая барахлом

Несмотря на глобальный экономический кризис, общество перепотребления наступает семимильными шагами. Потреблять более того, что необходимо человеческой природе, становится не просто пагубной зависимостью, а целью и смыслом жизни. Потребительская корзина доверху набита неоправданно дорогим барахлом, при этом зачастую те или иные товары и услуги сами по себе человеку и вовсе не нужны, а рассматриваются лишь как символ причастности к некой общественной группе, как мерило статуса и успеха. Общественные стереотипы вынуждают потребителя бесконечно гнаться за «новыми коллекциями», за «трендами сезона», покупать, выбрасывать, снова покупать. Труд, вложенный в производство товаров, совершенно обесценивается, при этом нас пытаются убедить в том, что, например, чашка обычного кофе за 250 рублей – это норма, а капиталисты продолжают извлекать сверхприбыли из воздуха… В какую яму заведут нас флагманы перепотребления, и можем ли мы ещё переломить этот уродливый вектор, что-то ему противопоставить?

«Мы стали более лучше одеваться»

Когда редактор попросил меня написать эту статью, я специально взяла в метро гламурный журальчик. Последний раз я листала нечто подобное полгода или год назад. Мало ли, вдруг с тех пор что-то изменилось? Но никаких неожиданностей, разумеется, не было — абсолютно ничего нового. Центральная тема номера: «Двенадцать вещей, которые должна иметь каждая уважающая себя девушка в этом сезоне». Фотографии этих самых жизненно необходимых вещей, цены… То же самое было и в прошлом году. И в позапрошлом. Представляю, с какой яростью обрушатся на меня так называемые модные критики или фэшн-эксперты, которых нынче пруд пруди: «Вы с ума сошли! Не разбираетесь, так лучше молчите!» Сопутствующий «Двенадцати хитам» текст подробно объясняет, почему то, что носили в предыдущем сезоне, в этом следует выбросить на помойку.

Куртки, сарафаны, сапоги картинно летят в преисподнюю (иногда ворох вещей в назидание даже сжигают!), а пристыженные и готовые к тотальному обновлению клиенты галопом бегут по бутикам

Журнальчик, конечно, можно тем же макаром выбросить в мусорное ведро (что я и сделала), но ведь их, таких – тьма! Плюс псевдореалити-шоу типа «Что не следует носить», которые идут сейчас на каждом телеканале, ещё и не по одному разу в день. Плюс оголтелая реклама.… Со всех сторон, разве что не из утюга, нас целенаправленно и методично обрабатывают, вбивают нам в головы, что мы обязаны «быть в мейнстриме». И что выйти на улицу в плаще, например, или в туфлях, купленных год назад, равнозначно признанию, что ты – лох, неудачник и т. д. Ведущие модных передач лихо расправляются с «устаревшим» гардеробом участников. «Фу! Мерзость! Как вы вообще это надеваете?!» — морщит нос какой-нибудь очередной стилист, держа вполне приличное пальто на вытянутых руках и рассматривая его так, словно это дохлая крыса. Куртки, сарафаны, сапоги картинно летят в преисподнюю (иногда ворох вещей в назидание даже сжигают!), а пристыженные и готовые к тотальному обновлению клиенты галопом бегут по бутикам.

Ладно, у меня психика крепкая. Но, увы, на очень и очень многих эта обработка исподволь действует. Напичканные рекомендациями авторитетных специалистов из телевизора, люди перетряхивают шкафы, приходят в ужас: «Боже! Это же не модно! Васильев сказал!» — и бросаются по магазинам. А если не хватает денег — обрастают жуткими комплексами.

Двенадцать кругов, или Стыд и срам

Причём «тренды сезона» — это ведь не только одежда и обувь. Это и сотовые телефоны, и телевизоры, и автомобили… На Западе, в той же Америке, давно уже сложилась порочная «концентрическая» система, согласно правилам которой человек, работая в компании определённого уровня и занимая в ней определённую позицию, по умолчанию должен «соответствовать»: жить в таких-то кварталах, ездить на машине из числа таких-то марок, отовариваться в таких-то магазинах. Когда человека повышают по службе, он переходит в следующий «круг» — и должен снимать более дорогую квартиру, ездить на более дорогой машине, посещать более дорогой фитнес-клуб и т. д.

Но и помимо этого, даже оставаясь в прежнем «круге», чтобы поддерживать свой статус успешности, человек обязан регулярно менять автомобиль, технику и прочие внешние атрибуты. Если появилась модель следующего поколения, пользоваться старой уже неприлично. При этом предыдущая модель может быть вполне работоспособна, но ты всё равно должен её заменить — иначе тебя не поймут! Нарушать эти правила рискуют немногие. Это как раз изнанка пресловутой «буржуазной свободы».

Выйти на улицу в плаще, например, или в туфлях, купленных год назад, равнозначно признанию, что ты – лох, неудачник и т. д.

В западных странах давно уже создаются движения, сообщества, участники которых ведут контрагитацию и пытаются разными способами противостоять пагубным тенденциям перепотребления. А в России — наоборот, все эти тенденции активно насаждаются. Причём, как обычно, в ещё более искажённых, едва ли не карикатурных, по сравнению с западными, формах. Кажется, стало общим местом говорить о социализме и Советском Союзе как о системе тотальных запретов: всё регламентировалось, на всё была своя инструкция, а если и не было – люди всё равно ходили строем, боялись сделать шаг в сторону… Ну, положим, от этого «проклятого наследия» мы избавились. А к чему пришли? По-моему, стереотипов (воспринимаемых большинством как директивы), запретов и табу мы имеем на порядок больше.

Вспоминается фраза из популярной в СССР книги Зои Воскресенской «Пароль – Надежда», о детстве и юности Надежды Крупской (неплохая, кстати, и отнюдь не глупая повесть для подростков, сколько бы грязи сегодня ни выливали на тогдашнюю литературу о революционерах и революции). Там соседки судачат о матери Надежды, которая не носила серёжек: «Срам смотреть на эти голые уши!». Согласно нынешним установкам, такого рода «срам» или «стыд» уготован нам буквально на каждом шагу. Стыдно ездить на общественном транспорте. «На остановке у торгового центра в салон влетает молодая женщина — каблуки 15 см, несмотря на гололёд, красивая куртка с натуральным мехом, — посетитель сайта «Задолбали» рисует сцену в городской маршрутке. — И с ней чадо лет семи-восьми… Чадо оглядывается по сторонам и выносит вердикт: “Мама, я не хочу на этом дерьме ехать, тут одни бомжи!” Мамуля спокойным тоном отвечает: “Извини, зайчик, но машинка сломалась, папа починит скоро”».

Стыдно не красить ногти. Стыдно не иметь айфона. Невозможно сделать девушке предложение, не подарив ей кольцо с бриллиантом. Под страхом смертной казни нельзя надеть на вечеринку платье, в котором тебя уже видели на какой-то другой вечеринке… Ощущение уродливого перевёртыша крепнет день ото дня.

Ремонту не подлежат

Установка на производство «короткоиграющих» товаров (начиная от упаковки и заканчивая целыми зданиями утилитарного характера) дополняет и усиливает общий нездоровый вектор. Притом что в ряде европейских стран этот вектор пытаются развернуть: например, в Австрии, в Финляндии, всё больше и больше хозяек отправляются в магазин за продуктами со своей корзинкой или холщёвой торбой, бережно собирают и сдают бутылки из-под кока-колы; кое-где вообще переходят на «советскую» систему: за молоком или за йогуртом – со своим бидончиком или стеклянной банкой. А в России тем временем растут горы полиэтиленовых пакетов, пивных банок, пластиковых коробок…

Цена изначально завышается, а с помощью якобы фантастических скидок искусственно увеличиваются продажи

Дошло уже до того, что некоторые люди даже дома, если устраивают какое-то празднество, пользуются одноразовой посудой. Удобно, мыть не надо. Но тарелки и вилки – это полбеды (экологический аспект проблемы – тема для отдельного материала). Цикл использования электроники, бытовой техники сокращается до минимума. Почти сразу по истечении гарантийного срока чайник или бритва или фотообъектив ломаются, и оказывается, что ремонту они либо не подлежат, либо починка обойдётся в такую сумму, что проще выбросить и купить новое. Астрономических, если исходить из здравого смысла, денег, стоит поставить набойки на туфли или поточить детали от кухонного комбайна… В общем, результат, как правило, один: потребитель достаёт кошелёк, утешая себя тем, что вполне пригодная ещё кофеварка «всё равно надоела»; труд, энергия, мысль, вложенные в создание и производство «одноразовой» вещи, совершенно обесцениваются, а капиталист снова и снова получает прибыль. Давняя шутка про то, что если в машине у американца заглох кондиционер, американец покупает новую машину, уже не кажется такой смешной.

Хитрый план, хитрый план – всё со скидкой мне в карман

Притом что одежда, как нам внушают, покупается теперь максимум на один сезон, средств для её стирки требуется не менее десятка разных видов: для цветного белья, для белого, для чёрного, для шерстяного… Отдельно – отбеливатель, пятновыводители, ароматизаторы… Спрашивается: действительно ли необходимо всё это иметь? Производитель, торговец, рекламщик ответят неумолимым: «Да!» и подвергнут вас остракизму. Точно так же нам ну никак не выжить без сотен различных косметических средств (дорожные несессеры для косметики становятся уже размером с чемодан); без пятидесяти пар обуви («Для обуви нужна специально оборудованная кладовая», — вещают эксперты по интерьеру)…

Последние полтора-два года, «чтобы сделать товары и услуги более доступными», нас одолевают своими предложениями купонные сайты. Достаточно поддаться и оставить на одном из них свой электронный адрес, как тебе начинают приходить рассылки от ещё десятка аналогичных фирм. На первый взгляд предложения заманчивые, например: «Настоящая итальянская пицца со скидкой 55%!». Правда, чтобы указанную скидку получить, нужно сделать единовременный заказ от 1500 рублей. И ещё за доставку заплатить 250. Но эта информация до человека доходит, только когда он прочтёт все пункты условий акции от начала до конца. А к тому времени он уже зашёл по ссылке на сайт пиццерии, изучил меню, посмотрел фотографии, выбрал пиццу, у него разыгрался зверский аппетит… Отказываться от задуманного жалко. Голодный искатель скидок начинает звонить живущим по соседству знакомым, подбивать их на ужин вскладчину… В итоге каждый участник проекта вынужденно съедает чуть ли не по целой пицце (даже если изначально претендовал на «часик»), а хозяева заведения внакладе не остаются в любом случае. Не надо быть математиком, чтобы понять: цена изначально завышается, а с помощью якобы фантастических скидок вкупе с ограничением по минимальной сумме заказа искусственно увеличиваются продажи.

Продавцы воздуха

Но хорошо ещё, что хоть кто-то что-то реальное делает, пусть даже «итальянскую ватрушку». Миллионы, десятки миллионов людей абсолютно ничего не производят, не созидают, а лишь бесконечно что-то перебазируют, перепродают, перетаскивают с одного склада на другой. «Логистика» и «менеджмент» — вот слоны, на которых держится сегодня мир… Ну и «мерчендайзинг» — это когда перетаскивают товар с одной полки в магазине на другую и обратно. «Я работала мерчендайзером по супермаркетам. Пришёл твой товар? Приходишь в обозначенный день, грузишь всё в тележку — и бегом в торговый зал — расставлять. Расставляешь строго по планограмме, если повезёт. Не повезло? Тесни конкурентов, запихивай их на дальние полки или втихомолку грузи в свою тележку и отвози их продукцию на склад. Делать нечего — вчера мерчендайзер конкурентов вылез на твои полочки, а своё куда-то ставить нужно!» делятся секретами профессиональной кухни специалисты на сайте «Задолбали».

Установка на производство «короткоиграющих» товаров (начиная от упаковки и заканчивая целыми зданиями утилитарного характера) дополняет и усиливает общий нездоровый вектор. Растут горы полиэтиленовых пакетов, пивных банок, пластиковых коробок…

Каждый посредник кладёт себе в карман комиссионные. Цена товара, естественно, разбухает, как на дрожжах. Почему, например, у нас баснословно дорогие лекарства (хотя вроде бы конкуренция бешеная, по три аптеки на каждом углу)? Всё потому же! И главное – покупаем же, поощряя тем самым торговцев воздухом, и снова и снова замыкая этот порочный круг…

Изо дня в день нам старательно вдалбливают в голову, что шлёпанцы за три тысячи рублей или, скажем, чашка обычного кофе за 250 рублей – это в порядке вещей, и что платить надо легко и непринуждённо. Многие верят или считают, что нужно делать вид, что веришь, — иначе как-то не комильфо. На риторический вопрос: «Почему так дорого? Здесь что, золотая крошка подмешана?!» — продавцы и официанты с присущей им смесью угодливости и хамства неизменно отвечают: «Куда уж дешевле?» Недавно в Питер приезжали знакомые, бывшие наши соотечественники, давно обосновавшиеся в Калифорнии. Вот уж где, казалось бы, дороговизна! Так они были шокированы нашими ценами. «Нет, мы, конечно, понимаем. Если что-то специально готовят… Может быть, повар экстра-класса… Но то, что бутылка воды стоит 20 долларов – это непонятно!» – разводили руками гости на выходе из кафе.

Сотни тысяч людей что-то сдают в аренду и субаренду: квартиры, дома, офисы, гаражи. Ещё сотни тысяч оказывают посреднические услуги тем, кто хочет что-то сдать или что-то арендовать. Армады ростовщиков, от сомнительных контор с зазывалами у метро до крупных солидных банков, всеми возможными способами пытаются навязать нам «супервыгодные программы кредитования». Один из таких банков долгое время изводил меня идиотскими рифмованными СМС-сообщениями: «Без забот, без хлопот, возьми кредит под Новый год!», «За окном холода — купи машину без труда!» Подобная ахинея, причём латиницей, приходила по два раза в день. Потом начали ещё и звонить. Терпеливые объяснения, что мне не нужны ни машина, ни квартира, ни их кредит, не действовали. «Это вам только так кажется, что не нужен! А на самом деле…» — жизнерадостно щебетала девушка на том конце провода, очевидно, применяя ко мне методы НЛП.

Бум и швах

Как звучало (горько, но справедливо) с трибуны антибуржуазного митинга в рамках петербургских оппозиционных акций 15 сентября, страна из промышленной державы превратилась в царство ростовщиков, торговцев и офисного планктона. Ну и потребителей, само собой. В самом понятии «потребитель», «потребление», разумеется, нет ничего дурного. Но когда стремление потреблять становится жизнеобразующим принципом, подменяя собой и причину, и следствие, и суть, и результат, — это тупик. Нравственный, идейный, экономический и т. д. – как для отдельной личности, так и для общества в целом.

Одежда, как нам внушают, покупается теперь максимум на один сезон, средств для её стирки требуется не менее десятка разных видов: для цветного белья, для белого, для чёрного, для шерстяного… Отдельно – отбеливатель, пятновыводители, ароматизаторы… Спрашивается: действительно ли необходимо всё это иметь? Производитель, торговец, рекламщик ответят неумолимым: «Да!»

В социуме, как и в физическом мире, действуют законы сохранения: если что-то излишне прибывает, то с неизбежностью становится недостаточным нечто другое. Общество перепотребления — неустойчивая социальная конструкция, она не оправдана ни экономически, ни этически, ни психологически. Главной движущей силой в проведении этой доктрины стали крупные международные корпорации, которые на протяжении последней четверти века терпеливо и скрупулезно взращивали в покупателях культ потребления, тратя на продвижение и маркетинг своих товаров бюджеты, зачастую кратно превосходящие расходы на их разработку и производство. Бурный рост и расширение границ общества перепотребления пришлись на период взлёта так называемой «новой экономики» в США — экономики, по преимуществу, не производительной, не промышленной, не связанной с реальными отраслями, а финансово-спекулятивной, биржевой, банковской (именно той, по которой сильнее всего ударил текущий мировой экономический кризис). При этом в «тучные годы» как раз создавалась база под развитие массового потребительского бума. Общество перепотребления де-факто явилось производной от отсутствия контроля (либо слабости органов надзора) за финансовыми рынками. Неконтролируемый рост в этом сегменте подогревал точно такие же процессы на рынках недвижимости, luxury-товаров, элитных развлечений, дорогостоящих видов спорта и т. д. Шальные деньги, не обеспеченные реальным ростом производительности труда и реальным увеличением основных фондов в экономике, привели к разогреву рынков и росту цен. Что, в свою очередь, усилило паразитические настроения, характерные для постиндустриальной экономики, базирующейся как раз на концепции неограниченного потребительского спроса. Ведь перепотребление, главным образом, обслуживается отраслями, ориентированными на вторичные потребности и неуклонный рост доходов.

Однако рост не может продолжаться бесконечно. «Многие надеялись, что подъём цен на недвижимость в Америке будет продолжаться вечно. В основе лежали простые аргументы: денег у людей становится всё больше, численность населения увеличивается, а земельных участков всё меньше. Значит, цены на частное жильё должны расти. И именно этот прогноз оказался в корне ошибочным», — констатировал Райнхард Зельтен, лауреат Нобелевской премии по экономике.

Неустойчивость ипотеки в США повлекла за собой не только проблемы сферы банковских ипотечных кредитов, но и ударила сперва по элитному строительству, потом по строительной сфере как таковой. Затем — по сопутствующим сферам (инфраструктуры, магазинов сегмента «премиум» и пр.)… Как отметил миллиардер Питер Питерсон, «американская мечта – это когда все уверены, что следующее поколение будет жить лучше. Следующее поколение лучше жить не будет, потому что нынешнее поколение проело жизнь двух поколений вперёд».

Стыдно не красить ногти. Стыдно не иметь айфона. Невозможно сделать девушке предложение, не подарив ей кольцо с бриллиантом. Под страхом смертной казни нельзя надеть на вечеринку платье, в котором тебя уже видели на какой-то другой вечеринке… Ощущение уродливого перевёртыша крепнет день ото дня

В эту же яму, с ускорением, катится и Россия. Объяснять всю низменность, порочность, деструктивность, бессмысленность этой «очередной фазы развития общества» (которая рискует стать конечной), пожалуй, излишне. Люди мыслящие, не заражённые этой бациллой, сами всё прекрасно понимают; зашоренным не объяснишь. Ну а те, кому это выгодно, только плотнее сомкнут свои челюсти и кинутся наращивать липкую паутину, в которой каждый день безнадёжно запутывается всё больше и больше сограждан… Тем не менее, представители левых радикальных организаций намерены бороться с монстром перепотребления, противопоставляя ему, в том числе, концепцию антикапитализма нового типа.

  • АВ

    Очень актуальная тема

  • Michael Dorfman

    хороший материал

  • Александр

    Поднята очень важная и интересная тема.
    Было бы здорово эту тему исследовать глубже. В частности, очень интересно просмотреть причинно-следственную связь между сырьевой экономикой России и структурой российского «общества перепотребления», характеристиками производительных сил, механизма распределением национального продукта и материальных благ внутри этого общества.
    Очень важным является также и вопрос формирования духовных потребностей в «обществе перепотребления». Носителем каких нравственных императивов является «офисный планктон», какие идеалы он исповедует? Очень интересен вопрос: может ли вообще торговля (любая)быть честной, не требующей от продавца компромиссов с совестью и с общечеловеческими идеалами морали и нравственности? Как человек, длительное время руководивший фирмой оптовой торговли, беру на себя смелость заявить: любая торговая деятельность априори предполагает обман покупателя. На «долгой дистанции» этот обман становится образом мышления человека, деформирует его нравственно-ценностные ориентиры, привитые в детстве. Всё, как в старом романсе: «У меня жена была, она мне изменила, изменила только раз, а потом решила: эх, раз, ещё раз, ещё много, много раз….»

  • Шура Цукерман

    В целом с выводами автора статьи согласен. Но объяснение этому у меня лишь одно: не существующая система общественного устройства виновата в мире, а само это убогое, реально неполноценное общество. Рано или поздно, оно само себя уничтожит: то ли очередной общемировой бойней, то ли иными катаклизмами. Бороться с существующим порядком — все равно, что с ветряными мельницами. В любом случае, каждый житель Земли, сам для себя определяет, как ему жизнь и формирует свою систему ценностей. Утверждать, что главное в жизни: «кусок колбасы » или «романы Л.Н.Толстого», абсолютно бессмысленно.