16 сентября 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Протест пошёл на спад

В Петербурге «Марш миллионов» собрал от силы три тысячи человек.  Наверное, если бы власти города согласовали маршрут и время начала шествия сразу, то пришло бы больше людей.  Но власти тянули, или предлагали оппозиции заведомо неприемлемые издевательские варианты, например, направляя её маршировать и митинговать  в лесопарк на выезде из Санкт-Петербурга.  Из-за этого организаторы петербургского «Марша миллионов» не смогли заранее оповестить население о предстоящем мероприятии.

Кроме того, дал о себе знать очередной раскол оппозиции. Оголтелые либералы не хотели идти вместе с националистами и коммунистами, а националисты были явно не в восторге от перспективы маршировать рядом с представителями ЛГБТ. В самом националистическом лагере единства нет тоже – национальные демократы всячески пытаются отмежеваться от имперского движения и крайне правых с их зига-загой (бонхедов). Вот и появилось  три комитета петербургского «Марша миллионов»: сугубо либеральный с довеском в виде ЛГБТ и леваков; тот,  в который вошли «РОТ-фронт», Левый альянс, «Другая Россия», движение «Солидарность» и национальные демократы («Оргкомитет объединённой оппозиции»); а также тот, что учредили имперское движение, Левый фронт и бабушки-антисемитки из остатков «Трудовой России». Некоторые леваки и профсоюзные активисты, видя, что в каждом комитете есть представители организаций, с которыми они не хотят иметь дело, решили создать свой оргкомитет – четвёртый.  Шествие крайне левым не согласовали, но разрешили митинг, правда, в том же месте, что либералам и ЛГБТ – на Марсовом поле.

Мои товарищи по Движению сопротивления имени Петра Алексеева вошли в комитет «Демократический Петербург», где тон задавали оголтелые либералы и представители ЛГБТ. Я не мог повлиять на их решение: когда оно принималось, я находился далеко от Санкт-Петербурга – в Грузии, где, если честно, несколько отвлёкся от политического процесса в России. У меня нет комплексов в отношении ЛГБТ. Как журналист, я одним из первых написал о проблемах этого сообщества в Петербурге. Было это в далёком августе 1996 года, когда многие активисты нынешнего ЛГБТ-движения ещё не осознали свою инаковость. Помню, статья в газете «Смена» называлась «Ты какой-то не такой». Но сейчас я не понимаю, зачем в один комитет вошли сразу три организации ЛГБТ. Ведь можно было доверить какой-то одной организации представлять в протестном движении мнение сексуальных меньшинств. Идти в одной колонне с  либералами, которые, как я знаю, открыто заявляли, что «коммунизм – это вши и сифилис», я не хотел, даже если в этой колонне, помимо них, будут крайне левые. Так что особого выбора у меня не было: я пошёл на шествие, организованное «РОТ-фронтом», «Другой Россией», Левым альянсом, движением «Солидарность» и национал-демократами.

Мы «промаршировали» от Большого концертного зала «Октябрьский» по улицам Некрасова и Белинского, по набережной реки Фонтанки и Мойки до Конюшенной площади, неся перед собой огромный баннер «Выйди на улицу, верни себе Родину!» и крича антиправительственные и антипутинские речёвки

Мы «промаршировали» от Большого концертного зала «Октябрьский» по улицам Некрасова и Белинского, по набережной реки Фонтанки и Мойки до Конюшенной площади, неся перед собой огромный баннер «Выйди на улицу, верни себе Родину!» и крича антиправительственные и антипутинские речёвки. На Конюшенной площади мы провели митинг, который собрал тысячи полторы человек. Вели его Сергей Кузин из «Солидарности» и представительница «Другой России» Елена Макушина. Ораторов было довольно много, далеко не каждый из них укладывался в отведённый регламент. Владислав Ивахник рассказал о политических преследованиях в современной России, его поддержал Андрей Давыдов из Левого альянса, защитник петербургской архитектуры Алексей Ярэма говорил о разрушении старого Петербурга застройщиками, которым покровительствует администрация города, как всегда зажигательно выступил лидер национал-демократов Дмитрий Сухоруков. Были ораторы и от других организаций. Либералы не уставали заявлять, что наше шествие организовано националистами. Им вторили некоторые леваки. Но это ложь. В нашем оргкомитете большинство составляли левые и гражданские организации, а на митинге никто не поднимал ни русский вопрос, ни вопрос о «засилье иммигрантов». Тот же Сухоруков в своём выступлении сосредоточился исключительно на обличении путинского режима. По правде говоря, я вообще не слышал от этого националиста речей против иммигрантов или о чём-то в этом роде. Русские националисты бывают разными, чего никак не хотят признать наши леваки. Я выступил последним. Говорил я, представляя Движение сопротивление имени Петра Алексеева, о необходимости борьбы за сохранение промышленного потенциала нашей страны. Если на то пошло, то моя речь была самой национал-большевистской.

Градозащитник Алексей Ярэма призвал к защите исторического центра Санкт-Петербурга и борьбе за новый социальный строй

После митинга я встретился со своим товарищем из Движения сопротивления имени Петра Алексеева, который успел побывать на трёх мероприятиях. Вот что он сказал: «Посмотрел на три митинга. Народу стало меньше. Протест сдулся. Колонна “либералы плюс геи” местами выглядела как встреча людей из одного отделения психоневрологического интерната. Для людей, смотрящих с тротуаров, они были как паноптикум какой-то. Даже менты, которые шли с ними, были какие-то зачморённые. Замыкающие колонну левые выглядели хорошо — речёвки, заряжания, дамы с мегафонами. Но явно с остальной колонной у них были стилистические разногласия. Колонна “либералы плюс националисты и левые” выглядела серьёзней».

А вот что я сказал на митинге:

«Товарищи!

Мы взяли на себя смелость и ответственность говорить  от имени миллионов жителей России.  Давайте задумаемся: чем они занимаются — эти миллионы?  Чем мы занимаемся?! Мы должны признать, что система отобрала у нас не только политические права и свободы. Она лишила нас радости созидательного осмысленного труда. Наша страна гордилась своей индустрией и многомиллионным высококвалифицированным рабочим классом. Раньше заводские проходные вбирали в себя по утрам мощные людские потоки, а сейчас  —  жалкие ручейки.

Мы стали страной офисного планктона и безработных. Чтобы заработать себе на жизнь, миллионы людей занимаются перепродажей какой-нибудь мишуры и перекладыванием бумажек. А ведь работа – это не только дело, с помощью которого мы добываем средства для существования. Как верно заметил немецкий антибуржуазный мыслитель Эрнст Юнгер, работа – это способ и стиль жизни. Настоящая творческая работа, когда ты понимаешь, ради чего ты работаешь, наделяет жизнь человека смыслом.

«Другая Россия – это страна без спекулянтов, ростовщиков и паразитов. Другая Россия – это страна рабочих и производителей!» — заявил я на митинге на Конюшенной площади 15 сентября.

Выкачивая из недр нашей страны нефть и газ, держащие власть паразиты обескровливают её. Разрушая наше отечественное производство (а вступление России в ВТО окончательно его добьёт), они ломают нашей стране хребет. Мы должны поднять миллионы ради спасения того, что ещё сохранилось от нашего промышленного потенциала. Если Россия останется без индустрии, она потеряет независимость, а люди без осмысленной работы окончательно превратятся в пугливый планктон.

Да, нам нужна другая Россия. Но Россия не станет другой, если просто поменять Путина на мистера Икс. Другая Россия – это страна без спекулянтов, ростовщиков и паразитов. Другая Россия – это страна рабочих и производителей.

Да здравствует рабочая Россия! Одно решение – сопротивление!»

Фоторепортаж с шествия и митинга «Оргкомитета объединённой оппозиции» 15 сентября 2012 года: