3 августа 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Они вывезут, а мы недоедим

Засуха и жара в России выжгли посевы на 6% всех посевных площадей (4,4 млн га). Более всего от неё пострадал урожай в Южном, Приволжском, Сибирском и Уральском регионах. Об этом на недавнем совещании у премьер-министра России Дмитрия Медведева сообщил замминистра сельского хозяйства Игорь Манылов. Он добавил, что, по оценкам экспертов, ущерб пока составляет 32–33 млрд рублей, впрочем, Минсельхоз РФ считает сумму убытков завышенной. Первоначальный прогноз по валовому сбору зерна в 2012 году составлял 94 млн тонн, однако теперь специалисты Росгидромета полагают, что он может упасть до 77 млн, пишет «Газета.ру».

Засуха привела к резкому росту цен на зерно. С начала года они выросли на 29%, интервенции начнутся при достижении предельных цен. «Ситуация тяжёлая, не сильно порадовали, но, с другой стороны, хорошо, что хотя бы нет сценария, похожего на сценарий 2010 года», — отметил Медведев. То есть, премьер дал понять, что Россия не собирается отказываться от вывоза зерна. Эксперты тоже полагают, что вводить эмбарго на продажу зерна, как было сделано в 2010 году, пока не надо. Кроме того, отмечает начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских, эмбарго невозможно по политическим мотивам – из-за вступления России в ВТО.

Интересно, что возвращение России на мировой рынок зерна совпало с началом путинского периода. Если в 2000-2001 годах из нашей страны было вывезено всего 1,7 млн тонн зерна, то в 2001-2002-м – 7 млн тонн. А в 2002-2003-м Россия экспортировала уже около 18 млн тонн зерна. В 90-е годы отечественный экспорт зерна редко превышал один миллион тонн. Владимир Путин очень хочет походить на самодержцев. У него это плохо получается, а точнее – его попытки выдавать себя за нового царя отдают пошловатой опереттой. Он — такой же царь, как нынешние солдаты кремлёвского полка – гусары. Однако в области зернового экспорта Путин – достойный преемник царской линии. Всё идёт к тому, что в путинской России будет, как в России под властью царей, когда режим зерно продавал, а простой люд, крестьяне и фабричные, голодал. В январе 2010 года Елена Скрынник, министр сельского хозяйства РФ в кабинете Путина, заявила: «Впервые за 100 лет российское зерно стало стратегическим экспортным продуктом — на мировом рынке будет продано свыше 20 млн тонн. Таким образом, наша страна вошла в тройку лидеров мирового зернового рынка и превратилась в одного из гарантов глобальной продовольственной безопасности». По данным “Barclays”, доля Россию в мировом экспорте пшеницы — 13,4%.

Последние два десятилетия своего существования царский режим (как и сейчас путинский), широко привлекая иностранный капитал, вывозил много хлеба, леса, нефти и металла. Его внешняя торговля была совершенно неэффективной. Известный экономист и историк, генерал Александр Дмитриевич Нечволодов в книге «От разорения к достатку» (издана в 1906-м) указывал: «Мы уплачиваем иностранцам в каждые шесть с половиной лет дань, равную по величине колоссальной контрибуции, уплаченной побеждённой Францией (в войне 1870—1871 годов) своей победительнице Германии».

Хлеб вывозили из России даже в неурожайные годы. Царский министр Иван Вышнеградский, отвечая на обвинения в экспорте хлеба во времена голода в России, заявил с трибуны Государственной думы: «Недоедим, а вывезем!». В среднем 30% хлеба ежегодно шло на экспорт. Вышнеградские, вывозя хлеб, жили припеваючи, а вот крестьяне и рабочие от этого не просто недоедали, а мучились от голода. «Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно, — сообщал в «Письмах из деревни» русский социалист-народник, агроном и публицист Александр Энгельгардт. —  А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше, и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких детей» (Письма из деревни. 12 писем. 1872–1887. СПб, 1999. С. 351–352, 353, 355).

Голод уносил жизни сотен тысяч и даже миллионов крестьян, голодные эпидемии повторялись в царской России каждые 10-11 лет, а то и чаще. Самыми свирепыми были голодоморы 1891-1892 и 1897-1898 годов. В начале ХХ века голод постигал Россию 5 раз: в 1901, 1905,1906, 1908, 1911 годах. В 1911-м голод охватил до 30 млн крестьян. По различным оценкам, в 1901-1912 гг. от голода и его последствий погибло около 8 млн человек. 1913 год выдался самым урожайным за всю историю  царской России, однако от голода в тот год умерло 1 млн 200 тыс. человек. Такой была цена, заплаченная русским народом за самый крупный экспорт зерна. Царское правительство пыталось скрыть масштабы голода. В печати цензура запрещала употреблять слово «голод», заменяя его словом «недород». От дурного питания началась свирепая эпидемия тифа. Массы голодных шли из деревень в города на заработки. Отмечались случаи самоубийств людей, которые не могли найти ни еды, ни работы. Недовольство царём было настолько широким, что народная молва приписала ему издание указа «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». Эти факты сильно противоречат той картине, что представил в своём фильме «Россия, которую мы потеряли» Станислав Говорухин – глава последнего предвыборного штаба Путина.

В урожайные годы в экспорте зерна нет ничего плохого. Наоборот, он позволяет избавиться от излишков зерна и пополнить бюджет. Но ситуация меняется в неурожайные годы. Конечно, пока России голодомор не грозит. Однако повышение цен на зерно, а значит, на мучные продукты, ударит прежде всего по небогатым обитателям обширной российской провинции, которая в большинстве своём голосовала за стабильного Путина. «Недород» ударит и по животноводческой и птицеводческом отраслям — они недополучат кормов. Значит, нас ждёт повышение цен и на мясо. До выборов далеко. Но ведь судьбы страны решаются не только и не столько на выборах.