19 июля 2012

Алексей ДЬЯЧЕНКО. Вступить в ВТО и умереть

Недавно Госдума одобрила ратификацию Россией договора о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО), а Конституционный суд подтвердил, что процедура оформления этого международного соглашения не нарушает прав граждан нашей страны. Теперь остаётся лишь гадать, поможет ли это Владимиру Путину поднять с колен российскую промышленность или же торговое мировое сообщество окончательно похоронит отрасли, которые не связаны с добычей и транспортировкой углеводородов и иных природных ресурсов за границу.

Окоченелое производство

Уверения, будто вступление в ВТО подстегнёт нашу промышленность, и мы вдруг резко станем конкурентоспособными, подняв производительность труда, увеличив объёмы производства и нарастив ВВП, чем-то похожи на бравурные заявления руководителей КПСС о том, что за одну пятилетку СССР догонит и перегонит Америку. Дающие оптимистические прогнозы экономисты, политики и политологи оценивают состояние российского производства слишком общо. Может быть, создаёт приятную иллюзию благополучия развёрнутая в нашей стране иностранными корпорациями «отвёрточная сборка» из привозимых комплектующих.

Поделюсь тем грустным впечатлением, которое сложилось у меня в ходе знакомства с состоянием одной из важнейших областей промышленности — металлообработкой. Это те технологии, без которых немыслимо создавать полноценную и эффективную индустриальную экономику с качественным лёгким и тяжёлым машиностроением, энергетикой, авиакосмической индустрией, оборонкой и многим другим, чем мы по старой памяти гордимся и кричим об этой гордости на весь мир. Сегодняшние руководители по телевизору пытаются убедить нас, будто Россия и сегодня претендует на некое мировое лидерство в этих областях, став полноценной наследницей советской индустрии.

Большая часть нынешних российских предприятий являются жалкими тенями советского производства

К сожалению, это давно не так, и большая часть нынешних российских предприятий являются жалкими тенями советского производства. Они выжимают из оборудования ресурс, заложенный ещё в советские годы, используя когда-то весьма неплохие, но давно морально устаревшие технологии. Например, на одном из тульских предприятий оборонного комплекса, как мне рассказывал человек, владеющий информацией из первых рук, используются изрядно убитые в процессе эксплуатации токарные станки настольного класса, выпущенные в 70-х годах в ГДР, предназначенные для выпуска домашних поделок. Причём эти посредственные по нынешнем меркам станки являются далеко не худшими во всём парке оборудования этого предприятия. И это на производственной линии одного из самых лелеемых оружейных производств, изделия которого пользуются всемирной славой и применяются практически во всех вооружённых конфликтах!

Да стоит ли говорить об устаревшем оборудовании, когда всё в той же Туле  оборонное предприятие тихонько выживают с занимаемой земли: уж очень дорогие нынче участки в центре этого старого  русского города. И это далеко не единственный случай уничтожения или перевода в нерабочее состояние вполне благополучного производства с целью овладения его территорией.

Но всё же рассмотрим ситуацию в российском станкостроении, которое у нас, в отличие от остальной страны, на коленях не стоит. Оно уже давно даже в судорогах перестало биться и, окоченелое, лежит в гробу на заброшенном кладбище. Чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться с предложениями о продаже станков. Большая часть из них касается китайской продукции самого разного качества: от откровенно некондиционной и ширпотреба до весьма качественных изделий, выпускаемых для весьма солидных европейских станкостроителей. Предложения нашего оборудования большей частью могут порадовать душу лишь кладбищенским ретро-патриотам, так как речь идёт о продукции, выпущенной в основном в давно умершем и распавшемся СССР.

Слов нет, приятно прочитать, что в Кировоканский завод прецизионного станкостроения выпускал весьма неплохие станки, но лишь до возвращения оттуда по домам эвакуированных в войну инженеров и рабочих. Не меньше радости доставляют отзывы токарей на форумах о сделанных в СССР в 60-70-е годы станках, которые до сих пор работают, «как часы». Вот только почему современная Россия не может производить сегодня хотя бы такое оборудование, предпочитая везти его с другого конца света? Учёные экономисты скажут: невыгодно. И будут правы. Работяги-пенсионеры, работающие на предприятиях ещё с советских времён, скажут: разучились. И будут ещё более правы.

Нет шанса для патриотизма

Другая сторона той же самой медали — инструменты. Те самые напильники, кусачки, плоскогубцы, ножовки и прочее. Простые, казалось бы, штуковины, и уж их-то мы могли бы делать в своё удовольствие — металла у нас полным-полно, а супервысокой квалификации персонала для их производства не требуется. Но спросите более-менее опытного работягу, каким инструментом он хочет работать — и у вас не будет ни малейшего повода для патриотизма. Финский, шведский, немецкий — хоть и дорого, но он того стоит. В крайнем случае, китайский — не очень долговечный, зато стоит копейки. А всё тем же ретропатриотам придётся за позитивом идти на барахолки. Здесь пока ещё можно разжиться напильником, выпущенным в СССР, и продавец непременно упомянет о стране производства. Не потому, что он такой убеждённый патриот, а потому, что даже советскому слесарному инструменту нынешний отечественный — не конкурент, спросите любого инструментальщика.

Так выглядят сейчас цеха петербургского завода «Арсенал»

Последний штрих — материалы. Новые технологии в производстве практически всегда упираются в создание новых материалов. Почему, например, китайцы до сих пор мучаются над тем, чтобы межремонтный ресурс давно скопированных ими советских истребителей «Су-27» под китайским обозначением «J-11» полностью соответствовал оригиналу. Да потому, что они не сумели полностью скопировать материалы и технологии их обработки, и даже на фоне обвинений в выпуске контрафактной продукции вынуждены приобретать российские двигатели к своим подделкам уже устаревшего советского самолёта. Увы, собственными современными материалами в металлообработке мы не можем похвастаться так же, как китайцы не могут своими качественными военными самолётами. В качестве иллюстрации можно познакомиться с характеристиками отечественных и импортных инструментальных материалов.

Ярким примером катастрофического отставания нашей страны от Запада является ситуация с производством твёрдых сплавов, совершенствование которых обеспечивает постоянное ускорение и удешевление токарной, сверлильной и фрезерной обработки металлов. Без этих операций практически невозможно развитие никакого машиностроения, а без современного машиностроения не может развиваться современная экономика крупного государства с обширной ресурсной базой. Конечно, если оно не хочет оставаться «банановой республикой» или «энергетической сверхдержавой».

Именно появление твёрдых сплавов сто лет назад совершило настоящую революцию в металлообработке, увеличив её скорость в десятки и сотни раз. Совершенствование современных материалов до сих пор позволяет увеличивать производительность. Увы, номенклатура выпускаемых в нашей стране твёрдых сплавов безнадёжно отстаёт от современных импортных аналогов. До сих пор заводы выпускают и используют «победит» разработки тридцатых годов ХХ века, а одним из наиболее продвинутых является купленный в начале 70-х годов для производства по лицензии немецкий сплав ВК6ОМ. По большому счёту, в этой важнейшей области инструментальных материалов наша страна так и остановилась где-то на рубеже 70-80-х годов, не создав с тех пор ничего лучшего.

А Германия, Швеция, Израиль, Япония, США шагнули далеко вперёд, в несколько раз улучшив рабочие характеристики своей продукции. Поэтому сейчас даже многократно меньшая цена отечественных инструментальных материалов не является убедительным доводом в их пользу. Опыт ОАО «Пермский моторный завод» это очень хорошо иллюстрирует. В начале XXI века здесь посчитали, что смогут значительно выиграть, отказавшись от российских твердосплавных пластин в пользу импортных. Результаты оказались весьма убедительны — такая замена обеспечила повышение режимов резания в 2-3,5 раза  при  обработке наиболее труднообрабатываемых жаропрочных сплавов. Это ли не вожделенный рост производительности труда, которым последнее время так озабочен президент Путин?

Заводы «под ключ»

Накануне и сразу же после Великой отечественной войны Советский Союз столкнулся с катастрофическим отставанием в целом ряде технологий, а то и полным их отсутствием, и часть нужд смог удовлетворить, закупая на Западе заводы «под ключ». А после разгрома Германии её оборудование вывозилось в СССР эшелонами, позволив качественно и надолго повысить культуру производства. Страна стремилась создавать и развивать новые предприятия и целые отрасли.

Сегодняшние руководители страны упорно строят экономику на распродаже сырья и муссируют миф об энергетической сверхдержаве. При этом игнорируется необходимость воссоздания собственной конкурентоспособной металлообработки и станкостроения, являющихся фундаментом многих других отраслей промышленности. Фактически, сегодня Россия в этих областях целиком зависит от доброй воли западных партнёров. Этой весной между делом услышал показательную историю из жизни отечественной оборонки. Американцы устроили японцам скандал, когда выяснили, что те продали в Россию оборудование для производства сверхвысокоточных подшипников.

Причиной разборок между двумя странами стало то, что эти станки понадобились нам для изготовления подшипников к атомным подводным лодкам последнего поколения. Благодаря японцам акустическая заметность современных отечественных субмарин резко понизилась. Мы гордимся этим фактом на весь мир, а американцы устраивают выволочку своим японским партнёрам. Остаётся вопрос: какими бы были наши подводные лодки, если бы японцы отказали нам в продаже своих станков?

То производство, которое ещё худо-бедно функционирует на позднесоветском уровне, окончательно умрёт, как только столкнётся с современными технологиями, так как похоронить такие производства будет гораздо дешевле и проще, чем полностью оснастить новыми производственными линиями

Сейчас в СМИ рассказывают, что вступление в ВТО станет хорошим стимулом для модернизации российской промышленности. Проблема лишь в том, что она, по большому счёту, отсутствует – во многих важнейших отраслях модернизировать нечего. А то, что ещё худо-бедно функционирует на позднесоветском уровне, окончательно умрёт, как только столкнётся с современными технологиями, так как похоронить такие производства будет гораздо дешевле и проще, чем полностью оснастить новыми производственными линиями. Так что, несмотря на все плюсы, которые сулит вступление во Всемирную торговую организацию, модернизировать в России будет нечего. А чтобы использовать советский опыт, масштабно закупая отсутствующие в стране важнейшие технологии и производства, нужны другие руководители. А главное — другая социальная система с другими ориентирами.