13 июля 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Крымск: солидарность, подлость, взаимопомощь, ханжество

Трагедия в Крымске взбудоражила людей. Вчерашние обыватели устремляются в пункты сбора гуманитарной помощи, чтобы предложить свою помощь, деньги, медикаменты, продукты, вещи. И это радует. Значит, не всё так плохо. Значит, прав был Кропоткин, утверждая, что у людей есть «инстинкт солидарности», который пробуждается перед лицом беды и опасности. Хотя, наверное, кощунственно радоваться чему-либо на фоне жуткой человеческой трагедии.

Листовки с призывом помочь пострадавшим жителям Краснодарского края раздавали девушки на митинге на Марсовом поле 8 июля, который задуман был как мероприятие левой оппозиции, а превратился в крайне правый местечковый шабаш. Но я не о митинге, а о девушках, которые раздавали листовки. Все мы знаем скабрезное выражение о чужом горе. Наверное, многие живут, исходя из этого правила – чужое горе не волнует. Многие, да далеко не все. И реакция множества людей на трагедию в Крымске внушает оптимизм.

Если бы наше сознание определяло исключительно бытие, то такие человеческие проявления, как солидарность, сострадание, отзывчивость, бескорыстие, давно бы умерли. Но они не только теплятся под спудом корыстного эгоизма, насаждаемого буржуазным бытием, но и вырываются наружу, когда на них появляется спрос. «Стремление к взаимопомощи появилось у человека ещё в отдалённые времена, оно так глубоко переплеталось со всем прошлым эволюции человеческой расы, что сохранилось, несмотря на все превратности истории, до настоящего момента. Развитие его совершалось, главным образом, в периоды мира и благоденствия; но даже и тогда, когда на людей обрушивались величайшие бедствия, когда целые страны были повергнуты в опустошение войнами, а население сплошь вымирало от нищеты или стонало под игом тирании, та же самая тенденция продолжала существовать в деревнях и среди наиболее бедных классов городских жителей; она скрепляла их в одно целое и впоследствии даже оказала воздействие на то правящее, воюющее и разоряющее меньшинство, которое третировало её, как сентиментальную бессмыслицу», — доказывал Пётр Алексеевич Кропоткин, и жизнь много раз подтверждала его правоту.

Трагедия в Крымске взбудоражила людей. Вчерашние обыватели устремляются в пункты сбора гуманитарной помощи, чтобы предложить свою помощь, деньги, медикаменты, продукты, вещи

Наша действительность очень часто наводит на весьма мрачные мысли: кажется, что кругом лишь хамьё, шуты, мещане, тупицы, циники, амбициозные ничтожества и клинические идиоты. Но стоит увидеть молодые лица, воодушевлённые идеей помощи совершенно чужим людям, как мрачные мысли развеиваются и появляется энтузиазм. Правда, только на время… Вот пишу этот текст, а информационные ленты сообщают об обнаружении свалки с гуманитарной помощью для Крымска. «Десятки мешков с поношенной одеждой, детскими игрушками и матрацами нашли жители города Ревды Свердловской области в лесу — недалеко от местного пункта сбора помощи для пострадавшего от наводнения Крымска. Всего на свалке оказалось несколько тонн “помощи”. Как сообщает уральский “Четвёртый канал”, жители окрестных посёлков, узнав про выброшенные мешки с вещами, начали растаскивать их по домам. По словам одного из очевидцев, ещё накануне гора пакетов была в три раза больше. В администрации объяснили, что для Крымска сотрудники соцпомощи могут принимать только новые вещи, старые не могли быть отправлены в Кубань», — сообщает, например, сайт телеканала НТВ.

Эту информацию можно трактовать двояко. То ли перед нами очередной пример глупости мелких чиновников, то ли – проявление ханжеской сердобольности жителей Среднего Урала: так бы на помойку вещи пришлось отнести, а тут случай помог и от хлама избавиться, и доброе дело сделать. Судя по сообщениям из Крымска –  верно второе предположение. Читаю в репортаже с места трагедии специального корреспондента «Российской газеты» Юрия Снегирёва:

Все мы знаем скабрезное выражение о чужом горе. Наверное, многие живут, исходя из этого правила – чужое горе не волнует. Многие, да далеко не все. И реакция множества людей на трагедию в Крымске внушает оптимизм

«И ещё крымчане обижаются на… гуманитарную помощь. Тщательно запакованные тюки сейчас доставляются фурами со всей России. Но когда оболочка с добродетели спадает, выясняются нелицеприятные вещи.

— Я спаслась в одной ночнушке, даже трусов на мне не было, — вспоминает молодая жительница Крымска, пожелавшая сохранить своё имя в тайне. — Я была рада любой шмотке. Но когда мне в администрации стали предлагать ношеные трусы, штопаные колготки и застиранные лифчики, я им в лицо чуть не плюнула. Спасибо, родственники помогли.

Словно в подтверждение её слов на лавке возле памятника Ленину лежит груда никому не нужного белья. Выделялся обтрёпанный бюстгальтер 15-го размера… На краевом уровне всерьёз обсуждается возможность введения кордонов на пути гуманитарки для Крымска. Отсеивать барахло на подступах и сжигать. Ну скажите, кому в Крымске сейчас нужны галстуки? Не вешаться же на них, в самом деле! А одна московская фирма прислала целый мешок».

Наши люди относятся к вещам с крестьянской рачительностью. Портки прохудились? Ничего! Сгодятся на даче… Но наступает момент, когда дачи, шкафы, антресоли, сундуки, чуланы, балконы, лоджии, сараи начинают ломиться от старого шмотья. И вот экономных хозяек посещает мысль: а не отдать ли избыток старья в богоугодное заведение? И дело благое, и место освободится для новой партии залатанных порток и штопаных колготок. А здесь люди из Крымска без трусов остались…

И ещё крымчане обижаются на… гуманитарную помощь. Тщательно запакованные тюки сейчас доставляются фурами со всей России. Но когда оболочка с добродетели спадает, выясняются нелицеприятные вещи

Что ещё вызывает отвращение на фоне трагедии в Крымске, так это бложье кликушество. Появилось очень много информации «из первых рук» о тысячах трупов. Ладно, когда число погибших преувеличивают люди, которые еле спаслись во время разгула стихии. Когда находишься в эпицентре экстремальной ситуации, трудно оценивать ситуацию трезво. «Один из невероятных слухов — что якобы целые фуры с детьми-утопленниками вывезли в неизвестном направлении, завернули тела в рыбацкие сети, привязали камень и сбросили в море. Или наоборот, отлавливают сетями сотни тел», — сообщает сайт newsru.com.

Вызывают гнев вбросы типа: «Мой муж, госслужащий в налоговой, сегодня ездил с гуманитарной помощью в Крымск. Приехал домой 15 минут назад. Так вот! Работники Крымского ЗАГСа на сегодняшний день выписали 2400 свидетельств о смерти! Источник из первых уст! И это только найденные, а сколько ещё пропавших…» Муж 15 минут назад приехал из Крымска, успел выложить всё, что узнал на месте трагедии, а жена сразу бежит этой информацией делиться со всем честнЫм народом. Тут хочется, как Константин Станиславский, во всё горло крикнуть: «Не верю!»

Думаю, что источники слухов надо искать недалеко от места трагедии. Я вовсе не почитатель губернатора Краснодарского края Александра Ткачёва. Но за годы своего правления он не мог не нажить врагов. Скорее всего, они и вбрасывают порции истерии в общественное пространство, чтобы губернатор понервничал и сделал какое-нибудь неверное заявление, которое потом можно будет использовать  против него.

Ладно, когда число погибших преувеличивают люди, которые еле спаслись во время разгула стихии. Когда находишься в эпицентре экстремальной ситуации, трудно оценивать ситуацию трезво

Я писал этот текст, получая информацию из Крымска «в режиме он-лайн». Она, информация эта, очень противоречивая. Вот и текст получился таким противоречивым. С одной стороны, мы видим проявление человеческой солидарности и инстинкта взаимопомощи, с другой – глупость, ханжество, подлость. Люди – неоднозначные существа. Но всё-таки хочется верить, что хорошее начало в них победит. Как и хочется верить в то, что  искренних и честных людей всё-таки больше, чем лицемеров и сволочей.