14 июня 2012

Алексей ДЬЯЧЕНКО. Как нам наказать Бастрыкина

 

Нужна акция журналисткой солидарности под девизом «Бастрыкин должен ответить!» Именно такая мысль у меня возникла, когда я услышал в новостях историю недавнего общения главного следователя нашей страны с заместителем главного редактора «Новой газеты» Сергеем Соколовым. Глава Следственного комитета, если верить заявлению руководителя данного оппозиционного СМИ Дмитрия Муратова, открыто угрожал неугодному журналисту. Делал это, не стесняясь, в демонстративной форме, да к тому же в рабочее время. Хороший юрист наверняка нашёл бы в этом целый букет уголовно наказуемых деяний, за которые должностное лицо должно автоматически вылетать с работы –  с треском, свистом и позорным клеймом на лбу. С учётом того, что глава Следственного комитета является одной из ключевых фигур в деле защиты прав граждан и законов, непосредственным инициатором его низложения могут быть двое: он сам и руководитель страны.

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, если верить заявлению руководителя "Новой газеты" Дмитрия Муратова, открыто угрожал неугодному журналисту Сергею Соколову

Причины начинающегося скандала кроются в профессиональной деятельности обоих участников разговора. 4 июня глава СК пообщался с журналистом «Новой газеты» и захотел, чтобы тот принёс извинения за излишнюю экспрессию, которую допустил в публикации, посвящённой расследованию убийств в станице Кущёвской. Видимо, Александра Бастрыкина очень обидело негодование прессы по итогам проведённого под его контролем расследования, одним из результатов которого стал штраф в 150 тысяч в качестве наказания за попытки скрыть 12 убийств. Тем не менее, за экспрессию сотрудник «Новой газеты» извинился, но при этом позволил себе задать несколько вопросов, которые возмутили руководителя следственного органа настолько, что чуть позже он просто начал угрожать неугодному писаке. Такова версия самого Сергея Соколова, который вскорости предпочёл покинуть Россию от греха подальше. Версию самого «обвиняемого» в течение дня ни он сам, ни его пресс-секретарь, ни хоть какой-то захудалый заместитель или помощник нам так и не озвучили. Это молчание спикеров-правоохранителей, к месту и не к месту твердящих о строгом соответствии закону всех своих поступков и проступков, красноречивее и убедительнее всяких слов. Можно предположить, что огласки не ожидали настолько, что теперь бегают в панике и согласовывают каждое междометие и жест, а это дело не скорое.

Стоит напомнить, что у нас перед глазами сегодня есть пример того, как могли бы поступить представители власти в данной истории, если бы среди них нашлись действительно порядочные сотрудники. Например, против «светской львицы» и журналистки Божены Рынски заведено уголовное дело за то, что она посмела оскорблять полицейских и угрожать им физической расправой с помощью шила. Теперь ей грозит то ли срок, то ли штраф за содеянное по отношению к представителю власти. Остаётся наблюдать, как поступит «вертикаль власти» в зеркальной ситуации, когда высокопоставленный её представитель, не стесняясь, угрожает журналисту.

Лишь несколько журналистов, рискуя нарваться на драконовский нынче штраф, вышли к Следственному комитету с одиночными пикетами. Их поступок заслуживает уважения, хотя этого явно недостаточно

Думаю, мало кто всерьёз рассчитывает, что президент Путин поступит хотя бы в соответствии с офицерскими понятиями о чести, не говоря уж о букве закона. А как бы было славно: Владимир Владимирович, хмуря лоб и поигрывая желваками, вызывает Бастрыкина к себе на ковёр под прицел телекамер и просит написать заявление об отставке. После этого встаёт и срывает с кителя проштрафившегося подчинённого погоны, а то и хлещет его перчатками по щекам. Или хотя бы просто с доброжелательной улыбкой рекомендует ему очень хорошее агентство по трудоустройству. Ещё более сомнительно, что сам Бастрыкин поступит в соответствии с понятиями об офицерской или самурайской чести. Например, в таком виде: сначала сам госслужащий принимает решение о возбуждении в отношении себя уголовного дела, а через несколько минут подписывает заявление об отставке. Это, конечно же, нереально, но за озвученные угрозы должен отвечать и он сам и его начальник, что тоже очевидно. Ещё более очевидно, что попытки грубого вмешательства представителя власти в деятельность журналиста просто не должны оставаться для СМИ всего лишь поводом гнать новостной трафик, как это чаще всего и происходит. На месте Евгения Соколова могут оказаться очень многие, но продемонстрировать своё возмущение открыто осмелились немногие: лишь несколько журналистов, рискуя нарваться на драконовский нынче штраф, вышли к Следственному комитету с одиночными пикетами. Их поступок заслуживает уважения, хотя этого явно недостаточно.

Мне кажется, еще большего можно было бы добиться, проявив наконец-то профессиональную солидарность там, где она действительно нужна. Те же самые СМИ, представители которых не смолчали, могут организовать своеобразный журналистский печатный флэшмоб. Достаточно договориться о регулярной публикации материалов по теме «Бастрыкин vs Соколов» под единым заголовком. Как вариант, под названием «Бастрыкин должен ответить!» И каждый текст можно было бы заканчивать вопросами о дальнейших действиях к самому руководителю СК и к президенту страны. Обязательно с припиской: «просим считать данную публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет и к Президенту России и предоставить письменный ответ в установленные законом о СМИ сроки». Если уж российская власть демонстративно плюёт на законы и права граждан, то пусть наберётся смелости признать это официально и перед всеми.

  • http://Fasebook омри

    Господин Путин. мы простые граждане России просим разобраться с вашим подчиненным г-ном Бастрыкиным или свои друзья неприкасаемы?-как заведено у нас давно в России.