12 июня 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Зачем я вступил в «Левый альянс»

В Петербурге появился ещё один «политический субъект» — отделение российского социал-демократического движения «Левый альянс», о создании которого 24 апреля в Москве объявили депутаты Государственной думы от партии «Справедливая Россия» Геннадий и Дмитрий Гудковы, Илья Пономарёв, лидер Левого фронта Сергей Удальцов, экономист Михаил Делягин и другие известные граждане, включая писателя Михаила Веллера. Мне предложили вступить в это движение. Я сразу согласился, и меня избрали в его Совет. Так что я теперь – член Совета Санкт-Петербургского отделения российского социал-демократического движения «Левый альянс». Попытаюсь объяснить причины своего решения.

Что это за объединение

Для начала расскажу, что собой представляет «Левый альянс» на бумаге. Его создатели «вынуждены констатировать, что на обочине политической жизни сегодня скопился огромный разрозненный человеческий потенциал, придерживающийся левых взглядов (незарегистрированные левые, социал-демократические и народно-патриотические партии, профсоюзы, движения, самостоятельные лидеры), позиции которого вступили в противоречие, как с официальной, так и порой соглашательской политикой значительной части системной оппозиции».

Дмитрий Гудков и Илья Пономарёв - одни из лидеров социал-демократического "Левого альянса"

Они призывают «всех людей левых взглядов» принять участие в создании «широкого социал-демократического движения… и последующей мощной коалиции, чтобы уйти с политически бессмысленной обочины». Они уверяют, что «Левый альянс» — это платформа «для объединения всех социал-демократических и левых сил с целью выработки на её основе и последующей реализации современной программы нового тысячелетия». Для начала они намерены «обсудить такие важные вопросы, как отношение к итогам и перспективам приватизации, определить необходимость, глубину и способы огосударствления экономики страны, прийти к консенсусу в определении патерналистской роли российского государства, проведя дискуссию по другим актуальным проблемам».

Главная цель «Левого Альянса» обозначена следующим образом: «Содействовать и оказывать поддержку интеграции всех социал-демократических и левых сил политических партий, профсоюзных объединений, общественных организаций и граждан страны. <…> Результатом такой работы в ближайшей исторической перспективе должно стать формирование на левом фланге объединённой политической партии России, способной одержать победу на выборах и взять на себя ответственность за преобразование Российской Федерации в подлинно социальное демократическое государство, реализующее в своей деятельности принципы социальной справедливости и народовластия». «Только в единстве левых сил страны кроется успех. Мы призываем левые партии бороться не за проценты на выборах, а только за победу!» — заявляют авторы манифеста «Левого альянса».

В Уставе «Левого Альянса» написано, что это – добровольное, самоуправляемое, некоммерческое массовое общественное объединение. Будем надеяться, что так оно и будет.

Прошлые попытки

Скептики мне скажут: «Дмитрий, бумага всё терпит. Провозглашать красивые идеи каждый может. Сколько раз уже левые предпринимали попытки объединиться? Но все они  заканчивались либо созданием очередной секты, либо вообще ничем». Верно. Я уже успел побывать сопредседателем отделения Левого фронта в Санкт-Петербурге. Единственное, чего я добился в этой должности — это появления заказной статьи о себе, напечатанной в газете «Версия на Неве», в которой меня почему-то назвали «картавым голубоватым троцкистом». Левый фронт тогда стали «мочить» ещё до того, как он начал что-либо делать на политическом поприще. В итоге мы провели несколько митингов и пикетов (например, пикет солидарности с голодающими рабочими Ясногорского машиностроительного завода в Тульской области в апреле 2006 года), а также участвовали в организации антисаммита (или Всероссийского социального форума) на стадионе имени Сергея Мироновича Кирова, который прошёл в июле 2006 года. Именно мы провели кампанию с целью добиться вызволения из застенков и оправдания судом нашего товарища Ильи Пономарёва, который потом стал депутатом Государственной думы от партии «Справедливая Россия». Тогда Левый фронт в Петербурге распался во многом из-за разочарования от того, как прошёл антисаммит. Это был «карнавал в резервации», в которой мы оказались по собственной воле. Власть нас обманула. Обещала дать разрешение на митинг и шествие в центре города, а в последний момент предложила ходить вокруг стадиона, в чаше которого мы жарились все те дни, когда «большая семёрка» наслаждалась балтийским бризом в Стрельне. Потом, через год – летом 2007 года — Сергей Удальцов предложил мне вновь поучаствовать в возрождении петербургского отделения Левого фронта. Я не сказал ни да, ни нет. Но участвовать в этом деле не стал, так как не особенно верил в успех предприятия.

Пикет солидарности с голодающими рабочими Ясногорского комбината, проведенный Левым фронтом у петербургской городской прокуратуры в апреле 2006 года

Верно, что одно время, в начале 90-х, я был троцкистом, и поэтому о троцкистском сектантстве знаю не понаслышке (правда, многие анархисты — ещё большие сектанты, чем все троцкисты, вместе взятые, со всеми своими интернационалами). Я сумел перебороть в себе сектантский вирус, и теперь у меня от него иммунитет. Можно сколько угодно ждать «часа Ч», сохраняя в чистоте принципы революционного коммунизма и распространяя листки с самым верным марксистским взглядом на вещи. Но когда общество окончательно проснётся и придёт в движение, вряд ли оно вспомнит о существовании какой-нибудь великолепной троцкистской семёрки или десятки. Чтобы массы о тебе вспомнили и приняли как лидера в период подъёма, надо с ними разговаривать о насущном в период спада. После того, как я порвал с троцкистским движением, я ищу лишь выходы на более или менее массовые и недогматичные организации. Я участвовал в создании в Петербурге Национал-большевистской партии (НБП) во многом именно потому, что видел, что эта партия имеет все шансы стать массовой молодёжной организацией – «партией-движением». Вот что пишет Эдуард Лимонов в своей политической биографии о моём призвании на «гауляйтерство»:

«Ему было 27 лет, и он отлично разбирался в теоретических и практических вопросах революции. Он работал с нами давно, но в партию вступать медлил, предпочитая сохранять свою “Рабочую борьбу” и даже выпускать листок. Я сказал ему: “Дима, у меня мало людей с вашим опытом и вашим уровнем революционного развития. Вы знаете, что перспективы вашей “Рабочей борьбы” равны нулю, потому фактически вы — член партии и работаете на нас. Вы знаете обстановку в питерской организации. Она нездоровая. Ветераны партии рассказывают малолеткам об избирательной кампании Дугина и умершей легенде Курёхине и пьют водку, приходят новые люди, смотрят на это безобразие и долго не задерживаются. У меня, кроме вас, никого нет. Вы должны поднять организацию. Возьмите её хотя бы ненадолго, пока не отыщется лидер”. Он позволил себя уговорить. Ему хотелось поработать в большой организации». С небольшими поправками Лимонов пишет верно. Я действительно хотел поработать в большой организации. Сейчас я – активист Движения сопротивления имени Петра Алексеева. И мы, создавая движение в 2003-м, сразу отказались от какой-либо теоретической догматики, чтобы не чураться работы с разными людьми. Главное для нас – их антибуржуазный настрой.

Как на Западе

Но вернёмся в тому, с его начали. Да, нет никакой гарантии, что российское социал-демократическое движение «Левый альянс» превратится в нечто большее, чем красивая вывеска. Но шансы на то, что вырастет, довольно велики. Если предыдущие левые объединения появлялись после событий, которые потрясли если не мир, то несколько городов нашей страны, то строительство «Левого альянса» началось в преддверии потрясений. Путин после «уверенной победы на выборах президента» будет проводить жёсткий антисоциальный курс, который должен напороться на сопротивление простых граждан России: повышение тарифов ЖКХ, коммерциализация образования (ФЗ-83) и здравоохранения и т. д. И нужна будет сила, которая сумеет перевести людской гнев в позитивное русло, а именно направить его на преобразование нашей страны в мощное социальное государство. Нужен «политический субъект», который сумеет одинаково эффективно работать как на улице, в толпе, так и в представительных органах власти. Депутаты «Справедливой России» в Государственной думе нашли неплохой способ борьбы с «медвежьим» большинством – парламентская «итальянская забастовка», когда на рассмотрение подаётся множество поправок в антидемократический закон. Но этого мало. Должна заговорить улица. И чтобы она  заговорила на антибуржуазном антилиберальном языке, нужны совместные усилия левых активистов.

Успехи Левого фронта во Франции внушают оптимизм людям, которые придерживаются левых политических взглядов. На фото: кандидат в президенты Франции от Левого фронта Жан-Люк Меланшон (занял четвёртое место, набрав более 11% голосов)

Если мы посмотрим на Запад, то увидим, что в Европе добиваются успеха именно левые коалиции. На выборах президента Франции кандидат Левого фронта Жан-Люк Меланшон получил 11%. В первом туре выборов в Национальное Собрание Франции левые партии во главе с социалистами набрали 46,3% голосов избирателей: за социалистов проголосовали 34,5% пришедших на избирательные участки, заключившие с соцпартией альянс «зелёные» получили 5,4% голосов, и Левый фронт — 6,7%. Греческая коалиция радикальных левых СИРИЗА совершила в мае 2012 года настоящий «большой скачок», если пользоваться терминологией председателя Мао. В 2009-м на выборах в Европейский парламент она получила 4,7%, а на выборах в парламент страны – 4,6%. На местных выборах 2010 года СИРИЗА в среднем по стране показала результат в 4,5%. И вдруг на досрочных парламентских выборах 6 мая 2012 года СИРИЗА набрала более миллиона голосов (16,8%) и заняла второе место. Правящая партия — Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК) — оказалась в итоге на третьем месте!

Чтобы понять причины успеха коалиции СИРИЗА, для начала разберёмся, что она собой представляет. Характеризуя её вкратце, достаточно указать на то, что в коалицию вошли крайне левые, избавившиеся от сектантства. Так, одной из фракций СИРИЗА является маоистская Коммунистическая организация Греции (КОЕ). «Наша организация была официально оформлена в январе 2003 года, после долгого периода подготовки, — рассказал один из лидеров КОЕ Никос Таврис в интервью сайту «Рабкор». — Сейчас это динамично развивающаяся структура, отделения КОЕ существуют в 40 городах по всей Греции. Наши корни – коммунистическое и марксистско-ленинское движение Греции. Мы вступили в СИРИЗА в июне 2007 года и, как коммунистическое течение Коалиции, сыграли решающую роль в росте её влияния, в особенности — среди коммунистов и радикальной молодёжи. В прошлом маоизм в Греции был дискредитирован, поскольку существовало несколько небольших групп, претендовавших на то, чтобы быть маоистскими, и грызшихся друг с другом, кто из них “настоящая авангардная партия” и кто “настоящий маоист”. Они тратили больше энергии на все эти мелкие раздоры, чем на то, чтобы организовать и возглавить народ. Они механически копировали то, что они считали маоизмом, без учёта национальных условий… Благодаря КОЕ, всё большее число людей начинают обращаться к действительному содержанию работ Мао и других революционеров — таких, как Че – а, следовательно, к коммунистической стратегии и тактике. Это относится к молодёжи, хотя всего несколько лет назад КПГ и анархисты имели абсолютное влияние. Анархисты все ещё имеют влияние (хотя и не постоянное) на значительную часть молодёжи. Но мы должны помнить, что говорил по этому поводу Ленин: «Анархизм – это расплата за оппортунизм рабочего движения!» И это полностью относится к официальным греческим левым!»

Греческая леворадикальная коалиция СИРИЗА заняла на майских выборах второе место

Конечно, в каждой стране – свои обстоятельства и свои исторические традиции (пошлости о менталитете писать не хочется). Однако везде царствует неолиберальный капитализм. И люди всего земного шара сталкиваются с одними и теми же проблемами. И Россия, несмотря на всю свою суверенность, – не исключение.

Понятно, что тотального левого единства добиться не получится никогда. Всегда найдутся более левые, которые будут утверждать, что их основная цель — сохранить в чистоте идеалы революционного социализма. Всегда найдутся те, кто будет поднимать свой собственный флаг, получая на выборах свои жалкие проценты. В конце концов, это смешно, когда организации, которые существуют несколько десятков лет, радуются тому, что собрали на выборах 5%: «Ой-ля-ля! Это такой прогресс! Ведь раньше мы получали чуть больше одного процента!». Мне нравится, что создатели «Левого альянса» хотят на выборах бороться не за проценты, а за победу. Но чтобы победить, нужно действовать сообща всё время, а не только перед выборами.

***

Фоторепортаж о визите в Санкт-Петербург депутатов Государственной думы от партии «Справедливая Россия» Ильи Пономарёва и Дмитрия Гудкова:

Санкт-Петербургское отделение «Левого альянса» было учреждено при непосредственном участии Ильи Пономарёва и Дмитрия Гудкова, которые приехали в город на Неве с обширной программой, но она оказалась скомканной из-за событий в Москве. Буквально перед тем, как Илья и Дмитрий должны были встретиться с блогерами в «Буквоеде» на Невском проспекте, из Москвы пришла информация об обысках в квартирах организаторов второго «Марша миллионов». Встреча депутатов с блогерами прошла в полном объёме: задать вопрос и получить на него ответ успели все желающие, включая создателя форума для приверженцев истинного православия. А вот с учредительной конференции «Левого альянса» Илья Пономарёв уехал сразу после своей приветственной речи. Его ждали в Москве, где в эти часы разворачивались события, которые эксперты назвали «гигантским промоушеном» предстоящего марша. Они не ошиблись.