8 июня 2012

Татьяна ЛЕОНИДОВА. Мирные, добрые «бесы»

Scushia2-TitВот уже месяц как в самом центре Санкт-Петербурга, на Исаакиевской площади, продолжается стояние, сидение и лежание граждан, недовольных политикой Владимира Путина. Спустя тридцать дней оппозиционеры решили подвести итог своего ненасильственного протеста.

На прошедшей 8 июня пресс-конференции активистка лагеря Валерия Попихина рассказала журналистам о том, что за месяц через лагерь на Исаакиевской прошло около трёх тысяч человек. Для многих ранее не политизированных граждан это был совершенно новый опыт самоорганизации, выработки и принятия совместных решений.

Пожалуй, самым главным достижением лагеря «оккупанты» считают некоторое примирение внесистемной оппозиции между собой. По заявлению Попихиной, а также других активистов, присутствовавших на пресс-конференции, за весь месяц не возникло ни одного конфликта между людьми таких полярных взглядов, как анархисты и националисты. Нужно заметить, что это не вполне соответствует действительности. Лично мне приходилось неоднократно наблюдать мелкие стычки между левыми и правыми. Причём стычки эти происходили из-за довольно глупых мелочей, как, например, вопрос о том, должны ли висеть имперские ленточки на дереве с символикой.

«Оккупанты» Исаакиевской площади уверены, что для многих ранее не политизированных граждан лагерь на площади дал совершенно новый опыт самоорганизации, выработки и принятия совместных решений

Логическим продолжением участники лагеря видят Марш миллионов, который должен пройти в Москве и Санкт-Петербурге 12 июня, а затем — создание некоего подобия Гайд-парка, где граждане могли бы собираться и обсуждать волнующие их вопросы. Более того — планируется спустя полтора года выдвигать всех желающих на муниципальные выборы. По словам активистов, они намерены не только сейчас добиваться диалога с действующей властью и депутатами, но и в будущем заменить депутатов, не намеренных разговаривать с обществом.

Участники лагеря, нужно заметить – в том числе и левые, искренне полагают, что лагерь на Исаакиевской площади – это первые зачатки гражданского общества в России. И приглашают депутатов ЗАКСа к диалогу. «Любой депутат может прийти к нам, обсудить наши инициативы, те программные продукты, которые мы создаём и предлагаем, – говорит Павел Мемлер, активист «ОккупайИсаакиевская». – Они могут спокойно приходить, не бояться, там их никто не тронет и не обидит».

Единственными депутатами Законодательного собрания, не побоявшимися прийти в лагерь, были лидер фракции «Яблоко» Григорий Явлинский и одиозный депутат — «единоросс» Виталий Милонов. Только последний приходил совсем не с целью обсудить волнующие граждан проблемы, а для того, чтобы накормить оппозиционеров гамбургерами, тем самым якобы показав их причастность к Госдепу США, а заодно и пропиариться. Что ему, нужно признать, неплохо удалось.

Самым главным достижением лагеря «оккупанты» Исаакиевской площади считают некоторое примирение внесистемной оппозиции между собой

На мой вопрос о том, какое, на их взгляд, влияние оказывает лагерь на политическую ситуацию в городе и в стране  в целом, активисты ответили, что таким образом люди учатся самоорганизации, что здесь и сейчас на наших глазах зарождается, как уже было сказано, гражданское общество, которое, они надеются, в будущем только расцветёт и принесёт свои плоды. Мне неоднократно приходилось слышать такую точку зрения, в том числе и от левых активистов, излагавших её с благоговейной улыбкой на лице и возлагающих самые радужные надежды на такой вид протеста.

Но, на мой взгляд, концепция непротивления злу насилием в наше время уже перестаёт работать, как, впрочем, слабо работала и раньше. «Применять это учение в жизни может лишь дряблая натура, не способная к протесту. Всеми силами отстаивай каждую свою мысль, своё правое дело. Зубами, ногтями борись за него. Быть же битым и молчать сумеет и мерзавец», – писал в одном из своих рассказов писатель Леонид Андреев еще в 1899 году.

После событий в Москве 6 мая протест, вылившийся в лагеря на Исаакиевской в Санкт-Петербурге и на Чистых прудах в Москве, превращается в некую сублимацию этого самого протеста. «Люди боятся ходить на митинги, а на Исаакиевской безопасно, поэтому туда и приходят», — говорит Валерия Попихина. Получается довольно интересная ситуация: в декабре — марте, да даже 6 мая, люди не боялись выходить на митинги, в том числе и несанкционированные, а теперь откуда-то внезапно появился этот страх?

Так же малозаметно и влияние лагеря на политическую ситуацию в стране. Всё так же принимаются драконовские законы — такие, как принятый сегодня Закон о митингах. Всё так же власть не обращает практически никакого внимания на оппозицию и её требования. Разве что Виталий Милонов и губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко в «Твиттере» сравнили оппозицию, собравшуюся на Исаакиевской площади, с бесами. Вот и вся реакция.

Фоторепортаж из лагеря на Исаакиевской площади:

По мнению активистов лагеря, в создании некоей политической партии или движения сейчас нет необходимости, в том  числе и потому, что борьба за власть – не единственная цель оппозиционеров. Одна из целей «ОккупайИсаакиевская» — эволюция гражданского сознания, которая постепенно идёт вперёд, что, мол, довольно отрадно. Всего лишь год или два назад невозможно было себе представить настолько сильной гражданской активности, которую можно было наблюдать после думских выборов. Но от какой-то дальнейшей радикализации лагеря и протеста в целом «оккупанты» на сегодняшний день отказываются. «Мы намерены проводить политические реформы исключительно законными методами», – говорит Евгений Клабуков, активист Исаакиевской.

Скандально известный «единоросс» Виталий Милонов и губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко в «Твиттере» сравнили оппозицию, собравшуюся на Исаакиевской площади, с бесами

К сожалению, есть и оборотная сторона медали. На данный момент лагерь на Исаакиевской можно сравнить с субкультурой, имеющей уже даже свою отличительную атрибутику. По признанию Павла Мемлера, «оккупантом» удалось собрать в кассу около 1000 долларов. Большая часть средств была потрачена на продукты питания (да, это действительно необходимо), зарядку для гаджетов, пластиковую посуду, мусорные пакеты, листовки, а также на такие средства наглядной агитации, как значки и футболки.

Среди участников лагеря бытует мнение, что он заметно полевел. Это отрадно, если это действительно так. Но теперь, на мой взгляд, вместо пустой болтовни и безрезультатного ежедневного топтания под сенью цветущих деревьев на Исаакиевской площади, левым следовало бы обратить более пристальное внимание на активную работу с профсоюзами, инициативными группами и различными гражданскими комитетами. Казалось бы, прописные истины, но порой создаётся впечатление, что некоторые об этих истинах забывают или начинают забывать. Если лагерь продолжит своё существование в той же форме, в которой он находится сейчас, каких-либо перемен нам придётся ждать ещё очень долго. Ведь от того, что в 60-е годы хиппи создали свои коммуны, капитализм не только не исчез, но и не стал более милосердным.

И напоследок Павел Мемлер заявил: «Необходимости в создании партии я не вижу. Пиночета ведь не какая-то партия освободила, а общество». Нужно ли нам освобождение Пиночета  — это, кстати, ещё один вопрос.