27 мая 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. А я день рожденья Петербурга не буду справлять!

Мне нравится город, в котором я родился и вырос. Наверное, в любом другом городе России я бы не смог жить. Всё же Петербург построили европейцы. Это европейский город. Но я никогда не праздную его день рождения 27 мая. Почему? Да потому что это — танцы на костях трудового («подлого») народа, замученного Петром I на строительстве «Северной Пальмиры».

27 мая в Петербурге проходит гульбище под названием «карнавал». Его очень любят посещать «отцы города» (а с 2004-го по 2011 год на карнавалах от души веселилась «городская мать» Валентина Матвиенко). Но это какое-то мрачное веселье, которое в любой момент грозит обернуться кровавой баней. Скоморохи, выряженные в гвардейские костюмы начала XVIII века (в ботфорты, камзолы и треуголки), завывающее бабьё в стиле «а-ля рюс», море рекламы и пьяные толпы, а в пьяной толпе шныряют хипстеры. Сейчас карнавал используется с понятной целью: власть, не давая хлеба, время от времени подбрасывает нашим людям зрелища. А насаждать карнавалы на Руси начал именно Пётр I. Свадьбы карликов, похороны карлика – его сумасшедшие затеи.

Свадьба царского карлика Якима Волкова и карлицы царицы Прасковьи Федоровны 14 ноября 1710 года была кульминацией торжественных мероприятий по случаю бракосочетания царевны Анны Иоановны (племянницы Петра I) с герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом. Пётр устроил эту потеху с целью «развести» в России породу карликов. По специальному указу царя на торжества по случаю бракосочетания согнали 80 карликов. «Накануне свадьбы двое статных, одинаковых ростом карлика в маленькой одноколке о трёх колесах, запряжённой одной маленькой лошадкой, убранной разноцветными лентами, разъезжали по городу в предшествии двух верховых лакеев со своими приглашениями. На следующий день, 13 ноября, когда гости собрались в назначенном доме, молодые, а вслед за ними торжественное шествие, отправились к венцу. Впереди шёл нарядно одетый карлик в качестве маршала с жезлом, на котором висела длинная, по соразмерности, кисть из пёстрых лент. За ним следовал, тоже в особом наряде, Его Величество с несколькими министрами, князьями, боярами, офицерами и прочими…», — сообщает хронист. Шествие заключали 72 карлика, которые шли парами: «они были одеты в одежды разнообразных цветов: карлики в светло-голубые или розовые французские кафтаны, с треугольными шляпами на головах и при шпагах, а карлицы в белых платьях с розовыми лентами… Вслед за карликами шло множество сторонних зрителей». На самой свадьбе Пётр веселился до слёз в глазах. «Все карлы очень весело танцевали “русского”, часов до одиннадцати. Какие были тут прыжки, кривляния и гримасы, вообразить себе нельзя! Все гости, в особенности же Царь, не могли довольно тем навеселиться и, смотря на коверканье и ужимки этих 72-х уродцев, хохотал до упаду. У иного были коротенькие ножки и высокий горб, у другого — большое брюхо, у третьего — ноги кривые и вывернутые, как у барской собаки, или огромная голова, или кривой рот и длинные уши, или маленькие глазки и расплывшее от жира лицо и так далее…», — рассказывает очевидец. Петр I усердно подпаивал новобрачных, а затем сам отвёл их домой (в царские палаты) и при себе велел уложить их в постель… Карлица вскоре умерла при родах. Карлик Яким Волков, переживая смерть жены, запил и пустился во все тяжкие. В январе 1724 года он скончался. Пётр устроил ему похороны в том же шутовском стиле, что и его свадьбу. Будет человек с адекватной психикой устраивать такие забавы?

На свадьбе карликов Петра I веселили около 80-ти карликов

На Адмиралтейской набережной Невы, рядом с Дворцовым мостом, стоит металлическое изваяние Петра I: тиран в платье мастерового топором стругает бревно для корабельной мачты. Памятник называется «Пётр плотник». Я не знаю, сколько мачт лично обстругал Петр I, но знаю, что во время его правления население России сократилось на четверть. Только на строительстве Петербурга погибли сотни тысяч крестьян и «работных людей». Указ 1 марта 1704 года требовал ежегодной высылки на берега Невы по сорок тысяч человек. «Работные люди» ссылались вместе с жёнами и детьми. Люди работали по пятнадцать часов в день, снабжение строителей было крайне скудным — кусок хлеба в день. Жалованье — «по полтине человеку в месяц» (из письма Петра). Царские чиновники разворовывали и эти копейки. Об ужасах возведения Петербурга народ сложил песни и легенды.

Пётр I топил в крови народные восстания. Он лично руководил казнью московского стрелецкого ополчения (1698), по его приказу были казнены триста участников астраханского бунта посадских людей, возмущённых новыми поборами (1705-1706), замучены тысячи казаков и крестьян из повстанческой армии Кондратия Булавина (1707-1710). Известны садистские наклонности Петра. Чтобы обучиться стоматологии, он лично вырывал зубы у солдат и матросов безо всякой анестезии; чтобы познать тайну зарождения человеческого плода, вспарывал животы беременным женщинам из простонародья. Это исторически зафиксированные факты. Но о садизме и тирании «основателя Петербурга» не принято вспоминать. Говорят лишь о «прорубленном окне в Европу».

В знак протеста против возвеличивания личности Петра I активисты Движения сопротивления имени Петра Алексеева во время празднования дня рождения Санкт-Петербурга нацепили на голову памятника Петру-плотнику красный колпак палача

В русской истории было много тиранов, но именно образ Петра I как жестокого, мудрого и прозорливого «отца народа» создавал Иосиф Сталин, а теперь использует Владимир Путин и его камарилья. Благоговение перед Петром показывает, о чём мечтают высшие чиновники – о неограниченной власти. Но наш «кандидат в самодержцы» должен знать и помнить, что в русской истории были не только кровавые цари, но и Степан Разин, Кондратий Булавин и Емельян Пугачёв. Как писал Михаил Бакунин, в движениях Разина и Пугачёва «мы находим проявления истинно русского духа». Когда-нибудь этот дух вновь вырвется наружу. И тогда власти будет не до карнавалов. А что касается Петербурга, то его надо тем более беречь от вандалов (которые, дай им волю, снесут все старые здания, чтобы на их месте построить высотные стекляшки), коли за его появление наш народ заплатил такой кровавой ценой.

  • Salvadorez

    Я бы не стал отождествлять Петербург и Петра Первого, особенно если учитывать тот факт, что город на берегах Невы был основан в 1612 г. шведами и назывался Ниен. Петр Первый, во всей своей ужасности, был, скорее, олицетворением московских, азиатских порядков.

    • Артем Кирпиченок

      А до этого там было много поселений: Ландскрона, Невское Устье и т.д. Но все-таки с Петербургом они не связаны.

      Петр как раз образец радикального западника. Образцом для него был европейский абсолютизм, «регулярное полицейское гсоударство». Они у нас все изрядными крововсосами были, западники, — Иван Грозный, Петр, Ельцин.