13 апреля 2012

Михаэль ДОРФМАН. Кремль и сирийская революция

Во время визита российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Дамаск его с казённым энтузиазмом встречала толпа с большим количеством российских флагов. Правительственные СМИ благодарили Россию за выигранное время и обещали скорую победу над «террористами и бандитами». Сирийского министра иностранных дел Валида Муаллема, приехавшего на этой неделе в Москву, никакие толпы, очевидно, не встречали. Да и сам министр, вероятно, предпочёл бы не приезжать. Российский МИД не особенно скрывал, что сирийцев в Москву вызвали для последнего предупреждения. Фёдор Лукьянов, редактор влиятельного московского журнала «Russia in Global Affairs», заявил, что на сей раз – это действительно последнее предупреждение.

Сирийское правительство выдвинуло абсурдные требования письменных гарантий и сорвало достигнутое с помощью специального посланника генерального секретаря ООН Кофи Аннана соглашение из шести пунктов. Революционные повстанцы в Сирии риторически вопрошали (на БиБиСи): «От кого он хочет гарантий? От людей, которых он бомбит и убивает их семьи? От сирийского народа?» Повстанцы подняли лозунг «Кто давил мирную революцию – отвечает за насилие вооружённой революции».

Дамаск, 7 февраля. Тысячи сирийцев встречали министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, прибывшего в Дамаск для переговоров с президентом Башаром Аль-Асадом (Muzaffar Salman/Associated Press)

Повстанцы не доверяют правительству Башара Асада, срывавшего все соглашения раньше. Асад не выполнял своих обещаний о демократизации и национальном примирении. Да и стоит ли доверять? У Асада было десятилетие для проведения необходимых политических и экономических реформ, которые он неоднократно обещал. Если режим Асада оказался неспособным «навести порядок» за год, прошедший с начала революции, то, очевидно, он не может этого сделать в принципе. В Москве это хорошо понимают. Асад пустил армию против собственных граждан. По сути, режим воюет против своих граждан, как его южный сосед, Израиль, безуспешно воюет с оккупированными им палестинцами. Так же, как Израиль не способен подавить сопротивление в Газе и разгромить исламское движение «Хамас», так и режим Асада не способен подавить революционное восстание в Сирии.

Мы писали раньше, что у России есть множество причин поддерживать режим Асада. Здесь и единственная база ВМС России на Средиземном море, и огромный объём поставок вооружения, и внутриполитические соображения, и престиж. Однако всё не так просто. Может быть, в начале конфликта у Москвы были, действительно, эгоистические соображения, и политику определяли всякие лоббисты. У Асада в Москве, может быть, и нет лобби, подобного правому сионистскому лобби в Вашингтоне. Однако интересы режима Асада в Кремле лоббирует российский военно-промышленный комплекс. Кремль мог бы безоговорочно встать на сторону режима Асада и защищать его во что бы то ни стало. Однако у России есть и другие интересы и другие друзья. Нельзя рисковать испортить отношения с арабами и Турцией, поддерживающими повстанцев и не верящими, что режим Асада устоит.

С самого начала правительство Медведева – Путина заявляло, что дело вовсе не в Сирии, а в том, что ни один серьёзный мировой конфликт больше нельзя решать без Москвы. Пока речь шла о срыве попыток Запада провести в Совете Безопасности санкции против Сирии, то была лёгкая часть. Теперь для подкрепления заявлений Кремль должен был бы обеспечить какое-то решение. С российской дипломатией только тогда и будут считаться, если она обеспечит соглашение, т. е. приведёт Асада к столу переговоров и обеспечит, чтобы он пошёл на уступки и послабления повстанцам. План Кофи Аннана во многом был плодом российской дипломатии, и можно понять, с каким настроением Лавров ждал своего сирийского коллегу. На что способен Лавров, знают все. Никто не забыл недипломатические матюки, которые Лавров отвешивал своим коллегам во время российско-грузинской войны. Удивительно, что многие в России приняли такое непрофессиональное и позорное поведение главного дипломата страны с удовлетворением.

Сирийского министра иностранных дел Валида Муаллема, приехавшего на этой неделе в Москву, толпы не встречали

Речь идёт о Ближнем Востоке, где у Кремля почти нет никакого политического багажа. Огромная ошибка брежневского руководства, разорвавшего дипломатические отношения с Израилем, изолировала Россию в этом регионе на долгие годы. Чтобы иметь успех, надо иметь возможность влиять на обе стороны конфликта, а Москва сама себе отрезала контакт. Израиль попал тогда в объятия США. Впрочем, и возможности США влиять на Израиль имеют свои границы. Это почувствовал президент Барак Обама, оказавшийся неспособным «обеспечить Израиль», привести правительство Биньямина Нетаньяху к столу переговоров со своими арабскими соседями. Палестинцев могли бы «обеспечить» и другие – европейцы, ООН и арабские страны, а США традиционно обеспечивали сговорчивость Израиля. Из-за этого, да ещё из-за поддержки прогнивших арабских режимов, США медленно, но неуклонно теряют свои позиции на Ближнем Востоке.

Кремль оказался в похожей ситуации. Он, похоже, не способен «обеспечить» Асада, который будет продолжать говорить всё, чего от него ожидают, и одновременно срывать все соглашения. Можно легко себе представить сцену разговора Лаврова со своим сирийским коллегой. Куда трудней понять, что Кремль будет делать после этого разговора. Если может что-то сделать. Очевидно, режим Асада просто не способен на мирное решение. Если армия выйдет из городов, там установится революционный порядок. Трудно себе представить, что Кремль согласится на какую-либо международную интервенцию в Сирию. Трудно себе представить, чем ещё Кремль может надавить на Асада. Вероятно, здесь, наконец, научатся сами решать проблемы в своём регионе.

События пока развиваются своим чередом. В Багдаде прошёл пленум верхушки Арабской лиги, где, как водится, страны не сумели договориться. Зависящее от Ирана и США багдадское правительство предпочитает сдержанную позицию, да и возвращение миллиона иракских беженцев из Сирии их не радует. Саудовская Аравия готова снабжать революционных повстанцев в Сирии оружием. Турция обвинила сирийскую армию в обстреле лагерей беженцев на своей территории. Иордания заявила, что сирийские силы нарушили границу.