31 декабря 2011

Руслан КОСТЮК. Союз народов или союз «трёх императоров»?

Двадцать лет прошло с момента кончины Советского Союза. Как бы объективно ни выглядели спиралеобразные законы истории, согласно которым распад СССР в 1991 году можно признать закономерным актом – у многих, родившихся и выросших в СССР, включая автора этих строк, развал Союза до сих пор вызывает скорее негативные эмоции. Вот читаю новогодний номер вполне респектабельного с точки зрения неолиберализма московского журнала «Эксперт». На его глянцевой обложке – цифры. Они говорят, что процесс распада СССР сопровождался 300.000 убитых в военных конфликтах, 5.000.000 беженцев, а 25 миллионов русских оказались вне России. Знакомые цифры, возможно, частично передёрнутые. Но каждый раз, когда думаешь об этом – как мурашки по коже…

Уходящий год с точки зрения интеграционных процессов на постсоветском пространстве не является банальным. Завершена работа по оформлению Таможенного союза, появилась официальная российская инициатива по созданию на базе Таможенного союза в дальнейшем Евразийского Союза с некоторым наличием наднациональных органов и функций. Вообще, интересный феномен: перед всякими важными выборами в РФ (1995-1996, 1999-2000 гг. и т. д.), Кремль «вдруг» вспоминал о необходимости качественного усиления интеграционных процессов на постсоветском пространстве, только вот почему-то до конца дело не доводилось. Вспомним, например, о «Союзном государстве» с Беларусью, которое вроде как должно иметь избираемый прямым образом населением двух стран единый парламент. Ау, где он?

Если помножить российский «капитализм» корпораций на белорусские понимания политических свобод и демократии, да на казахстанские представления о социальной справедливости (точно – видели совсем недавно подавление выступление рабочих) – это будет "дивный" союз

Ну да ладно, сегодня хотелось бы сказать о другом. Мы прекрасно понимаем, кто ныне в политическом и экономическом плане царствует на постсоветских окраинах. Так что в такой ситуации (опять же законы истории!) интеграция может быть лишь «буржуазно-чиновничьей». Прямо воротит, когда отношение Москвы к тем или иным странам СНГ упирается (ну, помимо, естественно, геополитических аспектов типа кто друг/недруг НАТО) в вопросы: «за сколько купите кубометр российского газа?»; «сколько возьмёте за прокачку нашей нефти?»; «продадите или нет российскому капиталу свои газо(нефте)перерабатывающие заводы?» Что же, мир капитала – он и в Африке мир капитала…

Хорошо, что есть – то есть. Но можно ли тогда ожидать «народного ликования» или хотя бы энтузиазма, сравнимого с тем, что имел  место в начале 20-х годов ХХ века в связи с новомодными интеграционными процессами? У левых принято критиковать Евросоюз (и справедливо) за недостаток демократии, оторванность еврочиновников от наций, составляющих ЕС, наступление на социальные права рядовых граждан. Но правда ещё и в другом: помимо того факта, что создание Европейского Сообщества покончило с многовековыми конфликтами в Западной Европе (а уже один только этот факт с точки зрения Истории более чем важен!), ЕС, к тому же, остаётся одним из наиболее демократических региональных пространств на планете (есть избираемый народами Европарламент, временами прибегают к помощи референдумов, как-никак учитывают мнение граждан); экономика большинства европейских стран остаётся прозрачной и в целом продуктивной, а европейская социальная модель, даже круто затронутая нынешним кризисом, по-прежнему является сильно притягательной для тех миллионов неевропейцев, которые находят в ЕС «второй дом».

Но вот когда Россия, Беларусь и Казахстан парафировали договор о Таможенном союзе, первая моя мысль была: а кого способен по-настоящему привлечь такой Евразийский союз? В ЕС по-прежнему имеется очередь желающих вступить, а в нашем случае? Таджикистан, Киргизстан… И это есть пресловутый «цивилизационный проект»? Что ж, если помножить российский «капитализм» корпораций на белорусские понимания политических свобод и демократии, да на казахстанские представления о социальной справедливости (точно – видели совсем недавно подавление выступление рабочих) – о, это будет дивный союз. Только вот почему-то мне думается: не союз народов, а союз «императоров», коими по факту являются первые лица трёх указанных государств в своих обществах. Впрочем, чу: в перспективе нас в этом «союзе» наверняка ждут ещё более «колоритные» центральноазиатские общественно-политические проекты.