21 декабря 2011

Александр ШАРОВ. Тревожно-чемоданные настроения

Недавно я побывал в квартире, окна которой выходят во двор с бомбоубежищем. Мне стало интересно, в каком оно состоянии. Если вдруг начнётся бомбёжка (нас же ведь пугают доморощенные конспирологи, что все протесты против нечестных выборов обернутся новой ядерной войной), сколько человек сможет спрятаться в нём? Долго ли спрятавшиеся протянут в этом бетонном мешке? В том же Санкт-Петербурге, я знаю, 90-е годы многие бомбоубежища отдали под ночные клубы…

Все этим мысли заставили меня вспомнить о таком феномене, как сурвивализм, который пышным цветом расцвёл в своё время в США. Никто не любит смаковать распад собственной государственной и социальной системы с таким чувством, как это делают американцы. Тысячи книг, художественных фильмов и компьютерных игр красочно живописуют нам безрадостное существование человеческих индивидов в постапокалиптической пустыне будущего. Ядерная война, экологическая катастрофа, пандемия смертельного вируса или экономический коллапс неминуемо станут причиной краха всех межчеловеческих отношений, основанных на солидарности и взаимопомощи, и приведут к войне всех против всех. Ожидание этого секуляризированного апокалипсиса привело к формированию субкультуры сурвивалистов (выживальщиков), адепты которой по мере своих сил готовятся к грядущим бедам и стараются всегда держать под рукой «тревожный чемоданчик».

Подобная рационализация религиозного мотива конца света совершенно неслучайно получила широкое распространение именно в США с их милленаристской традицией  (милленаризм — учение, в основе которого лежит буквальное толкование пророчества Откр.20:1-4, говорящего о тысячелетнем Царстве Божием на земле в конце истории), свойственной протестантскому фундаментализму. В 60-е годы на смену ожиданию божьего гнева пришёл страх перед ядерной аннигиляцией в результате возможного конфликта между США и СССР. Именно в это время широкое распространение получили индивидуальные убежища на случай ядерной войны, которые по сходной цене предприимчивые коммерсанты предлагали возвести прямо в вашем домашнем саду.

Торговый центр в Оклахоме после взрыва 19 апреля 1995 года

Свой современный вид движение стало приобретать уже в 70-е годы под воздействием разразившегося нефтяного кризиса и галопирующей инфляции. Именно в это время финансовый советник Говард Рафф издаёт книгу, моментально ставшую бестселлером, «Голод и выживание в Америке». Это произведение стало своеобразной библией сурвивалистов. Вдохновлённый опусом Раффа бывший член Американской нацистской партии и церкви Сатаны Курт Саксон начинает выпуск собственного информационного бюллетеня «Выживший». На страницах этого периодического издания он даёт рекомендации, как выжить в условиях социального коллапса. Идеи Раффа и Саксона нашли благодатную почву в среде так называемого «гражданского ополчения» — милитаристских групп, объединённых неприятием федерального правительства, так как оно, по мнению участников ополчения, является всего лишь марионеткой в руках евреев и законспирированных коммунистов. Находясь под впечатлением различных конспирологических теорий, утверждающих, что ООН (или спрятанная на мексиканской границе китайская армия) готовится установить коммунистическую диктатуру в США, сторонники ополчения запасаются оружием, чтобы оказывать сопротивление агрессорам, а иногда и сами переходят в наступление на федеральные власти. Взрыв федерального здания в Оклахоме 19 апреля 1995 года, устроенный одним из участников «гражданского ополчения» Тимоти Маквеем, считался крупнейшим терактом в истории Америки до 11 сентября.

Взрыв федерального здания в Оклахоме 19 апреля 1995 года, устроенный одним из участников «гражданского ополчения» Тимоти Маквеем (на фото в оранжевой рубахе), считался крупнейшим терактом в истории Америки до 11 сентября

В России в последнее время тоже стали распространяться апокалипсические настроения. Совсем недавно российскую интернет-аудиторию всколыхнул видео-ролик бывшего майора милиции Алексея Дымовского. На фоне смешанного леса полноватый мужчина с элегантной растительностью на лице, одетый в маскировочный костюм, вооружённый угрожающе выглядящим ружьём, рассказывает о том, что фасоль и кукурузная мука — всё, что надо настоящему партизану. Из его радиостанции время от времени раздаётся непонятный голос, что должно дать понять зрителю, что отставной мент не один в этом лесу. Пафос этого видеоролика несколько снижает трепетное отношение героя к Уголовному кодексу. Дымовский специально оговаривает, что не призывает ни к чему такому, просто рекомендует готовиться к …? Вопрос остаётся открытым, но ясно, что это нечто ничего хорошего не сулит. И когда этот час «Икс» наступит, поздно будет бежать за фасолью и кукурузной мукой в ближайший гипермаркет. Итак, русский народный сурвивализм обрёл своё лицо и голос. Курс выживания в постапокалиптической России от Алексея Дымовского будет продолжаться.

Спрос, как известно, рождает предложение, а спрос на простой и понятный ответ на вопрос «что делать, когда всё накроется медным тазом?» в нашем обществе существует. Разные силы пытаются дать на него свой ответ. Одни советуют всем валить из страны. Другие предлагают выгнать из России тех, кто понаехал. На горизонте маячит непонятно откуда взявшийся экономический кризис, то и дело рушатся политические режимы, казавшиеся ещё недавно незыблемыми. Что делать в этих условиях простому офисному планктону?

Бывший майор милиции Алексей Дымовский предлагает гражданам готовиться к...

И тут на помощь приходит отставной сотрудник милиции, сыскавший известность своими разоблачительными роликами. Он даёт простой и понятный ответ — вооружайся, запасайся высококалорийной едой, учись ориентироваться на местности, пока не поздно. Сам себе не поможешь — никто не поможет. Вокруг этой нехитрой максимы выстраивает свою страшилку Дымовский, и тысячи согласны с ним, ибо нет в их жизни примеров солидарности и взаимопомощи. Никто не поможет им отстоять свои трудовые права перед оборзевшим работодателем, никто не поддержит их в борьбе со строительной компанией, застраивающей их двор. Изгнавшие сами себя из потерянного рая «реального социализма» в пустыню рыночных отношений, они тщетно вопиют о спасении, но ни бог, ни царь (в нашем случае президент) не дают им избавления. Тут и появляется герой-одиночка с «тревожным чемоданчиком», забитым банками с фасолью и кукурузной мукой, и с карабином наперевес. Последняя надежда для потерявших всякий ориентир сограждан.

Однако надежда эта ложная – ведь никто не даст нам избавления, добиться его мы сможем только своими силами. И примером для нас должны стать не отставной сотрудник милиции, не миноритарный акционер, а простые арабы, испанцы, греки и американцы, которые не боятся менять ход истории сами, здесь и сейчас! И, похоже, наши сограждане инстинктивно начинают  это осознавать, выражая несогласие с тем, что власть сделала с их голосами.

  • Ольга

    Ну так и чего с бомбоубежищем-то?