15 декабря 2011

Руслан КОСТЮК. Опасность справа

Вначале немного о левых. После встречи лидеров парламентских партий с Президентом всё стало окончательно ясно: нынешние руководители российских левых партий не готовы и не хотят реально бороться за пересмотр итогов думских выборов. Да, и Геннадий Зюганов, и Николай Левичев громогласно заявляют о том, что в пользу «ЕР» у левых партий отняли миллионы голосов, но обе партии примут из рук ЦИК депутатские мандаты, а всем нам ещё на пять лет будет обеспечено «медвежье» абсолютное большинство в ГД. На этом фоне достойным добрых слов выглядит гордый поступок питерских депутатов от «Справедливой России», публично отказавшихся получить свои мандаты из рук главы регионального избиркома Александра Гнётова, которого они обвиняют в потворстве фальсификациям – но, согласитесь, на общем фоне это всё не серьёзно. Ну, попытаются коммунисты и «эсеры» создать в новоизбранной ГД спецкомиссию по «разбору полётов» по подсчёту голосов, и что? Впрочем, сегодня я не о левых.

Итак, уж коль скоро товарищи из КПРФ и «СР» признают де-факто и по совокупности «пасьянс Чурова», то давайте скажем так: российский электорат вновь отдал абсолютное большинство голосов за партии правой ориентации. Так что, увы, Геннадий Андреевич, Россия – не «левая страна»! Да, более 60% активных избирателей, опять же по официальным данным, отдали голоса за «ЕР», ЛДПР и «Правое дело». И даже если в пользу «ЕР» украли, ну, скажем, процентов 15 (уж в большую цифру не верится, извините!) – всё равно «правый крен» более чем весом.

Успех жириновцев вписывается в общий европейский политический контекст последних лет, в тенденцию усиления правонационалистического спектра от Финляндии до Греции

В своём «революционном» порыве подлинно левые и крайне левые активисты сегодня возмущаются приписками «ЕР» и действиями самой партии власти. Но почему-то почти никто не обращает внимания на ещё один феномен – усиление позиций партии Владимира Жириновского. ЛДПР, между тем, продолжает наращивать электорат. На состоявшихся 4 декабря региональных законодательных выборах эта партия получила от 19 до 21% в Амурской области, Приморском крае, на Камчатке и в Мурманской области. Во многих регионах Севера и Востока либерал-демократы стали не то что третьей, а второй политической силой по популярности.

В общем-то, успех жириновцев вписывается в общий европейский политический контекст последних лет, в тенденцию усиления правонационалистического спектра от Финляндии до Греции. Да, ЛДПР гораздо более беспринципна, чем партии Лё Пенов или Босси, но в рамках нынешней избирательной кампании она выступала с чётко правопопулистскими и националистическими инициативами. Идеи об унитарности России, об особых правах для русской нации, социально-экономические предложения жириновцев – реакционны. Между тем, по опыту прежнего состава Законодательного Собрания Санкт-Петербурга мы знаем, кто является наиболее благоприятным для «ЕР» партнёром: это ЛДПР. А почему бы нет? Консерваторам всегда легче договариваться с национал-популистами, чем с теми, кто находится на левом фланге общественно-политической жизни. Надо ли удивляться, что и в нынешнем составе Заксобрания неформальный альянс «ЕР» — ЛДПР продолжил своё существование: при  выборе нового спикера городского парламента жириновцы подержали кандидатуру одиозного «единоросса» Вячеслава Макарова.

Партия Владимира Жириновского всегда была партнёром Кремля

Дальнейшие успехи ЛДПР были бы губительны не только для той куцей «демократии», которая у нас – остатками – ещё сохраняется. Партия вождя, в принципе ненавидящего систему парламентского представительства, действительно ужасна и опасна. Но худо то, что «актуальные левые» (термин из предвыборной программы «эсеров»), похоже, совсем не замечают этой угрозы. Они любят критиковать и ругать «ЕР», балаганят на тему «оранжевой революции» и опасности праволиберального реванша, но не замечают очевидного. А очевидно то, что складывающаяся после 4 декабря политическая ситуация (опять же в соответствии с подсчётами ЦИК) даёт основание сказать: у России вновь будут правые Дума, Президент и правительство; и крайне правые, которые, как мы знаем, в российских условиях всегда готовы прийти Кремлю на помощь, усилив свой политический вес, становятся в ещё большей степени важными партнёрами для тех, кто властвует в сегодняшней России.