10 ноября 2011

Александр ШАРОВ. Правый поворот Навального

Участие Алексея Навального в одиозной акции русских националистов «Хватит кормить Кавказ!» и его поддержка т. н. «Русского марша» произвели эффект разорвавшейся светозвуковой гранаты в рядах либеральной оппозиции. Ещё недавно обласканный вниманием свободной прессы борец с «партией жуликов и воров» и вроде как беспартийный (т. е. можно сказать жених на выданье) Навальный провозглашался тем знаменем, вокруг которого российские либералы смогут, наконец, сплотиться. Однако сам разоблачитель не желал для себя такой незавидной участи и вовсю примеривал националистический зипун, пусть неладно сшитый местными умельцами, но зато ладно скроенный по европейскому образцу.

Реакция прогрессивной общественности на «правый поворот» известного блогера оказалась предсказуемой. Ортодоксальные либералы в лице Евгения Ихлова обрушились на Навального с гневной критикой, уровняв его с несовершеннолетними гитлерофилами, посетителями «Русских маршей». Обнаружив во всем этом трогательном единстве Навального, Милова, Дёмушкина и Поткина ни много ни мало, а руку Кремля, стремящегося разыграть в очередной раз националистическую карту в целях устрашения электората.

Участие Алексея Навального в акции «Хватит кормить Кавказ!» стало полной неожиданность для российских либералов

Иную точку зрения высказала Юлия Латынина, поддержавшая националистический демарш Навального. В своей традиционной манере Латынина, конечно, осудила национализм плебеев (которые к слову и создадут ту массовку, которая так привлекает блогера-разоблачителя) и противопоставила ему аристократический национализм. Она в отличие от Навального с простотой, свойственной, видимо, только специалистам по китайской литературе, и вовсе предлагала ограничить в гражданских правах 6 миллионов россиян. Почитательница Ли Куан Ю и Пиночета, лауреат премии имени Голды Меир г-жа Латынина не заметила в словосочетании «шесть миллионов» ничего подозрительно знакомого. Однако любому человеку, прочитавшему учебник для средней общеобразовательной школы по истории Европы ХХ века, эта цифра говорит о многом. Шесть миллионов человек уже однажды были лишены гражданских прав, ограниченны в свободе проживания, обязаны были носить отличительный знак, а в итоге подвергнуты полному исключению из человеческого общества на специально возведенных для этого фабриках смерти. Зачем Навальному враги, если у него есть такие друзья?

Алексей Навальный под идею якобы паразитарной сущности кавказских республик подвёл «экономическое» обоснование

Вернёмся, однако, к герою нашего повествования. Биография Алексея Навального складывалась вполне стандартно для отечественного либерала. Поучился здесь, поучился за рубежом, вступил в «Яблоко», достиг руководящих постов и в 2007 году был исключен. С этого момента Навальный создает движение «Народ», которое поставило себе целью создание «нормального русского национализма». Его слова не расходятся с делом, и он принимает участие в различных националистических мероприятиях и коалициях. Однако подлинная слава приходит к нему не как к борцу за права русских против иммигрантов, танцующих лезгинку на Манежной площади, а как к разоблачителю коррупции.

Успех на этом социальном поприще отнюдь не погасил интерес Навального к национальному вопросу. Очевидно, что он мало похож на традиционного для средне-русской возвышенности «белого героя». Не думаю, что он пересматривает на ночь речи фюрера, а утро начинает под марши Третьего рейха или зонги группы «Коловрат». Как не хотелось вчерашним однопартийцам-яблочникам углядеть в Навальном издание Шикельгрубера 2.0 в подобную одномерность блогера всея Руси совершенно не верится. Иначе получается, зря г-н Навальный обучался в зарубежных университетах — ведь для того, чтоб стать гитлерофилом достаточно и диплома ПТУ. Впрочем, интерес к «русскому вопросу» не выглядит у него и циничным желанием использовать национализм как инструмент для увеличения собственного политического веса.

В последнее время ультраправые предпочитают псевдобиологизаторским теориям «крови и почвы» объективные выкладки цифр

В лице Навального мы имеем вполне сложившийся на Западе феномен правого популиста. Образцом для подражания ему мог служить покойный голландский правый популист Пим Фортёйн, который в 2002-м сформировал предвыборный список имени себя, получивший приличное количество голосов на выборах в Нидерландах. Основными темами его предвыборной программы были исламофобия, индивидуализм, феминизм и защита прав гомосексуалистов. Этот коктейль стал волшебным ключом, открывавшим дверь в парламент. Успех «Списка Пима Фортёйна» вдохновил многих правых в Европе.

Классический нацизм и фашизм в современной Европе — удел маргиналов. Напротив, те, кто отказался от этого потерявшего всякую популярность дискурса в пользу борьбы за «европейские ценности» против «исламо-фашизма» и глобализации, сумели вернуть себе популярность. Правые взяли на вооружение идеи либеральной толерантности и стали критиковать вчерашних иммигрантов из мусульманских стран за то, что они никогда не смогут полностью интегрироваться в европейскую культуру. Это придало второе дыхание европейскому расизму и ксенофобии.

Фанаты «Фейенорда» с портретами Пима Фортёйна — ультраправого голландского гомосексуалиста и защитника ценностей феминизма . 6 мая 2002 года Фортёйна застрелил зелёный радикал Волкерт ван дер Граф

Сегодня вместо кушающего мацу и пьющего по субботам кровь младенцев еврея в качестве  носителя всех зол  назначены мусульмане.  Их культурные, гастрономические и религиозные привычки  объявлены несовместимыми с матрицей «иудео-христианской» европейской цивилизации. Старый добрый расизм отказался от биологических критериев исключения, использовавшихся в XIX веке, в пользу культурологических и цивилизационных. Даже страх пред «жидо-большевизмом» уступил место боязни вездесущего «исламского терроризма».

В эту парадигму прекрасно вписывается правый поворот Алексея Навального. Конечно, он ещё не дорос до защиты прав гомосексуалистов и свободных женщин от «патлатых чабанов, танцующих лезгинку», но его «экономическое» обоснование якобы паразитарной сущности кавказских республик вполне вписывается в выше обозначенный дискурс. Вместо псевдобиологизаторских теорий «крови и почвы» объективные выкладки цифр. Ничего личного, просто бизнес. Этот трюк в стиле вокзального наперсточника выглядит гораздо привлекательней для либерального обывателя, чем вздетые «в римском приветствии» руки и матерные лозунги футбольных хулиганов.

Навальный идёт к успеху, но путь этот не будет простым. Это в проклинаемой Латыниной «толерантной Европе» классический нацизм и фашизм не в моде, но стоит поворотиться к Гольфстриму задом, а к родным осинам передом и картина поменяется на противоположную. В постсоветских странах ультраправые отнюдь не спешат на защиту прав меньшинств перед лицом исламской угрозы; напротив, они склонны верить в старый добрый еврейский заговор, копируя и чтя нацистов 30-х ― 40-х годов. Россия в этом плане не исключение. Все ультраправые движения в нашей стране при всём своём стремлении выглядеть по-европейски, неминуемо скатываются в болото гитлеризма. Планы доморощенных фюреров разбиваются о стремление рядовых ультраправых активистов равняться не на Пима Фортейна, а на «героев РОА». Сможет ли Алексей Навальный оседлать Сивку-Бурку русского национализма и надеть ей на морду европейскую сбрую правого популизма? Или, напротив, диковинный конёк сам оседлает нерадивого наездника? Поживём, как говорится, увидим!

Статьи по теме:

Энцо ТРАВЕРСО. Новый взлёт ксенофобии и расизма в Европе

Андрей БОГЕН. Мультикультурная революция в Европе: что это такое?

Андрей БОГЕН. Цыганский вопрос, или Бои за мультикультурную Европу

Михаэль ДОРФМАН. Расистский мундирчик краха «мультикультурализма»

Славой ЖИЖЕК. Правые формируют сегодня повестку дня