22 октября 2011

Михаэль ДОРФМАН. На убийство Каддафи: абсолютная власть разлагает абсолютно

Знаете, какая разница между английским рестораном и еврейским? В английском ресторане видно, как люди едят и слышно, как они разговаривают. В еврейском ресторане слышно, как люди едят и видно, как они разговаривают. Наверное, нехорошо начинать о погибшем человеке с анекдота. Однако, что делать, когда информационное пространство полно вот такого: «Я чувствую себя одинаково униженным и от демонстрации фотографий растерзанного Каддафи, и от бурной радости по поводу его смерти». Не стоит применять свои понятия к проявлению массовых эмоций в других культурах. Это часто приводит к ошибочным умозаключениям. Уж не говорю о том, что отказ демонстрировать фото убитого Бин Ладена тоже воспринимался без восторга.

Ливия в руках народа

Мы и раньше писали, что Ливия теперь в руках вооружённого народа, а ливийцы вовсе не так охотно готовы отдать свою судьбу чужим. Со времен Ганнибала и Отелло Ливия поставлял миру ярких и харизматичных лидеров. Предшественник Каддафи — король Сади Идрис — начинал суфийским проповедником. Затем главой суфийского братства, которое он поднял на борьбу с итальянскими колонизаторами. Теснимый итальянцами, Идрис бежал в Египет. Британцы взяли Идриса под своё крыло, снабдили оружием, обучили его воинов. Суфии Идриса проводили диверсии против войск Эрвина Роммеля (немецкий генерал-фельдмаршал и командующий войсками Оси в Северной Африке – S.N.). Сегодня бы это назвали бы терроризмом. После войны в награду за сотрудничество Идриса сделали королём Киренаики. Позже для облегчения получения концессий на нефть из Триполитании и Киренаики была создана Ливия.

«Они (повстанцы) жестоко избили его (Каддафи), а затем застрелили. Это — война», — сообщил агентству Reuters неназванный представитель Нацсовета Ливии

В Ливии обещают выборы. Глава Промежуточного Национального Комитета Махмуд Джабриль однозначно заявил о своём уходе из политики. Так что мы скоро узнаем новые имена, как в 1969 году узнали имя Муаммара Каддафи. Мой друг, Джанкарло К., учился в университете в университете в Триполи в 1969 году. Он рассказывает: «Военного переворота мы поначалу даже не заметили. Это было настолько неожиданно, что никто даже не ожидал распространения  насеристской революции в Ливию. О социализме тогда много говорили, так что лозунги военной хунты никого не удивили. В университете была либеральная атмосфера. При короле студенты не боялись выражать свои чувства. После какой-то акции военной хунты несколько студентов организовали демонстрацию протеста. Военные не вмешивались. Однако наутро, когда мы пришли в университет, на воротах увидели повешенными участников вчерашней демонстрации. Вот тогда я и запомнил имя Каддафи. Меньше, чем через год Джанкарло и ещё тысячи ливийских итальянцев по приказу Каддафи были высланы из страны «в наказание за итальянскую оккупацию». Каддафи следовал по стопам своего учителя Гамаля Абделя Насера. В Египте тоже провели этнические чистки, от которых когда-то международные левантийские портовые города страны так и не смогли оправиться до сих пор.

С тех пор репрессии и террор против различных групп населения продолжались постоянно. За 42 года правления Каддафи мир так привык к изменчивости Каддафи, к его любви к опереточным мундирам и экзотическим одеяниям, что не заметил, сколько раз тот менял свою идеологию. Он начинал как социалист. Позже стал арабским националистом, сторонником пан-арабизма. Затем побывал в роли борца за социальное освобождение, за национальное освобождение во всём мире, за пан-африканизм. В конце концов Каддафи предавал всех своих союзников, сдавал ирландцев из ИРА британцам, басков из ЭТА ­- испанцам, исламистов — американцам, убийством шейха Мусы ал-Садра он испортил отношения с шиитами и Ираном, с арабскими правителями, неуплатой долгов – с русскими (хотя там как раз виноваты обе стороны). Доходы от нефти давали правителю Ливии большие средства для его политических амбиций. Каким бы Каддафи ни был выдающимся, умным и талантливым, он жил в фантастическом мире, где все, как один, его пылко и беззаветно любили, целовали его портреты и готовы  были отдать за него всё до последней капли крови. Он так и останется примером того, что власть разлагает, а абсолютная власть разлагает абсолютно.

Нефть – это не самое главное

В последние десять лет в Ливии тихой сапою шел переход к экономике «свободного рынка». Под крылом Каддафи работала группа неолиберальных экономических экспертов во главе с кембриджским профессором Майклом Портером. Им не надо было вводить коренных изменений, поскольку и раньше большинство доходов от нефти шло в карманы приближённых Каддафи.  Некоторая часть средств шла на нужды ливийцев. В стране существовала богатая, хотя и весьма патерналистская система социального обеспечения. Каддафи вкладывал средства в социалистические проекты, вроде гигантского трубопровода для переброски подземных вод Сахары в прибрежную полосу. Эффект от этого весьма сомнителен с точки зрения охраны окружающей среды. Неясно, окажется ли этот проект рентабельным в условиях рыночной экономики.

Ещё недавно Муаммар Каддафи был своим среди сильных мира сего. На фото: встреча Каддафи с Бараком Обамой в Аквиле (Италия) в июле 2009 года

Информационное пространство, особенно российское и арабское, полно разговоров о нефти, как подоплёке всех событий в Ливии. Если в России и многих арабских странах – энергетические ресурсы – основа всего благосостояния, то оттуда может показаться, что все зарятся на эти богатства, ведут из-за них войны и вообще Земля крутится из-за нефти. На самом деле ливийскую нефть продавали до Каддафи, будут продавать и после. Ни одна сторона не могла обойтись без доходов от нефти до начала конфликта, и не сможет обойтись ещё долго после того, как конфликт закончится. Проблема не в том, что нефть кто-то отберёт, а в том, чтобы энергоресурсы не стали проклятием для страны, как это случается повсеместно. Ведь энергоресурсы разрушают общество, заглушают местную инициативу, потому что дешевле купить, чем придумать. И самое главное: делают властвующие элиты слишком сильными и независимыми от общества.

Нет оснований полагать, что распределение доходов между Ливией и иностранными компаниями существенно изменится. Что касается доходов ливийцев от своей нефти, то это их внутреннее дело и хорошо, если оно решится мирно и цивильно. Как показывает опыт Америки в Ираке и Израиля в Палестине, можно добиться победы над арабскими армиями, но ни одно войско не силах покорить ни одну арабскую нацию, даже такие маленькие и слабые, как ливанцы и палестинцы.

Уроки гуманитарной интервенции

Мы соглашаемся с тем, что наш мир един. Потому нельзя позволить тираниям расправляться с собственным народом. Концепция гуманитарной интервенции – необходима и полезна для мира. В самом начале восстания против Каддафи редакция «Нового смысла» опубликовала мой материал «Уроки гуманитарной интервенции». Я писал: «Здесь международное сообщество быстро и решительно вмешалось и встало на защиту тех, кому угрожала смерть. И многие из нас, кто скептически относится к действиям международного сообщества в Ливии, в глубине души желают оказаться неправыми, и найти свой скептицизм необоснованным».

Как обычно бывает, никто не оказывается прав на сто процентов. Хорошо, что народ получил возможность избавиться от тирании. Плохо, что к миссии были примешаны различные чуждые интересы. Британским и французским налогоплательщикам война обойдется в копеечку. Их вооружённые силы оказались на грани истощения. Расходные сметы превысили самые завышенные предположения. По сравнению с американскими затратами на войны на Ближнем Востоке, полтора миллиарда долларов британских затрат на интервенцию кажутся небольшой суммой. Однако для современной Британии – это очень много денег.

Ливия: весилится и ликует весь народ

Операция в Ливии помогла избавиться от режима Каддафи, но сильно ударила по репутации Запада в глазах таких стран, как Северная Корея, Бирма или Иран, даже Россия и Китай. Они будут куда осторожней воспринимать заверения Запада, что разоружение поможет сохранить правящий режим. Наибольшая опасность для гуманитарной интервенции – это политизация процесса принятия решений. Гуманитарная интервенция должна осуществляться для защиты элементарных прав человека, а не ради каких-то политических интересов. Эскалация конфликта в Ливии, по сути, оттянула неизбежный конец сирийского режима и, вероятно, в очередной раз способствовала усилению позиций Ирана.

Война – это в любом случае не мир. И всё же положительных моментов в нынешней ситуации куда больше, чем негативных. У европейских держав надолго отбит аппетит к новым интервенциям; сторонники гуманитарной интервенции получили новые аргументы в борьбе за деполитизацию процесса принятия решений в ООН. И самое главное – народ Ливии сбросил деспотический режим и получил надежду на то, что будет найдено политическое решение на основе общего согласия, а скептики среди нас убедятся, что все их опасения были напрасны. История даёт мало таких примеров, но всё же они есть.

Тело Муаммара Каддафи победители выставили на всеобщее обозрение в супермаркете

От редакции:

Окровавленное тело лидера ливийской Джамахирии Муамара Каддафи выставлено на всеобщее обозрение в промышленном холодильнике в торговом центре в ливийском городе Мисрата, сообщает 22 октября агентство Ассошиэйтед Пресс. Жители Мисраты выстроились в длинные очереди к торговому центру, где в одном из холодильников для овощей лежит тело Каддафи. Охрана, выставленная около тела, не смогла обуздать людской поток, поэтому сотрудникам правопорядка не осталось другого варианта, как объявить часы осмотра холодильника с телом — разные для семей и одиноких мужчин. Люди в очереди скандируют «Мы хотим увидеть собаку», а посетители, среди которых есть дети, охотно фотографируются с телом Каддафи. Тело бывшего ливийского лидера обнажено до пояса, на его торсе и руках остались следы запекшейся крови. На теле видны пулевые ранения в грудь, живот и левую часть головы.

  • Дмитрий Жвания

    Конечно, оптимизм Михаэля Дорфмана в отношении событий в Ливии удивляет. Он отмахивается от версии о нефтяной подоплеке событий, несмотря на факты, которые обсуждаются в мировой прессе, не приводя взамен никакого другого объяснения. Или он считает, что Саркози и Обама действительно спасали людей в Ливии от истребления, что они исходили из гуманитарных соображений? Где они тогда были раньше? Почему все они встречались с Каддафи? Требуется еще доказать тезис о жуткой тирании Каддафи, во всяком случае такой тирании, которая бы позволяла нарушать суверенитет Ливии.
    По данным Фронта национального спасения Ливии (ФНСЛ), в период с 1969 по 1994 год погибло 343 ливийца, выступавших против режима Каддафи, из которых 312 человек погибло на территории Ливии (84 человека умерли в тюрьмах, 50 человек были публично расстреляны по приговору революционных трибуналов, 148 человек погибли в авиакатастрофах, автокатастрофах и в результате отравления, 20 человек погибли в вооружённых столкновениях со сторонниками режима, четверо было застрелены агентами служб безопасности и шесть человек погибли, поскольку им было отказано в неотложной медицинской помощи). Эти данные не поражают воображение, несмотря на то, что их собрали противники Каддафи. Известно, что 3 марта 1988 года он распорядился освободить 400 политических заключённых из тюрьмы «Абу Садим». В присутствии многотысячной толпы Каддафи, управляя бульдозером, сломал дверь тюрьмы и крикнул заключённым: «Вы свободны». Ливийский лидер провозгласил этот день Днём победы, свободы и торжества народовластия. Спустя несколько дней он разорвал «чёрные списки» лиц, подозреваемых в диссидентской деятельности. Жаль, конечно выселенных итальянцев. Но они воспринимались как живое наследие колониализма, многие из них владели большими земельными угодьями. Из Алжира тоже изгоняли «черноногих», но все левые были за независимый Алжир, несмотря на это. 24 июня 2011 организация «Международная Амнистия» провела ряд расследований деятельности сторонников Муаммара Кадаффи. По их словам, они обнаружили доказательства того, что повстанцы сфальсифицировали многие данные о преступлениях сил лояльных Каддафи. Напомню, с чего началась гражданская война в Ливии. Вечером 15 февраля в Бенгази собрались родственники заключённых, убитых при невыясненных обстоятельствах в триполийской тюрьме «Абу-Слим» в 1996 году, они потребовали освобождения адвоката и правозащитника Фетхи Тарбеля. Несмотря на освобождение Тарбеля, демонстранты вступили в противостояние с силами безопасности. Те начали подавлять мятеж. Или они должны были смотреть, как мятежники громят государственные учреждения?
    Мятежники подняли знамя монархии, при которой 73% населения были неграмотными. По состоянию на 2009 год уровень образованности населения составлял 86,8 %.За первое десятилетие революционных преобразований в Ливии было открыто 220 библиотек и читален, 25 центров по распространению знаний, около 20 национальных культурных центров и 40 спортивных клубов. С 1970 по 1980 г. в стране было построено более 180 тыс. квартир, что дало возможность обеспечить современным жильём около 80 % нуждающихся, живших до этого в подвалах, хижинах или палатках. Социальный пакет Ливии приводит в своём блоге кинорежиссёр Юрий Грымов http://senseisekai.livejournal.com/331255.html

    Возникает вопрос: если в Ливии было всё хорошо, откуда взялись повстанцы? На этот вопрос ответил Дмитрий Степняк в тексте, выложенном на нашем сайте:
    http://www.sensusnovus.ru/analytics/2011/08/25/10288.html

    Но Михаэль Дорфман не хочет замечать этих фактов, настаивая на том, что Каддафи был жутким тираном и ля его свержения все средства хороши. Но на мой взгляд, между Хусейном и талибами с одной стороны, и Каддафи – с другой – огромная разница. Так или иначе, в мире есть режимы, где с соблюдением прав человека дела обстоят не лучше, чем в Ливии при Каддафи. Вот в России есть диктатура, а социальной политики, как в Ливии нет. Пока же Михаэль предлагает нам просто поверить в то, о чём говорят официозные западные СМИ, мол, в Ливии при Каддафи была жесточайшая диктатура, тирания, от которой все стонали. Словом, Дорфман оказался в одной компании с реакционерами и ренегатами Андре Глюксманом и Бернаром Леви, которые солдат НАТО называют солдатами свободы. Все левые в мире осудили вторжение в Ливию, и только на нашем сайте появляются тексты с оправданием империалистического вмешательства в Ливию как бы с левых позиций.)) Зато никто не скажет, что на нашем сайте нет демократического обсуждения))

  • Амалия

    Интересно складывается. Хемингуэй, Бирс, Экзюпери… Все они боролись с диктатурой, за свободу. Своими руками: и оружием, и пером. После них осталось «По ком звонит колокол», «Случай на мосту через Совиный ручей»…
    В наше время, чтобы смело бороться с диктаторами, достаточно клика и перепоста. А благодарным потомкам достанется целая куча ретвитов — какая к черту «Герника».

  • http://econo.com.ua/2011/10/kaddafi-absolyutnaya-vlast-razlagaet-absolyutno/ КАДДАФИ – АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ РАЗЛАГАЕТ АБСОЛЮТНО « Субъективные новости Украины

    […] Михаэль ДОРФМАН. На убийство Каддафи: абсолютная власт… […]

  • http://sensusnovus.ru/opinion/2011/10/22/11621.html Саул

    горстка повстанцев свергла режим, да ей помогли, но этот режим поддерживали многие, это как СССР, за сохранение которого высказалось почти 2/3 его граждан, но развалила горстка ублюдков и сотня тысяч «сочувствующих». так что повторюсь, если Каддафи и был таким «ублюдкам», то дело самого ливийского народа в целом решать заслужил ли он кары или нет, а не горстки повстанцев вооружённых на деньги Запада (отнятых, кстати, у самого полковника) и поддерживаемых им. Завтра любое государство может оказаться на месте Ливии, российские власть предержащие и олигархи тоже могут «финансировать» своё свержение в угоду мировому сообществу, ведь их счета тоже в зарубежных банках. Каддафи жалко, но проблема суверенитета остаётся