19 сентября 2011

Владимир СОЛОВЕЙЧИК. Нулевые либерализма

Конфликт и раскол, произошедшие во время первых двух дней работы федерального съезда политической партии «Правое дело», стали, вне всякого сомнения, главным российским политическим событием ушедшей недели. Вместо выдвижения списка кандидатов в депутаты Государственной Думы и принятия предвыборного Манифеста случилось совершенно невероятное, с точки зрения стороннего наблюдателя: председатель партии Михаил Прохоров потерял свой пост и вместе со своими сторонниками покинул «Правое дело», попутно обличив должностных лиц из администрации президента РФ.

Ход событий, предшествовавших съезду и случившихся уже по ходу его заседаний, довольно подробно воспроизведён и многократно прокомментирован в печатных и электронных СМИ. Поэтому не будем повторяться. Тем более, с точки зрения аналитики, наиболее любопытна вовсе не поминутная хронология, а причина, почему всё так произошло. Случившееся с Михаилом Прохоровым заставляет задуматься над тем, что ждёт проект легальной респектабельной либеральный парламентской силы в России в целом, и партию «Правое дело» (как один из его возможных вариантов) в частности? Каковы дальнейшие перспективы Михаила Прохорова?

Михаил Прохоров не прислушался к "чисто просьбе" Владислава Суркова

Разумеется, первым и, пожалуй, определяющим фактором краха партийной карьеры 46-летнего миллиардера, столь блестяще стартовавшего в качестве лидера партии всего-навсего 25 июня этого года, стал конфликт с высокопоставленными чиновниками. С теми самыми руководителями администрации Президента РФ, которые, собственно, и дали совсем недавно своё веское «добро» на «десантирование» Михаила Дмитриевича на, скажем прямо, хилый по своим размерам и электоральному влиянию плацдарм современного отечественного либерализма. Сам, теперь уже бывший, председатель партии «Правое дело» довольно откровенно поведал об этом в дни противостояния в выступлении перед группой своих сторонников и чуть позже в интервью «Газета.Ру»: «…Сурков предлагал. Очень мягко, естественно, это происходит: «вы посмотрите…» …чисто просьба. Но потом, когда на эту «чисто просьбу» не реагируешь, начинаются сразу у всех некоторые сложности. В последние 10 дней началось серьёзное давление: руководители всех региональных отделений или делегаты съезда были вызваны по команде Суркова в администрации (местные), с ними была проведена профилактическая работа, связанная с тем, чтобы не голосовать за Ройзмана на съезде. Не угрозы, просьба. Иначе может быть всё не так, как вам бы хо­те­лось. Ну вот, си­сте­ма вот такая… Мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли до­ку­мен­ты, факты, кто, где, когда был и так далее. Вчера (в среду) об­ра­бот­ка про­дол­жа­лась: в 10 часов (ве­че­ра) в АП вме­сте с Сур­ко­вым со­бра­ли ряд де­ле­га­тов, про­мы­ва­ли им мозги, очень силь­но про­си­ли, чтобы они не ехали на съезд, вер­нее, на со­бра­ние (так Про­хо­ров на­звал сбор своих сто­рон­ни­ков. – S. N.), а по­еха­ли на ту сход­ку (оп­по­нен­тов Про­хо­ро­ва. – S. N.)… При­чи­на очень про­стая. Вла­ди­слав Юрье­вич Сур­ков при­вык, чтобы все пар­тии были ма­ри­о­не­точ­ны­ми и пля­са­ли под его дудку. Пар­тия «Пра­вое дело» не пля­са­ла под его дудку. В этом и при­чи­на кон­флик­та… Счи­таю, что по Ройз­ма­ну был про­сто пред­лог. Если было бы что не так, был бы дру­гой пред­лог. В пар­тию при­шли люди, ко­то­рые имеют са­мо­сто­я­тель­ные взгля­ды и не яв­ля­ют­ся «ше­стёр­ка­ми», ко­то­рые ис­пол­ня­ют любую ко­ман­ду. В этом и проблема».

Михаил Прохоров раскрыл механизм «руководства» внутрипартийной жизнью

Вещи прямо названы своими именами: «Причина очень простая. Владислав Юрьевич Сурков привык, чтобы все партии были марионеточными и плясали под его дудку. Партия «Правое дело» не плясала под его дудку. В этом и причина конфликта…». И довольно откровенно и живописно раскрыт механизм «руководства» внутрипартийной жизнью и наказания ослушников со стороны, заметим, не имеющих никаких прав на подобное вмешательство, чиновников исполнительной власти. Нель­зя ска­зать, что дан­ные оцен­ки про­зву­ча­ли как новое от­кро­ве­ние. Те, кто, так или иначе, в по­след­ние де­сять–две­на­дцать лет имел хоть ма­лей­шие ка­са­тель­ство к об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ским про­цес­сам в нашей стране, знали, как всё про­ис­хо­дит. Си­сте­ма ра­бо­та­ет имен­но так, при­чём не толь­ко в рай­оне Крем­ля и Ста­рой пло­ща­ди, где рас­по­ла­га­ет­ся ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та РФ. На ре­ги­о­наль­ном и даже на му­ни­ци­паль­ном уровне есть свои вла­ди­сла­вы сур­ко­вы и свои радии ха­би­ро­вы, дей­ству­ю­щие по с­хо­жим пра­ви­лам в ана­ло­гич­ных об­сто­я­тель­ствах. Но ши­ро­кая об­ще­ствен­ность та­ко­го рода раз­об­ла­че­ния со сто­ро­ны од­но­го из дей­ству­ю­щих лиц, ме­дий­но рас­кру­чен­но­го за по­след­ние ме­ся­цы до уров­ня по­ли­ти­ка пер­во­го ряда, услы­ша­ла, по­жа­луй, впер­вые. Прав­да, вы­зы­ва­ет со­мне­ние утвер­жде­ние Ми­ха­и­ла Про­хо­ро­ва, что «Пра­вое дело», вос­со­здан­ное по раз­на­ряд­ке Крем­ля, не пля­са­ло под крем­лёв­скую дудку. Но тем ещё более по­ка­за­те­лен тот факт, что Про­хо­ро­ва ли­ши­ли пар­тии из-за того, что он разо­шёл­ся с Крем­лём лишь в одном во­про­се, а имен­но от­ка­зал­ся вы­чёр­ки­вать из спис­ков пар­тии Ев­ге­ния Ройзмана.

Кремль просил Михаила Прохорова убрать Евгения Ройзмана из партии. Прохоров отказался. Кремль отказался от Прохорова

В этом смысле произошедший «обмен любезности» между опальным олигархом и «анонимным кремлевским источником», за которым легко угадывается никто иной, как сам Владислав Юрьевич Сурков, весьма показателен и многозначителен: в стране есть «кукловод, который дезинформирует российское руководство, оказывая давление на СМИ, и этого кукловода зовут Владислав Сурков». «Пока такие люди управляют политическим процессом, политика в России невозможна, я со своей стороны буду делать, всё возможное, чтобы отправить Суркова в отставку», — заявил Прохоров. «Пока в отставку отправился он сам, — сказал неназванный представитель Кремля. — Можно понять состояние Прохорова, которого выгнали из “Правого дела” его же соратники. Видимо, его странные заявления связаны с душевными переживаниями из-за собственных ошибок и неудач». Также источник в администрации президента отметил, что «Прохоров перепутал управление частной компанией с политической работой, а съезд — с корпоративом, на котором выступают проплаченные артистки». Этот раунд Прохоров, вне всякого сомнения, проиграл. Но организационная победа Суркова, по большому счёту, не принесла ему лавров. Во-первых, чиновники президентской администрации изначально ошиблись в степени договороспособности и управляемости Прохорова. Видимо, долголетняя привычка давать советы и «чисто просьбы» персонажам, вроде таких оппонентов миллиардера, как Андрей Богданов, Андрей Дунаев и братья Рявкины, не говоря уж о прочих гозманах и явлинских российского либерализма, отучила власть имущих от необходимости изучать и анализировать людей, постоянно искать их сокровенную мотивацию. Во-вторых, чиновники президентской администрации не смогли предотвратить скандал на ранней стадии, когда он только намечался, дали ему выплеснуться не просто вовне, а стать главным медийным событием недели, а, возможно, и месяца. И, наконец, в-третьих, когда уже было принято «твёрдое решение» на изъятие Михаила Прохорова из «Правого дела», осуществлено оно было столь топорно, что возникает вполне обоснованное предположение о серьёзном оскудении подручного человеческого материала, пока ещё остающегося в распоряжении Владислава Суркова и Радия Хабирова. В любом случае, целая серия просчётов налицо, и не факт, что они будут забыты или прощены теми, от кого зависят дальнейшие карьерные перспективы кремлевских кураторов партийного строительства.

Андрей Богданов всегда был чуток к просьбам свыше

Впрочем, сам Прохоров, как выяснилось, оказался тоже далеко не столь профессионально пригоден для роли лидера партии, как могло бы, на первый взгляд, показаться со стороны. Получив, согласно принятому на июньском съезде новому партийному Уставу, практически неограниченные (почти «диктаторские») внутрипартийные полномочия, вплоть до роспуска региональных отделений и исключения из партии неугодных, толком воспользоваться ими не смог. Нынешние отговорки смещённого председателя звучат в этом плане крайне неубедительно: «То, что я возглавил, партией не назовёшь, это была оболочка, в которой находились какие-то люди. Некоторые с потенциалом — их было абсолютное меньшинство, некоторые без потенциала. Поэтому у нас было всего два с половиной месяца, чтобы собрать команду в 83 регионах. Соответственно, считайте, у нас было меньше, чем один день на регион. Это значит, каждый день по 15—20 встреч, поэтому я не обращал внимание на мелкие неурядицы, которые могли приводить к остановке процесса. Нам некогда было останавливаться, и партию я не чистил. Просто не было времени, нужно было заниматься делом». Михаил Дмитриевич лукавит. «Чистил», ещё как «чистил». Например, ис­клю­че­ние всех 1 334 чле­нов пе­тер­бург­ско­го от­де­ле­ния «Пра­во­го дела» не забыто, ведь про­шло все­го-то сорок дней с мо­мен­та ро­спус­ка пи­тер­ской ор­га­ни­за­ции. Разгоняя региональные отделения и без разбору изгоняя из партии людей, о деятельности которых он достоверной информации не имел и лично не знал, Прохоров опирался как раз на тех самых ставленников администрации президента РФ, которые по команде сверху и устроили ему крах на съезде 15-16 сентября. Помимо кадровых просчётов имели место и идеологическая невнятица с программным Манифестом, и политические метания в поисках любой перспективной членской и – главное – базы, и заигрывания с националистами со стороны ведущих членов политсовета «Правого дела», и безвкусная наружная реклама «вождя».

Пока не очень понятно, в состоянии ли  Михаил Прохоров извлечь уроки из происшедшего с ним и с его бывшей партией. В любом слу­чае, по­ли­ти­че­ско­му оформ­ле­нию ли­бе­раль­но­го идео­ло­ги­че­ско­го про­ек­та в нашей стране на­не­сён ещё один се­рьёз­ный удар – жаль, не по­след­ний. Пер­спек­ти­вы пар­тии «Пра­вое дело» без Про­хо­ро­ва можно смело оце­ни­вать как ну­ле­вые, и на бли­жай­ших вы­бо­рах и, ду­ма­ет­ся, на всех последующих.

  • http://ВКонтакте FIP

    Для Прохорова стратегически на будущее, всё произошедшее, это ПЛЮС! Он стал жертвой Кремля, ему не дали победить.
    Обиженных в России любят — это общеизвестно, даже миллиардеров, особенно, если власть их делает бывшими и гонимыми….