13 сентября 2011

Владимир СОЛОВЕЙЧИК. Как Дмитрий Анатольевич Карла Генриховича в «экстремисты» зачислил

Так уж получается, что за три с лишним года существования «властного тандема» большая часть общественно-политических мероприятий стала делиться на, условно говоря, «путинские» и «медведевские». К числу последних политологи традиционно относят Ярославский политический форум, состоявшийся в этом году в третий раз. Президент РФ на него в очередной раз прибыл и, несмотря на трагедию с самолётом ЯК-42 и гибель его пассажиров, произнёс очередную программную речь. Председателя правительства РФ на Ярославском форуме в очередной раз не было.

Зато буквально накануне, 5 сентября, он побывал в Череповце, где выступил на Межрегиональной конференции «Единой России» в Северо-Западном федеральном округе и плотно пообщался с её участниками, отвечал на их вопросы и уверенным голосом подлинного хозяина страны обещал дополнительные бюджетные вливания. Череповецкую межрегиональную конференцию «партии власти» её беспартийный председатель использовал сполна – в первую очередь, для политического пиара и демонстрации личного влияния. Своими весьма конкретными и адресными высказываниями, равно как и сделанными в ходе конференции заявлениями о предстоящем выделении из федерального бюджета почти 20 триллионов рублей на реализацию тех или иных задач, премьер заранее поставил президента в невыгодное положение. Три дня спустя Дмитрий Анатольевич в Ярославле говорил перед турецким президентом Абдуллой Гюлем, отечественными и зарубежными политологами и отставными иностранными политиками о толерантности и межнациональном мире. А также о классовой борьбе. Впрочем, об этом – ниже.

Учение Карла Маркса и вправду всесильно, если оно до сих пор не даёт спокойно жить власть имущим

Из года в год гарант ельцинской Конституции РФ в своих ярославских речах, как настоящий отличник, поминает магическую цифру «пять». Выступая 10 сентября 2010 года на Международном политическом форуме в Ярославле, президент РФ назвал пять основных, по его мнению, критериев эффективности демократии XXI века. Выступая 8 сентября 2011 года на Международном политическом форуме в Ярославле, президент РФ говорил о пяти задачах, которые необходимо решить, чтобы российское государство могло успешно «подстраиваться под современную жизнь, быть адекватным и беречь и приумножать социальное многообразие». Перед этим Дмитрий Анатольевич  прочитал небольшую лекцию об «экономике XXI века» и «открытом и взаимозависимом обществе» с его участившимися в эпоху глобализации межнациональными контактами и «социальном многообразии», которое «стало решающим фактором развития личности, группы, этноса, стала влиять на развитие демократических государств», роли Интернета и социальных сетей вкупе с общественными объединениями.

Видно, что спи­чрай­те­ры пока ещё дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та РФ в курсе но­вей­ших ве­я­ний ев­ро­пей­ских гу­ма­ни­тар­ных на­у­к, и почти в пол­ном объ­ё­ме овла­де­ли тер­ми­но­ло­ги­ей, яв­ля­ю­щей­ся об­ще­упо­тре­би­мой в уни­вер­си­тет­ских кру­гах во­сточ­но­го по­бе­ре­жья. То, что произнёс Дмитрий Анатольевич, вполне уместно звучит в окружении нобелевского лауреата и бывшего вице-президента крупнейшей империалистической державы Альберта Гора, да и прибывшему для поддержки «медведевской модернизации» в далёкий от Вашингтона Ярославль американскому ветерану внешнеполитической службы Збигневу Бжезинского речь Медведева слушать было более чем лестно. Но далее дипломированный юрист и продвинутый твиттероман выдал на-гора нечто совсем неожиданное для политкорректных зарубежных ушей, хотя и абсолютно понятное с точки зрения защиты классовых интересов крупнейших собственников – как доморощенных спонсоров, так и зарубежных инвесторов. Показательно, что впервые глава государства открыто назвал вещи своими именами.

Не Коржаков и не Ельцин, не Чубайс и не Путин, а самый что ни на есть кремлевский «либералище» заявил: «Межнациональная напряженность, этническая преступность, нелегальная миграция становятся для некоторых государств нерешаемыми проблемами. Прогрессирующее имущественное расслоение, которое, может быть, было менее рельефным в условиях экономического роста, на фоне кризиса приводит к открытым конфликтам между обеспеченными и бедными людьми. Во многих регионах мира возрождаются вполне, на мой взгляд, экстремистские учения о классовой борьбе, происходят уличные беспорядки и террористические акты, а кое-где идут и самые настоящие гражданские войны».

Я давно подозревал, что такие теоретики «учения о классовой борьбе», они же – практики борьбы за освобождение от отчуждения и гнёта капитала рабочего класса и вместе с ним всех трудящихся, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс, однозначно потянули бы на «антиэкстремистскую» статью 282 УК РФ. Если бы, конечно, находились в настоящий момент на территории РФ. Не говоря уж от таких их последователях, как узник царизма и ссыльный Владимир Ильич Ульянов (он же Ленин) или заключенный фашистских тюрем Антонио Грамши. Спасибо г-ну Медведеву: в своей ярославской речи он полностью подтвердил все мои подозрения!

Президент РФ Дмитрий Медведев назвал учение Карла Маркса экстремистским

В общем-то, великим пролетарским революционерам прошлого стоит в связи с этим высказать, как говорит продвинутая в компьютерном мире молодёжь, респект. Коли созданное ими «учение» до сих пор с такой ненавистью и таким страхом поминает политический противник – значит, разработанные ими идеи не просто живы, но и по-прежнему опасны для власть и деньги имущих. Для настоящих революционеров, каковыми, вне всякого сомнения, были упомянутые выше авторы «экстремистских учений о классовой борьбе», нет награды больше и признания выше.

«Некоторые усматривают во всех этих явлениях признаки социального распада, деградации социальной структуры», — посетовал г-н Медведев. Разумеется, усматривают. И не просто усматривают, а прямо говорят, что явления эти предвещают закат мирового капитализма, грядущий конец старого мира и приближение новых горизонтов человечества – общества, где не будет лжи и угнетения, гнёта и насилия, тюрем и жандармов. Того самого общества, о котором писали Маркс и Энгельс, контуры которого намечал Ленин в моей любимой книге «Государство и революция».

Правда, г-н Медведев как-то нелогично полагает, что все подобные попытки уже в прошлом (нелогично потому, что коли в прошлом, так чего ему бояться?): «Мы уже пытались когда-то создать общество, в котором нет богатых. Итоги этого социального эксперимента известны – он закончился стагнацией, нищетой и, к сожалению, развалом государства. И произошло это не в силу каких-то конспирологических причин, заговора мировой закулисы или ещё кого-то. Мы сами оказались слабы и неконкурентоспособны. Больше мы этого не допустим, какие бы привлекательные популистские лозунги ни выдвигали отдельные политики». Если «мы этого не допустим», а то, что, не смогли остановить ни Николай Кровавый, ни Столыпин-Вешатель, всё равно «закончилось развалом государства», то к чему тогда такой пафос об «экстремистском учении о классовой борьбе»? Зачем вообще эти речи? Или только для того, чтобы напомнить неизменную клятву всякого истинного слуги капитала: «Неприкосновенность частной собственности, независимо от её размеров, даже если это кого-то раздражает, должна быть гарантирована». Спасибо, Дмитрий Анатольевич, что сказали! Теперь мы все наконец-то точно в курсе, что для Вас в политике самое-самое главное и заветное.

Схема современного классового общества

Можно было бы и дальше разбирать по абзацам и предложениям данный текст. Но и того, что уже сказано и процитировано, думается, вполне достаточно. Пожалеем засим время и нервы наших читателей. Не будем более критиковать ярославскую речь г-на Медведева. Памятуя к тому же известное мнение великого русского литературного критика и революционного мыслителя Дмитрия Писарева: «На него не нападали прямо за направление совсем не потому, что это было неудобно, а потому, что это было бесполезно. На таких джентльменов все здравомыслящие люди смотрят как на людей отпетых. С ними не рассуждают о направлениях; их обходят с тою осторожностью, с какою благоразумный путник обходит очень топкое болото…» Интересно, как бы прокомментировал Дмитрий Иванович, будь он физически наш современник, дела и речи Дмитрия Анатольевича. Впрочем, смею пред­по­ло­жить, что после оного ком­мен­та­рия, он мог бы вновь ока­зать­ся в ка­зе­ма­тах, как оказался в своё время в Пет­ро­пав­лов­ской кре­пости, куда был отправлен сворой «трус­ли­вых и ту­по­ум­ных нена­вист­ни­ков бу­ду­ще­го» за «ни­ги­лизм», си­речь обос­но­ван­ную и ар­гу­мен­ти­ро­ван­ную кри­ти­ку цар­ско­го са­мо­дер­жа­вия.

  • http://ВКонтакте FIP

    Статья, безусловно, сильная и очень смелая, но некоторые положения не совсем разделяю.