13 сентября 2011

Михаэль ДОРФМАН. Даты сентября

Трагический теракт 11 сентября 2001 года запустил целый ряд процессов, показавших американцам неадекватность их представлений о себе — о своём универсализме, о своей демократичности, о своей толерантности. Америка ввязалась в ряд конфликтов на Ближнем Востоке, на которые в казне попросту нет денег.

На Би-би-си подсчитали цену теракта 11 сентября – сотни тысяч жизней, триллионы долларов убытка. 99% — это не цена теракта, а цена панической реакции мира на теракт. И ещё множество вещей, которые нельзя подсчитать в деньгах. Среди них потеря свободы. Я ведь тоже испугался. Не самого теракта – я ведь полжизни прожил в Израиле. Я испугался истерики американцев. Я был в шоке от переименования жареной картошки из «французской» в «свободную», от публичных отказов журналистов от своей свободы в угоду «правому делу». Слишком многим хотелось быть на «правильной стороне свободы и демократии». Это вызвало настоящий столбняк американских СМИ, в течение трех лет некритически относившихся к действиям правительства, развязавшего две бесполезные и бесперспективные войны. Хотя свобода и заключается в том, чтобы не соглашаться и постоянно проверять, чья сторона «правильная».

Сегодня, 11 сентября, некоторые мои друзья запостили текст о том, что чтят память невинных, убитых исламскими террористами. Они бы обиделись, если бы прочли «иудейский» или «христианский» террорист. Исламофобская истерия пошла на убыль по сравнению с прошлым годом, когда вся Америка с пылом, достойным лучшего применения, обсуждала возможность создания мусульманского центра в Манхэттене, который утвердили все мыслимые комиссии. Казалось, вот-вот вспыхнут погромы.

Cейчас понятно, что не стоит преувеличивать это обсуждение. Разговоры подогревались умелым пиаром, и после прошлогодних выборов в ноябре прекратились, как по мановению волшебной палочки. Но ненависть осталась. Исламофобия – это современный антисемитизм.

Однако и это не надо преувеличивать. Нью-Йорк — это город, население которого в большинстве своём родилось не в Америке, а состоит из очень разных этнических групп. В любой точке мира это чревато постоянными конфликтами. В Нью-Йорке этого не случалось без малого 150 лет. Собственно, последний раз такие этнические беспорядки были в 1866-м. Их замечательно показал Мартин Скорсезе в «Бандах Нью-Йорка».

В районе Большого Нью-Йорка свыше 200 мечетей. На улицы города могло бы выйти несколько сот тысяч мусульман в честь окончания Рамадана. А, памятуя о том, что в «Марше миллиона чёрных мужчин», организованном лидером «Нации Ислама» Луисом Фарканом участвовали, по разным оценкам, от 400 000 до полутора-двух миллионов человек, можно предположить, что могло бы выйти и больше.

Может, так и мудрей. В конце концов, они правы – демонстранты несли транспарант «Ислам в Манхэттене уже 400 лет». Я смотрел московские фотографии очень тихой и мирной, но, тем не менее, впечатляющей мирной демонстрации спокойной мощи мусульманского сообщества Москвы в канун Идль-Фитр, Ураза-Байрам и понимал, что в Нью-Йорке это могло быть куда сильней. Да и противники мечети могли бы выставить куда больше людей.

11 сентября 2001 запустил процесс признания мусульман американским обществом. До того здесь предпочитали в глаза их не видеть, не считаться с их присутствием. А теперь не считаться уже больше нельзя. Сегодня происходит процесс, аналогичный тому, что было во времена Вьетнамской войны с выходцами с Дальнего Востока. Китайцев, корейцев, вьетнамцев, да и по старой памяти — японцев, здесь многие ненавидели не меньше, чем сейчас мусульман. Тоже ходили разговоры о «столкновении цивилизаций», «бамбуковом занавесе», о защите ценностей американской христианской цивилизации. Параноидальная публика призывала бойкотировать куклы-солдатики за то, что их одежки шили в Тайване. А какая идиотская общественная истерика здесь разразилась, когда конкурс на проект мемориала в честь павших во Вьетнаме выиграла женщина-архитектор китайского происхождения.

Влиятельный политический историк Майкл Мандельбаум писал, что переломной датой новейшей истории США было вовсе не 11 сентября 2001. Куда важней 15 сентября 2008. Тогда банкротство «Леман Бразерс» вдруг высветило факт, что вся американская модель свободно-рыночного капитализма и вместе с ним вся мировая экономика стоят на глиняных ногах.

11 сентября – это дата, которая объединяет, а не разъединяет американцев. И это даёт надежду

Я надеюсь, что важной датой станет и 17-го сентября 2011 года. В этот день намечено  захватить Уолл-Стрит, развернуть там палатки, кухни. Акция готовилась полгода, и организаторы надеются собрать 100 000 человек. Тактика известная. Так побеждали в Тель-Авиве, так действовали индигнаты в Мадриде и Барселоне. Так выходили на демонстрацию на площади Тахрир в Каире, а ещё раньше — демонстранты на киевском Майдане. Теперь, как я и надеялся, революция приходит в Америку. Вроде уже пришла, хотя очень многие уверены, что «революций больше не будет».

Я опубликовал сообщение об акции на Уолл-Стрит на различных сайтах. Меня спрашивают: «Чего вы хо­ти­те?» Я не знаю. Пока лишь вы­ра­зить свой про­тест и по­тре­бо­вать у вла­сти ре­ше­ния про­блем с без­ра­бо­ти­цей, жи­льём, от­сут­стви­ем уве­рен­но­сти в об­ще­стве. Мы хотим со­брать­ся, себя по­ка­зать, на людей по­смот­реть, по­слу­шать, по­нять, о чём они ду­ма­ют. Нет луч­ше­го спо­со­ба про­ве­рить адек­ват­ность своих идей, чем в улич­ной дис­кус­сии с незна­ко­мы­ми лю­дь­ми. Люди полны нена­ви­сти и недо­ве­рия к эли­там, к офи­ци­аль­но­му Ва­шинг­то­ну, неза­ви­си­мо от того, кто у вла­сти. Спра­ва про­тест на­чал­ся рань­ше. Левые вы­ра­жа­ли свой про­тест, го­ло­суя за Ба­ра­ка Обаму. Обе­щан­но­го из­ме­не­ния не про­изо­шло, шанс упу­щен, и те­перь до­бить­ся со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти смо­жет лишь мас­со­вое дви­же­ние про­те­ста, вроде Дви­же­ния за граж­дан­ские права 1960-х или Дви­же­ние за охра­ну среды 1980-х. Для этого надо будет найти ком­про­мис­сы с пра­вы­ми в «по­ли­ти­ках иден­ти­фи­ка­ции», по­то­му что клас­со­вые про­бле­мы важней.

Несмотря на старания политтехнологов, 11 сен­тяб­ря – это дата, ко­то­рая объ­еди­ня­ет, а не разъ­еди­ня­ет аме­ри­кан­цев. И это даёт на­деж­ду. Я был в Нью-Йор­ке 11 сен­тяб­ря 2001 года, видел, как ва­ли­лись баш­ни-близ­не­цы, вме­сте с ис­пу­ган­ной тол­пой ухо­дил из Ман­х­эт­те­на. Вернувшись домой, ночью описал увиденное. Если интересно, почитайте. Его тогда перепечатали многие СМИ.

Нью-Йорк, 11 сентября 2011 года

  • ddd_ddd

    Вы выражение «вся американская модель свободно-рыночного капитализма» должны брать в кавычки в плане «свободно-рыночного капитализма» -, если бы Вы вспомнили, то кроме банкротства Леемана были бэйлоуты остальных проворовавшихся банкротов государством, так вот, к «свободно-рыночному капитализму» это не имеет никакого отношения. Если бы дали упасть всем, то Вам бы не пришло в голову мысли о важности 17-го Сентября — жизнь сама бы действовала по названным принципам, а так идёт соревнование между одними регулировщиками, выделяющими деньги приближённым и «социал-демократами», желающими перераспределить по-своему. «Свободно-рыночного капитализма» там и рядом не стояло.

    • Michael Dorfman

      ddd_ddd
      Свободный рынок — это не что-то свободно-понимаемое, а конкретная модель, внедренная в современное американскоео общество, в точности, как научый коммунизм не имел отношения к свободно-понимаемым идеям коммунизма., а вполне конкретной идеологией и мифологией общества.

      • Michael Dorfman

        я и говорю — свободнорыночная экономика — это культ, американский аналог научного коммунизма в ссср.

    • Michael Dorfman

      попчему не имеет отношения? про свободнорыножном капитализме государство как раз в руках щтих самых проворовавшихся банкротов. свободнорыночный капитализм — это приватизация доходов и национализация убытков.

  • Alex Shumer

    Согласен с ответом Михаэля (как говорится, 10 баллов!). Новость из России: 13.09.2011. Минобороны эРэФии готовит снайперов для подавления народных волнений. В ближайшее время в каждой бригаде Вооружённых сил РФ будут созданы отдельные подразделения снайперов, сообщил в понедельник журналистам начальник Генштаба ВС РФ – первый замминистра обороны генерал армии Николай Макаров. «В каждой бригаде будет создано отдельное подразделение снайперов», — сказал он. Генерал объяснил такое решение реалиями современных способов ведения войны и возможностью в России народных волнений по «арабскому сценарию», пишет РБК-daily.

    По его словам, революции в Тунисе, Египте и Ливии показали, что Российская армия должна быть готова к наихудшим вариантам развития политической обстановки в стране. «Военачальник» также пояснил, что на первых порах винтовки для российских снайперов будут закупаться за рубежом. Костяк же снайперского корпуса в армии составят сержанты-контрактники, которые придут на службу с середины 2012 года.