23 августа 2011

Михаэль ДОРФМАН. Триполи в руках повстанцев. Что дальше?

Повстанцы на Зелёной площади Триполи. Воз­мож­но это ловушка, возможно, они слишком растянули свои коммуникации. Михаил Кутузов тоже сдал французам Москву. Возможны разные повороты в войне в Ливии, однако исход восстания ясен. Неясна судьба самого Муаммара Каддафи. Не удивлюсь, если в конце он попросту таинственно исчезнет, оставив всех гадать, что с ним. Очень подходит его характеру. Хотя в таких ситуациях даже Каддафи уже не хозяин своей судьбы.

Ясно, что режим Каддафи трещит по швам. Самое время задаться вопросом, а что дальше? Для Ливии и всего региона? Каким будет правительство – преемник бывшего диктатора? Будет ли оно демократическим или, по крайней мере, более представительным по сравнению с правительством Каддафи? Каким будет его отношение к политическому исламу? Для Ливии и для всего региона очень важно не допустить кровопролития после падения диктатуры. Важно предотвратить несудебную расправу на Каддафи и его семьей. Генсек ООН Пан Ги Мун потребовал передачи Каддафи в Международный уголовный суд для судебного разбирательства. Нельзя допустить шемякина суда, как это произошло с иракским диктатором Саддамом Хусейном. Нельзя допустить никакой кровной мести против Каддафи, его семьи, против представителей бывшей элиты.

Ультраправые и исламофобы всех мастей яростно желают Ливии впасть в хаос. Вопреки здравому смыслу им вторят и израильские правые. Им хочется получить доказательство своей веры в вероломство арабов и мусульман, подтвердить своё убеждение, что «никогда не может быть с ними мира». На какое-то время это укрепит оккупацию Палестины и продлит кровопролитие в израильско-палестинском конфликте. В широкой перспективе продолжение оккупации грозит поглотить и сам Израиль, а хаос на Ближнем Востоке лишь подрывает основы существования там еврейского государства.

Повстанцы взяли под контроль Триполи

Упорное сопротивление Каддафи затормозило развитие революции в арабском мире, вдохновило тиранов и диктаторов на отпор. Пример Каддафи вдохновил на сопротивление воле народа йеменского диктатора Али Абдалл Салеха. Затихли протесты в Алжире. Затаилась марокканская оппозиция. Падение Каддафи несомненно вдохновит другие арабские (а возможно и не только арабские) народы на продолжение революции. Снова в заголовках Йемен и Бахрейн. Нарастает недовольство коррумпированным режимом Палестинской автономии. Ширится недовольство властью «Хамаса» в секторе Газы. Только израильская блокада помогает «Хамасу» сохранять там абсолютный контроль над снабжением и потреблением.

Кто же следующий? Скорей всего им будет Башар аль-Асад в Сирии. Число его противников множится. Они смелы, они безоружны, они бесстрашны. Они заслуживают свободы. Они не поднялись на вооруженную борьбу, как в Ливии. Единственный способ использовать силу для свержения Асада – прибегнуть к помощи Турции, если та захочет вмешаться. Сегодня это более чем сомнительно. Тем более не будет вмешиваться НАТО. Если внешний мир не применит силу против режима Асада, то его падение затянется. Однако оно неизбежно. Потребуется лишь больше времени и ещё более решительное народное сопротивление, чтобы сирийская элита отвернулась от по­лу­ма­фи­оз­но­го режима Асада.

Главное, чтобы свержение режима Муаммара Каддафи не превратило Ливию в "новый Ирак"

В сущности, Асад уже не правит Сирией. Его правительство не контролирует ситуации в стране, а занято тушением восстаний, как искры разлетающихся по всей стране. Сирия превратилась в волнующийся конгломерат районов и городов. Как только закипает возмущение в одной точке, туда движется армия, убивает несколько десятков человек, а затем принимается за следующий беспокойный город. Это всё что угодно, но не власть. Только вопрос времени, когда Асад уйдёт. Но, в конце кон­цов, он уйдёт.

Вопрос, а кто при­дёт ему на смену для Сирии ещё важ­ней, чем для Ливии, чтобы новые пра­ви­те­ли пошли по пути еги­пет­ской ре­во­лю­ции, где по­бе­ди­ла умеренность, воздержались от насилия и мести. Важно также не допустить, чтобы «Братья-мусульмане» получили единоличный контроль над страной. Это бы сыграло на руку крайне правым в США и особенно в Израиле. Большинство обозревателей полагают, что новый, преимущественно суннитский режим в Сирии откажется от тесного альянса с Ираном. Это также было бы позитивным развитием для мира в регионе.

Сирия превратилась в волнующийся конгломерат районов и городов

Руководство ХАМАСа, находящееся в Дамаске, сохраняет молчание и упорно отказывается выразить поддержку Асаду. В свою очередь Асад недавно приказал атаковать лагерь палестинских беженцев в Дамаске. Это явный сигнал ХАМАСу, что Асад недоволен его отступничеством.  Иран также отрезал финансирование «Хамаса» за то, что он не поддержали Асада в тяжёлую минуту. Задержка в переводе иранских денег означает, что находящимся в израильской блокаде в секторе Газы не будет выплачена заработная плата за текущий месяц. Асады – сначала отец, а затем сын верно следовали договору с Израилем и держали сирийско-израильскую границу на замке. Вместе с тем не похоже, что сирийский диктатор готов допустить урегулирование израильско-палестинского конфликта, пока Израиль не вернёт Сирии Голанские высоты. Асад был препятствием для израильско-палестинского урегулирования.

Падение Асада увеличит шансы на израильско-палестинское урегулирование. Новое сирийское правительство может оказать сдерживающее влияние на ХАМАС и это создаст потенциал урегулирования конфликта с Израилем. Хотя для танго нужны двое, и при нынешнем правительстве Израиля шансы на урегулирования невелики. Израилю не следует ожидать, что новое сирийское правительство сможет, подобно Асаду и Мубараку, сдерживать антиизраильские настроения в стране. Мир привык прислушиваться к израильскому общественному мнению, однако теперь придётся считаться и с голосом арабской улицы, куда более решительно пропалестинской, чем сметенные революциями правители. Новое сирийское правительство, возможно, в союзе с Турцией и Египтом, могло бы оказать серьёзное давление на Израиль в целях урегулированию израильско-палестинского конфликта. Это может стать важным шагом, создающим положительную динамику на всём Ближнем Востоке.