4 августа 2011

Алексей ДЬЯЧЕНКО. «Цепные псы» не любят, когда их бьют

Сотруднику ОМОНа 31 июля на акции несогласных у Гостиного двора дали ногой по морде. Как сообщил глава пресс-службы УМВД по Петербургу и Ленобласти Вячеслав Степченко, получивший ногой в челюсть полицейский серьёзно не пострадал и продолжил после этого выполнять свои обязанности по наведению порядка. Почти как в анекдоте: были бы мозги, было бы сотрясение.

Очередная акция так называемой несистемной оппозиции, пожалуй, могла бы ознаменоваться переломом во взаимоотношениях «цепных псов» и «несогласных-бузотёров». Как же, какой-то лихач прописал сотруднику при исполнении ногой в голову. Правда, как выяснилось, это был странный хай-кик. По идее, сильный удар ногой в голову, от которого человек, пусть даже и омоновец, не защитился или хотя бы рефлекторно не откачнулся назад, должен причинить немало страданий. Это может подтвердить любой, занимающийся рукопашным боем. Но здесь почему-то пострадавший, как ни в чём не бывало, продолжил выполнять приказ начальства. Не покачнулся и, тем более, не оказался в нокауте, а продолжил методично грузить протестующих в автозаки. Да и СМИ, за исключением публикации коротюсеньких новостишек, не стали сильно педалировать произошедшее.

31 июля у Гостиного двора по голове получил милиционер, который в компании коллег волок очередного задержанного

31 июля у Гостиного двора по голове получил милиционер, который в компании коллег волок очередного задержанного

Вряд ли оппозиционеры денно и нощно нарабатывают удары руками и ногами, чтобы на «Стратегии 31» их испытывать на добрых молодцах из ОМОНа. Кто же это был? Посторонний спортсмен, случайно попавший под замес? Провокация? Очередное милицейское враньё, подхваченное журналистами? Уже промелькнула информация о возможном уголовном преследовании поднявшего ногу на сотрудника МВД. Но оказалось всё действительно почти анекдотично – по морде ногой получил милиционер, который в компании коллег волок очередного задержанного. Тот, в объятиях правоохранителей, на весу дрыгал ногами и угодил одному из них в челюсть. Какая милиция, такие на неё и нападения! Но вопросы всё-таки имеются. Пишут, что «пострадавший» всё же пошёл после удара к доктору жаловаться. Не исключено, что по мотивам его обращений выяснится, что здоровью правоохранителя был нанесён серьёзный ущерб. Тогда перспектива срока за нападение на милиционера при исполнении встанет перед задержанным оппозиционером в полный рост. И вряд ли кто усомнится в дальнейших действиях следствия и суда.

После Марша несогласных 15 апреля 2007 года Сергей Гуляев и Ольга Цепилова оказались в больнице

В связи с этим хочется напомнить, что в городе подобное происходило уже не раз. Участники были практически те же – митингующие и ничего не совершившие люди, с одно стороны, и разгоняющие и задерживающие их сотрудники милиции — с другой. Только последствия были менее безобидны. С одним отличием – вооруженные люди избивали и калечили безоружных. Массово, регулярно и на виду у толпы свидетелей.

Александру Казанцеву, например, в апреле 2007 года какой-то безумный милиционер сломал ребра и пробил легкое. Ольге Цепиловой такой же его коллега дубинкой сломал нос, превратив женское лицо в сплошной кровоподтёк. Одному из организаторов той акции Сергею Гуляеву по команде сорвавшийся с цепи ОМОН демонстративно сломал руку. Довелось видеть ноги задержанных, разодранные коваными омоновскими ботинками. Удар пыром в незащищенную голень — это развлечение для жлобов в форме. И таких случаев множество. Но никого до сих пор не нашли и не наказали. По многим случаям даже нет уголовных дел. А там, где их после долгих мытарств всё же завели, фигурируют лишь «неустановленные лица».

15.04.07 - Без комментариев

Даже «жемчужный прапорщик» Вадим Бойко рядился в шкуру ягненка, несмотря на то, что  его сольное выступление у Гостиного двора 31 июля 2011 года снято на видео. Бойко демонстративно хватал за волосы участников акции, нецензурно выражался в их адрес, а также ударил дубинкой по лицу участника акции несогласных Дмитрия Семёнова. Его опознали множество свидетелей. Но после того, как на него завели-таки уголовное дело, Жемчужный с испугу начал городить в суде несусветную чушь. Его адвокат требует замены обвинительного заключения лишь потому, что дубинка, со слов тех, кого этой дубинкой огрели, названа не так, как она называется по документам. Суд дотошно пытается вникнуть во все детали очевидного и совершённого публично преступления человека в форме. Судебное разбирательство затягивается то из-за болезни обвиняемого, то его адвоката. А на последнем заседании (4 августа) выяснилось, что Жемчужный прапорщик больше не является сотрудником милиции, так как недавно вышел на пенсию.

31 июля 2011 года - сольное выступление Жемчужного

Вот поэтому и интересно сравнить дело Жемчужного со смехотворным «избиением ногами» милиционера 31 июля 2011 года. Насколько у правоохранителей и суда хватит цинизма, выгораживая «жемчужного прапорщика» в очевидном, обвинять в почти карикатурном преступлении милицейского «обидчика»?