23 июля 2011

Михаэль ДОРФМАН. В России чувствуется аромат «арабской весны»

Революционный народ снова на площади Тахрир в Каире. Репрессии в Сирии не смогли остановить волны революции. Революция в Йемене ушла с заголовков газет, но не с улиц городов. Силы ливийских повстанцев медленно, но уверенно продвигаются к Триполи, и вовсе не факт, что и там народ не поднимется, если повстанцы появятся на околицах.

С начала года я внимательно читаю арабские газеты, блоги, микроблоги и форумы. Там больше не об экономике и политике, а о стремлении к гордости, уважению, человеческому достоинству через достижение свободы и осознание гражданственности. Меня не покидает впечатление дежавю, уже виденного когда-то. Языки разные, но настрой очень напоминает мне «Огонёк» и «Московских новости» конца 1980-х. Именно так начиналась Перестройка в СССР. Арабские блоги отражают происходящее ясней, верней и глубже, чем телекадры с площадей и улиц арабских городов. Ведь не кинохроника стояния возле Белого Дома, а тогдашние тексты стали символами, важными для понимания революции в России конца 1980-х годов.

Каирские интеллектуалы и активисты поздно вечером собираются в бедных уличных кафе, чтобы обсудить положение вещей

Торговец фруктами Мохаммед Буазизи, поджёг себя в знак протеста не против диктатуры и политической несвободы, а из-за попранного достоинства. Он пошёл жаловаться властям на произвол, а его там избили. Его самоподжог стал искрой, от которой разгорелось пламя арабской революции. «Не потому, что он был безработным, — объяснял тогда на ТВ тунисский демонстрант. — Он шёл поговорить с властями, ответственными за проблемы, а его там оскорбили… Это не о нём, это о власти…». Восстание в Ливии началось с того, что народ на улицах скандировал: «Мы больше не хотим коррупции!». «Люди больше не хотят бояться, больше не хотят быть лишёнными своих свобод, не хотят больше терпеть унижений от своих властей», — писал Томас Фридман из Каира  в феврале 2011 года. То же самое можно было писать и про Москву 1991-го.

«Достоинство прежде хлеба!» (الكرامة قبل الخبز ) – лозунг Тунисской революции. Экономика Туниса показывала завидные, с точки зрения свободно-рыночной идеологии, результаты – годовой рост 2-8% в год в течение последних 20 лет. Высокие цены на нефть вызвали в Ливии накануне восстания своего рода бум. Это лишь ещё раз показывает, что экономический прогресс не способен низвести граждан до потребителей. Экономические показатели не могут служить заменой гордости, самоуважению и гражданственности. И если мы забываем это, то нас раз за разом будут захватывать врасплох всё новые и новые «цветные революции» на пост-советском пространстве. «Арабская весна» неизбежно рано или поздно наступит в Китае, как когда-то в СССР. Да и Запад не застрахован от общественных революций, если окажется, что он теряет свою хвалённую способность модифицировать себя.

«Всемогущий Бог наделил нас таким мощным чувством собственного достоинства, что  мы не способны терпеть отчуждение наших неотъемлемых прав и свобод, — говорила президент Киргизстана Роза Отунбаева в марте на БиБиСи. — Народ совершил это чудо, молодые и старые, мужчины и женщины, люди разных религий и политических убеждений вышли на площади и сказали «Хватит!”». Очень похоже на то, что писали во времена Перестройки о нравственном переломе. Да и на то, о чём писал Алексис де Токвилль, а именно об «общем чувстве неудовлетворенности», которое «и способствует эффективному требованию революционных перемен». Все революционеры – от отцов-основателей Америки до большевиков побеждали под тем же самым знаменем возвращения человеческого достоинства.

Перестройка - время надежды

Поиск правды, нравственный позыв делать добро – условия необходимые, но недостаточные для успешной перестройки жизни своей страны. Их может хватить для того, чтобы сбросить прогнившие старые режимы, но этого мало для искоренения старых авторитарных нравов национальной жизни. Их явно не хватает для поддержания демократии в авторитарных обществах, лишённых традиций самоуправления и гражданского общества. И это может стать большим препятствием в продвижении революций типа «арабской весны», как это случилось в России. Нравственное возрождение в России привело к краху СССР, развалу империи, но было сорвано. Советский режим с его ложью и коррупцией атомизировал массы, воспитал в людях нигилизм и недоверие ко всему, чем и воспользовались новые власти. Те самые люди, которые поверили Перестройке, оказались весьма восприимчивыми к путинскому авторитаризму, поверили пропаганде «враждебного окружения» и тому, что «Россия поднимается с колен». Да и огромная национальная трагедия сталинщины, как и (общая вина за неё) никогда не были полностью изучены и изжиты. Всё нравственное предприятие перестройки разбилось об эти подводные камни.

Сегодня Россия опять оказалась перед моментом истины. Как и в арабском мире, неолиберальные рыночные реформы 1990-х годов и небывало высокие цены на нефть создали условия для беспрецедентного в истории процветания части населения. Те же рыночные реформы собрали тяжёлую человеческую цену, сравнимую со сталинскими модернизациями, оставили десятки миллионов прозябать за бортом, без надежды участвовать в этом празднике жизни. Разгул коррупции правящей элиты, новые формы цензуры и открытое пренебрежение общественным мнением породили отчуждение и цинизм, достигающие уровня начала 1980-х, а порой и перекрывающие их. Достаточно полистать блоги Живого Журнала – самой популярной русскоязычной платформы интернета, чтобы убедиться не только в том, что все недовольны – правые и левые, либералы и консерваторы, коммунисты и националисты, оппозиция и те, что за власть. Разными словами снова звучит кредо конца 1980-х годов: «Мы больше не можем так жить!». И это тот же самый интеллектуальный поход в поисках самоуважения и достоинства, начинающийся с беспощадной нравственной оценки прошлого и настоящего своей страны, который в течение всего нескольких лет привел к концу мощного Советского государства, лишил его смысла и превратил в пустую оболочку, которая и развалилась в августе 1991 года. История этого нравственного поиска и есть истинная история последней Русской революции, последней великой революции ХХ века.