22 июля 2011

Ника ДУБРОВСКАЯ. О бедных и толстых замолвите слово

Проблема ожирения населения западных стран постепенно превращается из медицинской в социальную. Так, губернатор штата Аризона Дженис Брюер недавно выступила с инициативой ввести специальный налог на нездоровый образ жизни. Предполагается обкладывать им курильщиков и взрослых бездетных граждан, страдающих ожирением. Речь идёт о сотнях тысяч человек. По статистике, до 25 процентов населения штата Аризоны могут быть квалифицированы как «лица со значительным лишним весом».

Значительная часть российских пользователей социальных сетей высказалась в поддержку инициативы губернатора Аризоны. На некоторых форумах приводили примеры того, что толстые люди обычно не занимаются спортом, ведут сидячий образ жизни, не заботятся о своём здоровье, значительно чаще, чем стройные, болеют такими болезнями, как диабет, сердечная недостаточность и даже рак. Комментаторы указывают, что оплачивать лечение больных толстяков будет все общество, так как зачастую они использую государственные медицинские программы (медикэа и медикайт в Америке). Многие не видят причины платить за легкомыслие и безответственность незнакомых им людей, страдающих лишним весом.

Откуда берутся толстые?

Большинство толстяков — это бедные люди, которым не доступны биологически чистые продукты, стоимость которых в несколько раз превышает продукты так называемого индустриального производства. Основную массу товаров в дешёвых сетевых супермаркетах составляет подвергнутая обработке, замороженная еда. Жителям бедных районов, даже при наличии финансовых средств и доброй воли, почти не реально найти в округе магазин, торгующий свежими овощами и фруктами.

Большинство толстяков - это бедные люди, которым не доступны биологически чистые продукты

Тоже самое касается и мест общественного питания. В то время как богатые районы полны семейными ресторанами и кафе, предлагающими вегетарианскую, биологически чистую еду, в бедных районах и даже в целых городах, практически весь общепит состоит из сетевых ресторанов быстрого питания, продающих, по сути, различные варианты низкокачественных суррогатов (типа ГМО-сои), сдобренных кукурузным сиропом или пищевыми добавками. Все эти продукты производятся мегакорпорациями при щедрой финансовой поддержке правительства.

Существуют исследования, предполагающие, что употребление некоторых видов кукурузного сиропа, а также усилителей вкуса и других ингредиентов, встречающихся в дешевой индустриальной еде, не только вызывает привыкаемость человеческого организма, но и необратимо изменяет обмен веществ. Если такие исследования подтвердятся, то получится, что толстые люди — жертвы корпораций, наживающихся на производстве и распространении вредных для человеческого организма продуктов.

Люди с лишним весом живут в обществе, где толстые люди считаются некрасивыми или даже безобразными

Аналогом государственной помощи таким компаниям в сочетании со штрафами для людей с лишним весом могла бы быть ситуация, при которой  государство выдавало бы миллионные субсидии производителям и распространителям героина, штрафуя при этом наркозависимых граждан за плохое здоровье и растраты средств при обращении в государственные
больницы.

Как живется толстому человеку?

Жизнь человека, страдающего ожирением, очень сложна. Не только потому, что он действительно подвергает своё здоровье опасности, но и из-за постоянной дискриминации в обществе. Толстому значительно сложнее устроиться на престижную высокооплачиваемую работу. Существуют законы, по которым американец может засудить работодателя, отказавшему ему в рабочем месте из-за цвета кожи, семейного положения, сексуальной ориентации или вероисповедания.

Большинство моделей страдают анорексией

Однако, если владельцы модного салона говорят девушке: «Похудей сначала, милочка, а потом, может быть, мы примем тебя на работу», они не нарушают ни одного закона. Пока же толстых я видела только в качестве сотрудников самых дешёвых супермаркетов, с минимальной оплатой труда и временным трудоустройством. Толстые люди жалуются, что при обращении к врачам они часто слышат что-нибудь вроде: «Сначала похудейте на 30 кг, а потом мы будем вас лечить от других болезней». Многие врачи просто не знают, как работать с пациентами с серьёзной формой ожирения. Это не изученная и плохо финансируемая область. Действительно, среди корпоративной элиты, голливудских звезд и других представителей власти, толстяки встречаются крайне редко. Да им и не нужна государственная помощь! Они всегда могут нанять персонального тренера, диетолога и повара.

Индустрия моды и рекламы проецирует фальшивый образ прекрасного

Люди с лишним весом живут в обществе, где толстые люди считаются некрасивыми или даже безобразными. Их окружает индустрия моды и рекламы, которая проецирует фальшивый, не существующий образ прекрасного. Известно, что модели, позирующие для модных журналов, часто страдают другой формой пищевого расстройства — анорексией. Требования к весу, предъявляемые их работодателями, не позволяют им вести здоровый образ жизни. Мы регулярно узнаём из новостей об очередной модели, скончавшейся от голода, посреди пищевого изобилия. Испания даже издала запрет на эксплуатацию истощенных моделей. На подиум не допускаются девушки, чей индекс массы тела меньше 18 (56 кг при росте 175 см).

Кому это выгодно?

Индустрия по «борьбе с лишним весом» не менее могучая и доходная, чем индустрия по производству индустриальных продуктов. Огромное количество диет, таблеток, обещающих легкое и быстрое похудание, окружает покупателей в каждом супермаркете, в каждом ларьке. Человек с лишним весом платит свои скудные средства как производителям
некачественной еды, вызывающей привыкание, так и «спасителям» от негативных для внешнего вида последствий её употребления. Чем выше зависимость, чем большее количество чипсов, кока-колы, плюшек, пицц и гамбургеров они потребляют, тем быстрее богатеет пищевая индустрия.

По нынешним стандартам индустрии моды, Мерлин Монро - пышка

Чем больше толстяки страдают, чувствуют себя виноватыми, осознают необходимость похудеть и стать «как все», тем больше доходы индустрии по борьбе с лишним весом. В последнюю входят не только производители пилюль и биодобавок, но и масс-медиа, продающие образ «вечного счастья, красоты и молодости». Кстати, критерии, по которым оценивается полный и худой, за последние 50 лет серьёзно изменились. Мерлин Монро по современным понятиям считалась бы пышкой, и ни один уважающий себя модный журнал не взял бы её на работу.

Что делать?

Несомненно, кроме прибыли, повторно выкачиваемой из толстых граждан производителями «средств для похудания», у чувства вины толстого перед тонким есть еще один очень важный мотив — политический. А что если бы толстяки решили, что вовсе не они виноваты в сложившемся положении дел? Что ожирение — это не следствие лени и безответственности, а
результат коррумпированной промышленности, извлекающей прибыль из человеческого страдания? Что если толстые граждане вместо того, чтобы оплачивать штрафы за излишний вес, организуются и засудят корпорации, много лет скармливающие своим покупателям разрушающее их тела продукты?

Ожирение – это не следствие лени и безответственности, а результат коррумпированной промышленности, извлекающей прибыль из человеческого страдания

Почему вместо того, чтобы указывать на упаковке реальную информацию о вреде, наносимом здоровью усилителями вкуса, красителям, кукурузным сиропом и прочее, прочее, покупателей много лет приучали к мысли, что они получают «полный набор витаминов и минералов», «энергию для жизни», «молодость и здоровье»? В 70-е годы несколько успешных коллективных судов заставили табачные компании выплатить немалые деньги курильщикам, заработавшим рак легких. Это было началом конца властной табачной индустрии. Очевидно, тоже самое должно быть сделано и в отношении пищевых гигантов.

  • Michael Dorfman

    правильно! только насчет налога — это американский карательн ый образ мышления. пускай лучше налог на бизнесы, продающие вредную еду и напитки, как на алкоголь и табак. но не только это, корпоративная культура заставляет нас ходить покупать фаст фуд. в корпорациях, с которыми я работаю давно убрали кофеварки, кафетерии стоят пустыем потому, что поощряют неформальное общение рабочих, зато поощряется поедание завтрака и обеда у себя за рабочим местом. времени не теряется, типа

  • http://www.elenaselivanova.ru Лена Селиванова

    Вернемся на грешную землю, т.е. в РФ. Где у нас образовательные программы, которые учат ребенка быть здоровым? Правильно, нигде. В школах — булки и сладкие чаи, физкультура имеет вид адского ада, где не учат двигаться правильно, а в лучшем случае, не калечат тело и психику. Почему у нас ребенок должен знать «все» от высшей математики до содержания романа Замятина «Мы», и ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЕТ как рационально потратить семейный бюджет, покупая продукты и организовать свой режим дня просто, чтобы не находиться в постоянно переутомленном состоянии? Почему у нас нет возможности сломать многовековой стереотип нездорового отношения к работе и учебе? Почему мы не учим детей, хотя бы, готовить нормальную, черт возьми, еду? Ведь ничего невозможного в планировании даже среднего бюджета и приготовлении нормальной здоровой пищи нет.И общепит у нас, к счастью, не исчерпывается «Империей Зла», но…Если мы не пересмотрим отношение к наполнению образовательных школьных программ, мы получим поколение мальчиков и девочек, которые скачут от голодовки к обжираловке, и совершенно не представляют, что с этим делать.