16 июля 2011

Михаэль ДОРФМАН. Журналист не должен скрывать методов сбора информации

Скандал в медиа-империи Руперта Мердока поднимает важные вопросы журналистской этики, а также ответственности руководителей и хозяев СМИ.

Когда-то лондонская Флит-Стрит, где размещаются редакции британских газет, была именем нарицательным всемирной и всемогущей прессы, как Уолл-Стрит в Нью-Йорке – именем нарицательным финансового мира. С тех пор прошло много времени. Печатные СМИ стремительно теряют читателей и рекламодателей. Несмотря на свою реакционность, медиа-конгломерат The News Corporation Руперта Мердока для многих в СМИ казался образцом того, как уцелеть и даже зарабатывать деньги в стремительно меняющемся мире массовых коммуникаций.

Сейчас Флинт-Стрит, может быть, в последний раз, вернулась в заголовки газет. Скандал вокруг порочных журналистских приёмов в медиа-империи Руперта Мердока, разгорается всё сильней. Журналистов его британской газеты «Ньюс оф зе Ворлд» поймали на систематическом прослушивании телефонов, на стирании телефонных сообщений несовершеннолетней жертвы убийства. Сейчас оказывается, что прослушивались и телефоны королевской семьи, премьер-министра и его семьи,  других видных деятелей, жертв преступлений и террористических актов. Газеты Мердока давали взятки офицерам полиции и королевской охраны за информацию. Мердок закрыл газету, чтобы прекратить скандал. 160  сотрудников редакции оказались без работы. Оказалось, что и в других газетах Мердока, занимаются подобной уголовщиной. Среди них гонящаяся за сенсациями «Санди таймс» — флагман британского филиала «Медиа Корпорэйш». Встал вопрос и о мере ответственности самого Мердока. В одночасье он потерял всех политических друзей. Обозреватель нью-йоркской радиопрограммы «On the  Media» Боб Гарфилд заметил, что скандал сравним с распадом «Битлов» и распадом Британской империи.

Ещё недавно Руперт Мердок ногой открывал двери любых кабинетов

Более того, расследование порочных практик начали в США, куда Мердок перенёс центр своей империи. Здесь ему принадлежит один из крупнейших новостных телеканалов «Fox News», несколько студий в Голливуде и многое другое. В последнее время Мердок приобрел крупнейшую деловую газету «Уолл-Стрит Джорнал». Упала не только репутация концерна, вниз пошли и его акции. За несколько дней Мердок потерял на бирже более миллиарда долларов. События скандала нарастают стремительно. Когда я спросил осведомленного в делах СМИ нью-йоркского обозревателя, то он саркастически ответил: «Ваш ресурс может спокойно заверить читателей, что в течение ближайших 15-20 минут, пока они читают ваш материал, ничего существенного в деле не произойдёт». И действительно, через час после разговора, появилось сообщение, что «Медиа Корпорэйшн» «активно рассматривает продажу всех своих газет в Великобритании».

Не надо недооценивать способностей и опыта 80-летнего Руперта Мердока. Он проявил себя незаурядным, безжалостным и рисковым стратегом, неизменно побеждавшим своих противников. Мердок умел брать на себя ответственность, умел подымать, казавшееся бесперспективным. Он прекрасно понимает газетное дело, а ещё прославился лояльностью к своим сотрудникам. Да и кроме Мердока и его редакторов, здесь хватает ответственных – полиция, политический истеблишмент, телефонные компании. Ведь телефонное хакерство голосовой связи  — старый и довольно лёгкий трюк. Давно пришло время пресечь эту технику.

Руперт Мердок с третьей женой, китаянкой Венди Дэнг

Кампания против медиа-империи Мердока раскачивалась очень долго. Рой Гринслейд из газеты «Гардиан» годами старался привлечь внимание общественности к проблеме использования журналистами телефонного и компьютерного хакерства. До самого последнего времени на это закрывали глаза, полагая, видимо, что «право общества знать» куда важней. Возможно, не хотели связываться с Мердоком, который в Британии пользовался репутацией «делателя королей». Недаром нынешний премьер министр Дэвид Кэмерон взял в советники бывшего босса британского отделения концерна.

Для нашего аналитического издания куда важней проследить тенденцию, чем предсказывать, во что выльется скандал. А здесь нельзя не вспомнить другой случай телефонного хакерства, связанный с газетой «Цинциннати инквайер». Дело было 14 лет назад. Газета эта пользовалась хорошей репутацией в профессиональных кругах и уважением читателей. После года расследований и 100 000 долларов расходов газета опубликовала серию статей о криминальных бизнесах базировавшейся в Цинциннати транснациональной компании «Чикита». Там было и о нарушении закона в четырёх странах, о том, что рабочих подвергали воздействию вредных пестицидов, о том, что утюжили бульдозерами целые деревни и изгоняли людей, чтобы расчистить землю для банановых плантаций.  Было в расследовании и о контактах менеджеров «Чикиты» с террористическими военизированными группами в Колумбии. Публикация вызвала огромный отклик.

Однако через некоторое время газета сама осудила публикации. Оказалось, что их репортёр Майк Галлагер получил некоторые материалы путём незаконного прослушивания системы голосовой почты «Чикиты». Газета уволила Галлагера, понизила в должности редактора, кое-что знавшего о хакерстве. Газета многократно извинялась и согласилась выплатить «Чиките» компенсацию в миллионы долларов (по разным оценкам от десяти до пятидесяти миллионов).

Никто не подвергал сомнению истинности фактов, выявленных Галлагером. Только факты никого больше не интересовали. Никто не говорил о журналистском успехе, зато все говорили об этическом скандале. Пиарщикам «Чикиты» удалось переключить внимание общественности на негодное поведение газеты. Если методы добывания информации негодны, то и сама информация, тот, кто её приносит, становятся сомнительными. Скандал по поводу деятельности «Чикиты», да и американских властей, связанных с этой компанией, удалось превратить в скандал вокруг газеты. «Чикита» стояла перед нелегким выбором, хорошо знакомым многим компаниям, работающим в странах бывшего СССР. Военизированные правые банды, «эскадроны смерти», которых позже признали террористическими организациями, требовали от них денег за «протэкшн». «Чикита» имела три возможности – не платить и видеть, как убивают её сотрудников; свернуть всю деятельность и уйти из Колумбии, потеряв лакомый кусок рынка. Компания выбрала третье – заплатить преступникам (где-то около 25 миллионов долларов), хоть это и нарушает довольно строгие законы США, карающие за коррупцию и дачу взяток в третьих странах. Скандал с «Цинциннати инквайер» показывает, чем для Мердока может закончиться расследование деятельности его компании в США, для него это  куда опасней любого скандала в Великобритании.

«Цинциннати инквайер» был поставлен в похожее положение. Если бы редакция решила защищать репортёра и его методы, то газету затаскали бы по судам и могли пустить по миру. Тем самым обесценить и сделать невозможным множество других качественных расследований коррупции в школьной и политической системе города, сделавших газете доброе имя. В отличие от «Чикиты», газета не могла уйти из Цинциннати. Можно критиковать выбор, который сделали редакторы и владельцы. В свою очередь Мердок закрыл газету, чтобы не проиграть очень выгодный пакет акций крупнейшего британского телеканала. Он не «сдал» и Ребекку Брукс, бывшего редактора «Ньюз оф зе Ворд», сейчас она директор концерна Мердока.

Многие из нас, занимающиеся журналистикой не раз испытывают искушение сделать что-нибудь незаконное. Скажем, во время интервью, кто-то выйдет из комнаты, оставив нас наедине с включенным компьютером, откуда можно много чего скачать. Либо кто-то даёт тебе пароль от ресурса, где можно найти интересную информацию. Либо забудет на столе важные бумаги, которые соблазнительно бы положить за пазуху… Журналист постоянно занят сбором малейших кусочков общей картины и может и не устоять.  Но всем нам необходимо понимать, что на кон поставлена репутация, наша собственная, профессиональная, и издания. И используя сомнительные методы сбора информации,   можно подорвать доверие к себе и к изданию. С другой стороны, профессия журналиста – это обеспечение права людей иметь информацию. И здесь, наверное, не стоит придерживаться расхожей мудрости, что извиняться после всегда лучше, чем просить разрешения заранее. Наверное, правильно – не скрывать своих методов, дать публике знать заранее, как добыта информация. Важней этого нет ничего, разве только, защита своих источников информации. Примерно так, как это делает ВикиЛики. Можно, в конце концов, и оступиться. Однако если издание заранее объяснит своей аудитории, как добыта информация, то, скорее всего, люди его поддержат. И такая поддержка позволяет выстоять любую бурю.

 

  • http://schroers.in.ua Schroers

    Это вопрос веры. Журналисты всегда могут не договаривать какими методами добыта информация даже своему руководству.